ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ
(сборник социологических исследований)

Белановский С.А.

Экономическая социология. Сборник социологических статей.

Настоящая книга включает в себя научные статьи, основанные на социологических исследованиях экономических проблем. Тематически статьи связаны слабо, их объединяет единство применяемых методов. Вместе с тем, содержание статей показывает, что использование социологических методов в экономических исследованиях часто приносит важные и неожиданные результаты. К примеру, никто из экспертов не ожидал, что таможенники требуют от предпринимателей не занижения, а завышения таможенной стоимости товаров (причины изложены в статье «Проведение грузов через таможню»). Аналогично основной проблемой микробизнеса является не стоимость кредитов, а стоимость аренды помещений в тех местах, где имеется достаточно большой поток потенциальных покупателей. По мнению респондента, для микробизнеса кредиты будут не востребованы даже при нулевой ставке.

Сборник завершается экскурсом в советскую эпоху, которая сегодня сильно мифологизируется (как в положительную, таки в отрицательную сторону). Главная мысль состоит в том, что в исследуемый период (70-е и 80-е годы) власть пыталась заменить нехватку ресурсов и общую безалаберность усилением административного давления на линейных руководителей производства. Результаты такой политики описаны в данной статье.

Книга будет интересна экономистам, социологам, журналистам, а также политикам, выступающим за возврат к советской системе хозяйствования.

Ключевые слова: экономика, промышленность, социология, плановое хозяйство, СССР, заработная плата, трудовая нагрузка, руководители производства.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Оценка институциональной среды бизнеса
2. Проблемы микробизнеса
3. Проведение грузов через таможню
4. О результативности проверок предприятий
5. Оценка уровня жизни в республиках Северного Кавказа
6. Трудные решения
7. Маятниковая миграция в Красноярской агломерации
8. Факторы, препятствующих росту товарооборота с Китаем
9. Факторы, препятствующие товарообороту с Индией
10. Экономическая программа генерала А.Лебедя
11. Почему в России нет суда?
12. Заработная плата и трудовая нагрузка производственных руководителей советской эпохи

1. ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КРУПНОГО БИЗНЕСА
(по результатам фокус-группы с предпринимателями,
СПб, октябрь 2016 г.)

Введение

Все участники фокус-группы согласились с мнением, что институциональная среда в России недружественна по отношению к бизнесу.

С этим мнением согласились и те два участника, которые сочли, что по отношению к их конкретному бизнесу в настоящий момент этот тезис не вполне верен. Однако оба они указали на некоторые особые обстоятельства, которые в настоящий момент способствуют развитию их предприятий.

Один из них сказал, что в тех случаях, когда удается найти достаточный лоббистский ресурс, бизнес может развиваться очень успешно.

  • Там, где мы нашли достаточный лоббистский ресурс, мы развиваемся стремительно, успешно и контролируем до восьмидесяти процентов рынка по всей стране с нашими [электротехническими] изделиями.

Другой участник обсуждения, занимающийся сельскохозяйственным бизнесом, сказал, что в настоящее время его дела идут успешно потому, что развитие сельхозпроизводства и импортозамещение находятся в политическом тренде.

  • Внешнеполитические изменения пошли на руку сельскохозяйственному бизнесу: это и режим ограничения импорта ряда продуктов, и ориентация на импортозамещение.
  • Есть политический тренд на Дальний Восток. Сельскохозяйственные проекты, которые реализуются на Дальнем Востоке, имеют вероятность быть рентабельными.

Однако этот участник обсуждения не считает данную ситуацию экономически нормальной.

  • Но это не значит, что это здоровая ситуация, с моей точки зрения. Я хочу сказать, что компании, которую я представляю, не помешали эти изменения. Но в целом сельскохозяйственный бизнес не является в каком-то смысле самодостаточным.
  • Это временная ситуация. Это вопрос политической конъюнктуры. Сегодня она у нас такова, что мы поехали осваивать Дальний Восток. Завтра что-то изменится. В моем понимании должна ситуация быть другой – обратной. Первичной должна быть некая целесообразность для бизнеса, для тех или иных проектов.

Среди факторов, формирующих недружественность институциональной среды по отношению к бизнесу, предприниматели называли аспекты разного уровня и различные по степени сложности их устранения. Главные из этих аспектов состоят в следующем. Бумажная архаика. Один из таких факторов, о котором говорили многие участники фокус-группы, и который сравнительно легко поддается устранению, является наличие в документообороте большого количества бумажной архаики. Наличие этой архаики приводит к необходимости создавать, размножать и хранить большое количество документов на бумажных носителях.

  • Бумажный документооборот. Я сегодня была в хранилище документов, которое занимает больше пятисот квадратных метров. Положено хранить за три года, мы храним за пять. Боимся выбрасывать.
  • На радиостанции должны все это собирать, ну, радиостанция собирает. Выделяется комната. Это не шутка, нужна комната, в которой все это складируется.
  • Нашелся какой-то орган, который стал говорить: так, сертификаты надо собирать. Мы начали честно собирать. Приходим, говорим: дайте сертификат. Нам говорят: вам какой? Вот сертификаты у меня, несколько коробок. Хочешь сертификат – пожалуйста, бери.
  • Вы знаете, что мы храним? Мы храним даже кассовую ленту.
  • В банке это вообще полтора миллиона листов в месяц.

Предприниматели считают, что перевод документации на электронные носители во многом снимет проблемы, связанные с большими объемами документооборота.

  • Электронные носители проще стыкуются между собой и передаются. А бумажные – да, у нас большое количество бумаги.
  • Онлайн кассы. Взять и заменить во всей стране все кассы просто потому, что это проще и удобнее.

Избыточность документооборота.

Этот аспект перекликается с проблемой бумажной архаики, но является самостоятельным. По мнению участников фокус-группы отчетность и документооборот, требуемый административными органами, очень велик и, с их точки зрения, переусложнен и избыточен.

  • Количество, объем предоставляемой отчетности в различные органы по поводу и без повода.
  • Отчетность дублируется, Делаешь одно и то же по двадцать раз. Надзорные органы этой информацией не обмениваются.
  • Я говорю, что такое количество отчетных дат, которые, вот проходит квартал и подготовьте опять по тридцати крупнейшим заемщикам полные досье. Ну, мы же вам месяц назад это отправляли. Не важно – еще раз (банк).
  • Эта претензия, возможно, несколько мелочна по сравнению с рассказами людей, на которых уголовные дела заводят, но она носит институциональный характер: это так у всех и в чудовищных количествах.

Большие объемы документооборота влекут за собой необходимость создавать штат сотрудников для его обеспечения.

  • У нас в бухгалтерии работает около пятидесяти человек.
  • У меня в банке больше семидесяти человек, которые только занимаются подготовкой этих отчетов, переотчетов, ответов на запросы, на которых написано: ответить в течение двух рабочих дней. А запрос там, скажем, на тысячу листов. Всю эту деятельность нам надо оплачивать.

Административные проверки.

Таких проверок бывает очень много, их проводит большое число надзорных органов, и они проводятся по нечетким правилам. Проверки могут иметь серьезные последствия: отзыв лицензии, приостановка работы предприятия на 90 дней.

  • Нас проверяет хоть одна инстанция раз в неделю. Трудовая инспекция ходит по нескольку раз в год. Причем, они по разным вопросам обязательно приходят отдельно: сегодня проверяют вредность, завтра аттестацию рабочих мест, послезавтра еще что-то. Больничные листы проверять приходит отдельно соцстрах. Все остальное от них передали в налоговую. Но больничные им оставили. Поэтому, если раньше мы писали один отчет, то теперь мы этот отчет делим на два. Один отдаем в налоговую, а один в соцстрах, он проверяет больничные. И так далее, и тому подобное. Ростехнадзор, строительные надзоры, прокуратура. Про пожарный надзор я вообще молчу.
  • Они могут в любой момент начать проверку, в любой момент могут отозвать лицензию, просто по их мнению, и все.
  • Смысл твоей жизни состоит в том, что ты отбиваешься от проверок. Работа высших управляющих банка за последние несколько лет в значительной мере сводится просто к отбиванию проверок.
  • ГАИ-шники приходят с претензиями. Они сами себе пишут жалобы, что какие-то машины возле магазина неправильно припаркованы. Приезжают, сами их эвакуируют. Какие-то там еще товарищи тоже сами все на себя пишут, а потом по жалобам трудящихся к нам приходят. Приходят какие-то люди из КИО, пытаются выселить нас с участков, которые мы в действительности не занимаем.

Проверки часто проводятся избирательно. Существуют привилегированные люди и предприятия, защищенные от проверок.

  • У нас это на самом деле так и происходит: есть определенный круг людей, который просто дает взносы постоянно на развитие самбо, дзюдо, хоккея, чего угодно. И к ним никто с проверками особо не ходит, потому что знают, что это «священные коровы».

Избыточная численность чиновников.

Дискомфорт, который испытывают предприниматели от бумажной архаики, избытка отчетной документации и проверок, приводит к возникновению у них своего рода теории, согласно которой численность чиновников в стране избыточна и нуждается в сокращении. В рамках этой теории чиновники рассматриваются предпринимателями, как некий паразитический класс.

  • У нас в стране низкая безработица, потому что очень большое количество людей трудоустроено на службе у государства. Есть огромное количество людей, которые заняты непроизводственным трудом. Чтобы как-то оправдать свое существование, они должны чем-то заниматься. Вот они и плодят проверки.
  • Мы их всех оплачиваем из своих налогов, а их основная деятельность, получается, в том, чтобы отвлекать нас от работы.
  • Они занимают наше время, потому что со всеми надо разбираться. Это балласт для экономики, огромный балласт.
  • Вот эта вся красота, она самовоспроизводящаяся. Эти люди, вместо того, чтобы пойти печь булочки, вместо того, чтобы подметать улицы, они плодят бумагу. Они делают отчеты на отчеты, их дублируют и так далее.
  • Есть какие-то важные государственные деятели, которые озадачены судьбами Родины. Они день и ночь сидят, пишут нам циркуляры. А мы со своими делами их от этой работы отвлекаем. Это, мне кажется, самая большая проблема. Если это не изменить, то что бы мы тут не обсуждали, ничего не сделаем.

Названная теория приводит предпринимателей к своего рода революционным идеям типа массового сокращения численности чиновников для того, чтобы у оставшихся просто не оставалось времени на проведение проверок с прежней интенсивностью. Одновременно предприниматели указывают на такие позитивные последствия подобных революционных мер, как экономия бюджетных средств и потенциальную возможность снижения налогов.

Некоторые участники обсуждения, обосновывая свою точку зрения, ссылаются на грузинский опыт. Однако следует учитывать, что массовые сокращения чиновников, проведенные Саакашвили, стали одним из значимых факторов его проигрыша на выборах. Впрочем, сами предприниматели хорошо понимают возможные электоральные последствия предлагаемых ими «революционных» мер.

  • Я однажды высказывала это предложение, но оно – как это сказать? – оно огорчит электорат, поэтому мало реалистичное. Это такой революционный подход. Я бы назвала это «грузинским вариантом». Взять несколько десятков около-государственных органов типа пенсионного фонда или еще чего-нибудь и сократить их численность вдвое-втрое примерно.
  • Вот тогда у нас будет рост безработицы. Люди, которые там заняты, попадут на улицу. Им придется чем-то себя занять. Может быть, они найдут себя в сельском хозяйстве, может быть они попытаются открыть кафе. Вот это было бы интересно.
  • Если их станет меньше, они будут меньше проверять нас. На них потребуется меньше налогов. Закроется часть дыр в государственном бюджете, а главное, у них не останется другого выхода, как, например, занять место гастарбайтеров в подметании улицы.

Люди должны сами рассчитывать и платить налоги

Обязанность начисления и уплаты налогов физических лиц сегодня возложена на работодателей. Это неправильно, поскольку люди не понимают реальной величины налоговой нагрузки. Это порождает экономическую и политическую безответственность. Необходимо, чтобы физические лица сами рассчитывали и платили свои налоги.

  • Сейчас обязанность рассчитывать величину налогов на физических лиц возложена на предприятия. И уплачивают их тоже предприятия. Это увеличивает издержки предприятия – почему мы должны делать эту работу? – и снижает ответственность самих работников перед государством.
  • Нужно установить, чтобы физические лица сами платили налог со своих доходов. Если человек будет получать на руки, допустим, шестьдесят пять тысяч рублей, потом с ними идти в налоговую, он задумается. Правильно ли отдавать из них пятнадцать на страховые взносы в социальные фонды и еще семь с половиной на НДФЛ? От своих шестидесяти пяти тысяч рублей, которые ему заплатил предприниматель, у него останется сорок две.
  • Отдавать двадцатку или там двадцать пять тысяч в кассу налогового органа, он будет на эту вот тетку мерзкую в собесе, которая на него шипит, вообще другими глазами смотреть. Он не будет перед ней лебезить, он не будет ее просить.
  • Нужно переложить эту функцию на физическое лицо. Это снимет с нас определенную – весьма существенную – нагрузку по администрированию функций государства. Сейчас мы, работодатели, должны рассчитать налоги, оплатить их и быть ответственными за правильность перечислений.

Данную меру, по мнению предпринимателей, нужно вводить постепенно, чтобы избежать массовых неплатежей и связанной с этим перегрузкой судебной системы.

  • Казалось бы очень маленькое изменение. Его блокируют, потому что ужасно тяжелое налоговое администрирование. Просто, если я правильно понимаю, боятся, что будет массовые неплатежи налога. Значит, нужно администрирование, суды, а суды могут не справиться, и т.д. Но можно вводить это постепенно.
  • Нужны переходные периоды. Сначала вводим самостоятельную оплату при лимите от ста тысяч рублей дохода. Это средний класс, осознанные люди с образованием.

Положительный пример – налоговая служба. Несмотря на острую критику избыточности и переусложненности отчетной документации, а также требований, предъявляемых многочисленными административными проверками, предприниматели отмечают, что по крайней мере в одном из ключевых проверяющих ведомств в последние годы произошли значительные позитивные изменения. Таким ведомством является Федеральная налоговая служба.

В 90-е годы и в начале «нулевых» годов эта служба подвергалась острой критике как в СМИ, таки в устных высказываниях предпринимателей. Последние указывали на непредсказуемость и спорную обоснованность требований, которые предъявляли к ним налоговые органы. Однако в настоящее время предприниматели указывают на налоговую службу, как на пример хорошей организации работы. В частности, они отмечают, что налоговая служба в значительной мере перешла на электронный документооборот. Это позволило сократить издержки при взаимодействии предприятий с налоговыми органами. В результате административная нагрузка на предприятия снизилась.

  • В этом плане, что самое удивительное, есть не только негативные, есть положительные примеры. Многие, может быть, будут над этим смеяться – налоговая инспекция. Налоговики, вот очень сильно усовершенствовались за последнее время.
  • У них внедрены электронные счета-фактуры. Для нас это вообще сказка: они нас уже два года нас не проверяют. Они потому что смотрят всю цепочку по электронным счетам-фактурам.
  • Они нас тоже запрашивают, когда у наших поставщиков что-нибудь не очень чисто. Мы отдаем им подтверждающие документы. Но больших выездных проверок, как раньше было ежегодно, сейчас нет. Они сфокусировались на других вопросах. Это очень приятно, очень здорово.
  • Мне нравится, в принципе, наша налоговая политика в последние годы. Т.е. то, что делается на верхнем уровне, выглядит довольно разумно. Вот. НДС не стали вроде бы поднимать, точнее, не планируют.
  • Пример с налоговой. Она действительно очень сильно прогрессирует в плане электронного документооборота.
  • Они (налоговая служба) шагают семимильными шагами. С введением прозрачности, с введением единых баз данных и т.д.

Зависимость бизнеса от власти. До сих пор речь шла о проблемах бизнеса, связанных с избытком отчетной документации и проверками. Однако, как отмечают сами предприниматели, это хотя и обременительная, но частность. Более серьезной аспектом недружественности институциональной среды по отношению к бизнесу, является де-факто существующий разрешительный, а не уведомительный порядок работы бизнеса.

  • Крупный бизнес всегда ориентирован на власть. Всегда вынужден считаться с положением вещей на местах. Т.е. невозможно, например, прийти в область, в которой ты не работал, и начать работать.
  • Капитализм у нас государственный. И все равно надо, в первую очередь, решать вопросы с государством. Т.е. как таковой экономической самостоятельности бизнеса не существует.
  • Единственное, по сути, что мы просим, что нам нужно – это не мешать. Вот и все. Но этого не бывает. Этого все равно не бывает.
  • Система из разрешительной, как у нас она называется, должна перейти к заявительной, чтобы если ты хочешь что-то делать, ты просто куда-то написал, отправил и тебе вообще не важно.

В сельском хозяйстве одним из важных рычагов давления на бизнес являются непрозрачные методы распределения государственных субсидий. Это отраслевая проблема, но респонденты считают ее типичной.

  • Сельское хозяйство субсидируется. Система субсидирования есть федеральная и региональная. Региональная распределяется региональной властью. Вот, например, Краснодарский край, там восемьдесят – девяносто процентов этих субсидий всегда расходилось в один известный адрес.
  • У нас отсутствуют какие-либо правила по получению субсидий. Это именно наша российская специфика. Такого отсутствия правил нигде в европейских странах нет.

Личные качества некоторых чиновников (В.И.Матвиенко и другие) иногда помогают бизнесу решать проблемы. Участники фокус-группы отмечали, что степень недружественности государства по отношению к предприятиям в очень большой степени зависит от конкретных лиц. В некоторых случаях чиновники высокого уровня работают очень эффективно, локально создавая для предпринимателей более дружественную бизнес-среду. В качестве примера эффективного государственного менеджмента петербургские предприниматели с ностальгией вспоминали губернатора В.И.Матвиенко.

К сожалению, по общему мнению участников фокус-группы, с ее уходом стиль работы городской администрации резко ухудшился. Один из предпринимателей охарактеризовал эту ситуацию, как вакуум власти. Это говорит о том, что позитивные личные качества отдельных чиновников (очень трудно оценить их долю в генеральной совокупности) не институциализируются и уходят вместе с ними.

В качестве другого примера один их предпринимателей называл руководителя Ленэнерго, который поверил в эффективность разработанного этим предпринимателем устройства и дал ему «зеленый свет». К сожалению, этот чиновник сегодня находится в тюрьме Матросская Тишина. Последний факт, хотя в рамках проведенной фокус-группы он упомянут, как единичный, наводит на серьезные размышления.

  • После того, как ушла горячо любимая нами Валентина Ивановна, получить согласование на строительство в центре города в каких-то знаковых местах, или вообще в каких-то знаковых местах, стало практически невозможно. Вопрос: А при ней было возможно? Ответ: При ней это было всегда достаточно просто. Достаточно было пары встреч и звонков.
  • После того, как ушла Матвиенко, стало невозможно ничего согласовать.
  • Документы лежат без движения годами в некоторых структурах. Вопрос: Где они лежат? Ответ: Например, в Комитете по градостроительству. Мы не можем согласовать, получить разрешение на строительство.
  • С некоторыми проектами, как в девелопменте, мы на сегодняшний момент просто ощущаем некое болото. Чиновники самоустранились и перестали нам помогать. Им легче не принять решение, чем принять, по тем или иным причинам. Чувствуется некий вакуум власти.
  • Мы смогли донести до высших руководителей нашей энергетической отрасли значимость наших изобретений, и благодаря эффективной помощи на сегодняшний момент наши устройства уже даже продаются за границу. Более того, мы сейчас строим базовый модуль в Китае. Вопрос: Донесли до кого? Ответ: Это «Ленэнерго» на тот период. Борис Феликсович Л., который сейчас в Матросской Тишине сидит. Он в нас поверил, поставил наше опытное устройство в промышленную эксплуатацию. Оно показало прекрасные характеристики.

Неадекватность многих законов, нормативных актов. Предприниматели отмечают, что государство принимает много неадекватных законов, которые не только затрудняют ведение бизнеса и ведут к повышению непроизводительных затрат, но и оскорбляют предпринимателей своей бессмысленностью.

  • Восемнадцать лет назад был принят закон, что нужно в рекламе указывать номер лицензии и сертификат. Я уж не знаю, почему они решили, что это необходимо делать. Казалось бы, в чем проблема: напиши мелко этот номер лицензии и сертификата. А про радио в тот момент никто не подумал, разумеется. Это же полный бред! В каждый тридцатисекундный ролик включать эти сведения нереально. Я нашел местного управляющего здесь. Прихожу, говорю так: так и так. Он говорит: ты прав! Надо, чтобы не буква закона восторжествовала, а дух. Сделаем так: вы будете пять раз в день специальные ролики давать, что все товары сертифицированы и лицензированы. Ну, хорошо. Сказано – сделано. Потом я продал, значит, это радио, но там по-прежнему в эфире идет этот мной написанный ролик. Каждый день это бла-бла-бла на высокой скорости идет. Восемнадцать лет! Это же абсолютно бессмысленная история, потому что экономически бессмысленно рекламировать товар, который не имеет лицензии и сертификата. И с точки зрения пользователя: он будет из рекламы это записывать?! Но это же глупость, тем более, на радио.

Предпринимателей очень беспокоят многие законодательные инициативы, часто неадекватные. Даже если они не принимаются, эти инициативы, по их выражению, портят им нервы. Но некоторые из них все же принимаются.

  • Всякие новые нормы. Совершенно умопомрачительные идеи депутатов, которые, к счастью, обычно ничем не заканчиваются, но портят нервы. Например, предложение законодателей ограничить розничную наценку и контролировать ее при помощи прокуратуры.
  • Понятно, что на какой-то товар дается наценка два процента, а на какой-то пятьдесят. Это вопрос ценовой политики. Средняя между ними около двадцати. Но они-то будут контролировать эти двадцать! Не должна быть наценка выше двадцати! И контролировать будет прокуратура.
  • В общем, генерируется много интересных законодательных инициатив, которые помогают этой системе самовоспроизводиться. Все, вроде как, делом заняты.

Частые изменения в законах и нормативных актах. Это самостоятельный блок проблем. Частые изменения в нормативных актах требуют от предпринимателей их постоянного мониторинга. При этом, речь не идет об изменениях, устраняющих недостатки прежних установлений. У предпринимателей возникает ощущение хаоса в принятии новых редакций законов и нормативных актов. Крылатое выражение «взбесившийся принтер» обычно применяют к политическим и идеологически законодательным инициативам. Однако, с точки зрения предпринимателей, это выражение во многом применимо и к экономическим нормативным актам.

  • Они все время меняют правила. Есть некая периодичность законотворческой деятельности: инструкции по заполнению бумаг меняются ежегодно.
  • За последние три года четыре раза поменялись правила, каким образом вешать вывески на Невском проспекте. Это значит, что надо выкинуть прежнюю вывеску и повесить какую-то новую. Это же выкидывается труд. Это не критические для всех затраты вроде бы, да? Но они бессмысленны, потому что с точки зрения эстетики ничего бы не меняется. Улучшения какие-то мизерные, а выкидывается труд.
  • В какую отрасль ни попадешь, поговоришь с кем-то, там у них свои проблемы. Там еще и не такое расскажут.
  • Надо прекратить практику создавать новые правила игры во время самой игры. Это происходит у нас непрерывно. Нужно введение ограничений для властей именно по скорости изменения правил.
  • Все-таки решить, я не знаю каким образом, проблему скорости изменения правил. Надо, наверное, выгонять из правительства человека, который вдруг, ни с того, ни с сего может заявить, что будем поднимать налоги или еще что-нибудь. У них нет никакой ответственности за то, что они творят. Как после этого можно планировать деятельность?

Новые законы не улучшают старые. В этом состоит основная разбалансировка законодательного процесса. Необходимость в улучшениях законов очень велика, но процесс законотворчества игнорирует эти потребности и продуцирует новые неадекватные законы.

  • Законы в целом не улучшаются, вот в чем дело.
  • Они принимаются в интересах очень узких групп, без учета интересов большинства.

При принятии законов не учитываются издержки, которые ложатся на предпринимателей. При принятии нормативных актов законодатели исходят из представлений о некой пользе, которую они принесут, реальной или мнимой. Но в любом случае не учитываются те издержки, которые повлекут за собой такие законы. Для бизнеса эти издержки нередко достаточно велики. По мнению предпринимателей, баланс плюсов и минусов часто бывает отрицательным.

  • Они принимают закон какой-то, кому-то кажется, что он дает какие-то плюсы. А минусов, которые возникают в виде затрат, они не просматривают. Их просто никто не просчитывает.
  • SWOT-анализ надо делать.

Избыточное лицензирование. Хотя необходимость сокращения числа лицензируемых видов деятельности осознана экспертами и властью уже давно, реально, по мнению предпринимателей, количество лицензий только растет. Между тем, в странах Запада количество лицензируемых видов деятельности невелико, и это не создает существенных экономических и социальных рисков.

  • Мы все знаем про количество лицензий, сколько их сейчас? Сокращали, сокращали, в результате их стало больше. Кажется, около четырехсот. В США около 15, и живут.

Бизнес несет ответственность пред государством, а государство перед ним никакой ответственности перед ним не несет, в том числе и за принятие неадекватных законов или за неадекватное (недружественное по отношению к бизнесу) их применение. Позиции бизнеса и власти, по мнению предпринимателей, неравноправны. Необходимо усиливать ответственность чиновников за их действия. Как выразился один респондент, «пришло время что-то запрещать властям, а не только нам».

  • К сожалению, если ответственность бизнеса перед гос. органами существует, то ответственности гос. органов перед бизнесом не существует. Пока мы не сможем заставить их нести ответственность за то, что они творят, мы тут можем обсуждать все, что угодно. Ничего не изменится.
  • У государственных чиновников должна быть ответственность: понятная, (прописанная в законе) за ошибки, совершаемые ими при взаимодействии с бизнесом. И, соответственно, за нарушения процедур.
  • Нам уже почти все запрещено. Пора что-то запрещать властям. Про ответственность бизнеса перед государством – это мы слышим. Мы слышим о социальной ответственности. Хотелось бы услышать и про ответственность государства.За принятие или непринятие решений. За неправильные действия или бездействие.
  • Что касается опыта западных стран, в моем понимании правильным является рецепт, когда власти себя ограничивают. Мы знаем прецеденты, когда существуют некие поправки, которые запрещают властям что-то реализовывать. У нас же есть такой позитив, что субъектов предпринимательства нельзя проверять какое-то время с момента их регистрации, это запрещено властям. Я думаю, что популяризация такого механизма, принятие решений такого свойства принесет большую пользу.

Плохие законы стали лучше исполняться. В этом смысле ситуация ухудшается. Респонденты отмечают, что наведение порядка и дисциплины в государственных структурах, как это ни парадоксально, в определенном смысле ухудшает условия ведения бизнеса, поскольку исполнение неадекватных законов ставится на жесткий контроль.

  • Ситуация ухудшилась. Раньше строгость законов исправлялась отсутствием необходимости их исполнять, то надо сказать, что вертикаль власти в последнее время работает лучше (респондент усмехается).
  • Вот такого рода бредовые законы, они все начинают лучше и лучше выполняться. Государство преуспело в том, что эти безумные законы начинают исполняться.
  • Через какое-то время гос. органы начинают это контролировать, мы приходим к тому, приходится крутить эти глупые ролики.
  • Хотя с налоговой службой ситуация улучшается, есть большая часть болота, где с ручного управления не перешли. И в целом ситуация ухудшается. Количество документов у нас растет.
  • Мало того, еще добавляются новые законы, которые пишутся. Четыреста новых безумных законов ежегодно издает государство.

Отсутствие обратной связи при принятии и исполнении законов. Предприниматели считают, что поскольку многие принимаемые законы или законодательные инициативы неадекватны, должна существовать система их коррекции, основанные на принципе обратной связи. К сожалению, такая обратная связь отсутствует, и практически нет никаких институтов, которые могли бы ее обеспечить. Российские суды эту функцию не выполняют. Отсутствие институтов, обеспечивающих обратную связь бизнеса с законодателями всех уровней, является одной из фундаментальных причин недружественности институциональной среды по отношению к бизнесу.

  • За восемнадцать лет существования безумного закона никто в государстве не задумается о том, чтобы его изменить. Не было ни одной попытки его демонтировать.
  • От нас требуют, чтобы мы безоговорочно исполняли законы потому, что они приняты. Но нет практики, чтобы посмотреть на них: они соответствуют общественному благу или нет. Нет комплекса механизмов, которые бы согласовывали систему законов с интересами общества. Нет целеполагания, вытекающего из интересов общества.
  • Допустим, приняли закон. Почему через некоторое время никто не вернулся и не посмотрел на практику: этот закон соответствует здравому смыслу или нет? Нет такого образа мышления, что нужно непрерывно улучшать государство. И нет места такого, где эти вопросы можно было бы обсудить.
  • Всегда можно было бы договориться разумно. Зная губернатора, это не недостижимая величина, можно было бы сказать: ты передай там своему идиоту, что четыре раза за три года нельзя менять правила.
  • В идеальной ситуации должны быть суды, должны быть выборы, через которые мы эту ответственность вынуждаем принимать, но в России этого нет. Сегодня суд, к сожалению, в большинстве случаев априори занимает позицию государства.

По мнению респондентов, неадекватные законы не всегда принимаются по чьей-то некомпетентности. Существующая государственная система позволяет лоббистским группам принимать решения, выгодные узкому кругу экономических субъектов в ущерб всем остальным.

  • Мы оказываемся в системе, которая развивается в интересах узких групп. Мы здесь говорим, что плохие законы возникают потому, что кто-то плохо подумал. Но часто такие законы возникают потому, что кто-то подумал очень хорошо.
  • Кто-то решил свою задачу. А то, что заодно пострадало семьдесят процентов рынка, это никому не интересно.

Некоторые участники фокус-группы высказывали мнение, что в последнее время государственная власть осознала эти проблемы и хотела бы их решить, но не знает, как это сделать.

  • Власти надо вырваться из круга всевластия. Мне кажется, что власть сейчас сама не прочь в экономической сфере вырваться из собственного всевластия. У власти сейчас столько власти, что она говорит: да ладно, мне столько не надо, хоть в экономике можете взять ее себе. Но конкретно не понимает, как это сделать.

Конкретное предложение: замена государственного контроля страхованием рисков. Данное предложение нельзя назвать хорошо продуманным, но, учитывая остроту проблемы, его, возможно, следует проработать.

  • Мне кажется, что существует, действительно, масса регулирующих органов, которые не справляются со своей прямой обязанностью – защищать потребителей от соответствующих рисков. Я думаю, что многие контролирующие функции государства можно заменить страховками. Полагаю, что страховым компаниям не составит большого труда прописать риски от пожаров, чтобы никогда к тебе не приходили, и страховать их, чтобы никогда не приходили пожарники. И тогда ты будешь работать с коммерческими организациями. Они будут конкурировать за тебя, и всем будет легче, проще. Это мелкая вещь, но она понятна и легко реализуема.

Претензии бизнеса к правоприменительной системе. Эти претензии многослойны и многоуровневы. Для их подробного описания нужны специальные исследования. Ниже будут озвучены те аспекты, которые спонтанно звучали в обсуждении на фокус-группе.

А. Органы следствия и прокуратуры. На них возложены совершенно неадекватные экономические функции. К примеру, следователи по своему усмотрению оценивают стоимость товаров и объектов, проявляя при этом крайнюю некомпетентность, но вместе с тем обладая широкими репрессивными полномочиями.

  • У нас в стране основным оценщиком является не экономика, не спрос, а мнение следователя. Потому что вот следователь говорит: да, вот в этой сделке есть коррупционная составляющая, цена завышена, сделка фиктивная. Почему следователь принимает решение о том, по какой цене совершена сделка?
  • Следователь говорит: вот эта цена отклоняется от средней. Ты говоришь: вот средняя цена, средняя наценка. Любая конкретная наценка отклоняется от средней вверх или в низ. Таково математическое определение, какие вопросы? Он говорит: что вы мне фигню говорите – ваша цена от средней отклоняется. Это совершенно конкретный разговор.
  • Следователь не ориентируется в высоких и низких ценовых сегментах, и он даже, бедолага, не знает, как формируется эта средняя.
  • «Трубное дело» было в Петербурге, очень громкое, когда задержали там половину ВТЭК. Там объявляли что украдены миллиарды. А по итогу от всех обвинений отказались, осталось меньше трех миллионов рублей. Мелкая сумма, и то не доказана. Но как насчитали эти первоначальные миллиарды?
  • Расчеты бредовые, но последствия бывают серьезными. Следователь может остановить деятельность предприятия на девяносто дней. Отобрать лицензию. Это все, банкротство практически. Про уголовные деля я вообще молчу.

С другой стороны, органы следствия часто не защищают законные интересы предпринимателей.

  • Нас начали подделывать, причем, не в Китае, а здесь. Мы три года боремся с контрафактом. Я встречаюсь со следователем, говорю: как наше дело? Он говорит: ты понимаешь, на мне три убийства висит, два изнасилования и четыре педофила. Еще два публичных дела. Ну, что ты ко мне со своим контрафактом лезешь! Он сидит в Колпинском УВД, заморенный какой-то. Бесполезно на него давить или договариваться с ним. Ты ему обещай – не обещай, толку не будет.

Б. Судебная система. Стало общим местом, что судебная система не защищает добросовестных предпринимателей. Решения судов часто бывают непредсказуемы и конъюнктурны. На решения судов часто оказывает влияние «телефонное право».

  • Например, когда ты судишься с государственным органом, государственный орган не гнушается в суде обратиться к судье и сказать: а если вы сейчас примете решение в пользу коммерческой организации, вы знаете, гражданин судья, что вы нанесете ущерб нашему Санкт-Петербургу? Вот так они ведут себя в судах. И плюс телефонное право существует.
  • Да, кстати, телефонное право в судах – запишите. Если тебе противостоит в суде какая-то инстанция, связанная с государством, у них есть «позвонковое право».
  • Если у нас большой начальник может отжать «ЮКОС», почему у нас начальник РУВД не может отжать себе что-то?
  • У нас была эпическая история: обанкротилась какая-то компания – наш поставщик, с которым мы работали по факторингу. Факторинг у нее в ВТБ. И ВТБ взыскивает с нас ту часть денег, которую мы уже заплатили напрямую этой компании по решению судебных приставов. Судья смотрят на бумажку и говорит: знаете – это филькина грамота. Ну, вам выставили инкассо, а зачем вы оплатили? Нужно было отказаться. Пусть бы у вас счета арестовывали. Тогда можно было бы поспорить. И мы проигрываем ВТБ с бумагой от судебных приставов, что три миллиона мы уже заплатили, проигрываем первую и вторую инстанции. Мы думаем: ладно, у нас есть судебное решение, что мы приставам заплатили зря. Идем в суд и требуем вернуть нам деньги. Нам говорят: так вы сами согласились платить. Мы говорим: нет, не соглашались. Как же? От вас же документы подписала бухгалтер Иванова. Я говорю: «Подождите, у нас бухгалтер Веселова». Никакой Ивановой у нас нет. На что приставы говорят: ничего не знаем. Приходила какая-то женщина, сказала, что она Иванова – главный бухгалтер «Максидома» и подписала. Мы обращаемся в полицию. Говорим: слушайте, как так получилось? Это же подделка документов! Надо сделать экспертизу подписи. В ответ нам приходит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, где русским языком написано: судебный пристав при заполнении подобных документов не обязаны проверять личность главного бухгалтера. Поверьте, таких историй много.

В. В ряде случаев власти сами нарушают закон, не признают право собственности и не несут за это никакой ответственности. Право собственности де-юре признается, де-факто нет. Заставить власти пересмотреть свои решения нереально. Суды не становятся на сторону потерпевших и не защищают их.

  • Могут снести постройки, возведение которых раньше было ими же согласовано. При этом говорят: не прикрывайтесь мне тут свидетельством о собственности.

Потери от неадекватных законов и правоприменения. Эти потери можно разделить на прямые и косвенные. Прямые потери – это расход бумаги, затраты на приобретение копировального оборудования, расходных материалов, аренда площадей для хранения документов, оплата труда персонала, обслуживающего документооборот, а также, не в последнюю очередь, взятки. Предприниматели много говорят об этих затратах, но признают, что они, в целом, невелики.

  • Бумага сама по себе стоит недорого. Оплата персонала да, дороже. Но и это не критичные затраты.
  • В правильно отстроенном бизнесе мы с проверяющими органами давно договорились. Со всеми нашли общий язык нормальный. Вопрос: Это дорого стоит? Ответ: Не особенно. Это простые люди. Они не избалованы.

В отличие от прямых, косвенные затраты и потри для экономики, по-видимому, очень велики. Очевидно, они влияют на макроэкономическую ситуацию и снижают темпы экономического роста. Вместе с тем, состав этих косвенных обременений на сегодняшний день недостаточно отрефлексирован российским обществом. Со слов участников фокус-группы могут быть названы следующие аспекты этих обтеменией.

А. Непроизводительные потери времени высших руководителей. По оценкам, звучавшим в фокус-группах, они занимают до 50% их рабочего времени, создают постоянный стресс и мешают сосредоточиться на развитии бизнеса.

  • Есть прямые затраты: оплата персонала, стоимость бумаги, аренда площади и так далее. Но если посчитать, они невелики. Но есть потери, связанные с тем, что бизнес хуже развивается, недополучает прибыль. Вот это самое главное.
  • Мы говорили, что существует огромное количество бессмысленных подзаконных актов или распоряжений. Поначалу это кажется как бы небольшой проблемой. Это не то, когда бизнес у тебя отнимают. Но если посчитать то время, которое тратится на разруливание этих нетипичных вопросов, рабочее время как руководителя, так и персонала, оно довольно значительное. Нам некогда думать о развитии бизнеса.
  • Когда ты занимаешься бизнесом, ты пятьдесят процентов времени отбиваешься от всего вокруг, вторые пятьдесят процентов времени делаешь, делаешь бизнес, пытаешься.
  • Десятки процентов основного времени, которое мы на это грохаем. Это плодит бессмысленные совещания, разговоры и т.п. Мне кажется, что основные потери – это время. Это налог на абсурд, который все платят. И численно его выразить сложно.

Б. Ухудшение инвестиционного климата, препятствующее притоку капитала и способствующего его оттоку.

  • Я недавно вел инвестиционный проект, где рассматривалась в качестве альтернативы России и Латвия. И мы пришли к замечательному парадоксу: у нас дешевле рабочая сила, у нас дешевле газ, у нас дешевле все ресурсы, но окупаемость в Латвии лучше. Это точка зрения инвестора, который смотрит на правила, которые существуют в стране, на их внятность. Он толкует наши правила ведения бизнеса, как достаточно невнятные, и относит их к зоне риска. Вот и всё.

В. Уход дееспособных людей из бизнеса. Предприниматели говорили о двух вариантах ухода, которые можно назвать внутренней и внешней эмиграцией.

Внутренняя эмиграция:

  • Есть люди, которые просто плюнули на все это и ловят рыбу. Я знаю людей, которые отошли от дел потому, что им надоело. А они действительно могли бы очень много создать.
  • Встречаю коллегу из другого банка, он уволился. Говорит: «Поспрашивай, не нужен ли кому-то финансовый директор. Но только не в банк». Я говорю: «Что это ты?! У тебя опыт двадцать пять лет работы в банке». Он говорит: «Не могу больше отбиваться от проверок». Люди этого не выдерживают.

Внешняя эмиграция:

  • Кто-то говорит «гуд-бай». И создает добавленную стоимость в другой стране.
  • Один человек махнул на все это рукой и уехал. Казалось бы, невелика потеря. Но ведь он мог сделать очень многое.
  • Вот могу пример привести. Богатый человек, миллиардер, у него большая строительная компания, автодороги он строил. В Майами у него была куплена какая-то недвижимость. Он там проводил много времени. И подумал: попробую-ка дорогами в Майами заниматься. Он через год фирму вырастил в два раза больше, чем имел здесь. Там оказалось настолько все это просто и легко после нашей реальности! Сейчас он сидит у себя в Майами. Тут у него, конечно, что-то осталось, он занимается понемногу. Очередной иск ему предъявили – прилетел. При этом он русский человек. Он жил бы здесь, на самом деле. Но ему надоело бороться вот с этим бредом.
  • Мы раз десять натрахались, прошу прощения, с вывозом образцов на международные выставки нашей продукции. И когда мы везем продукцию, мы не можем ее задекларировать и оформить таможенную декларацию. Или мы не можем поставить нашу российскую продукцию в Китай, потому что у таможенников происходит какой-то когнитивный диссонанс: они не понимают, как возможен экспорт из России в Китай. В их представлении бывает только наоборот. Говорят: а у нас формы такой нет. Мы сейчас серьезно думаем вообще сняться и уехать в Китай. Хотя мы его не любим, дышать там нечем, но там есть для нас рынок.

Г. Государство очень много теряет от плохого состояния бизнес-среды. Предприниматели имеют в виду, что налоговые потери от недостаточного развития бизнеса и отсутствия экономического роста очень велики. Население тоже страдает от низких зарплат и высоких цен.

  • На самом деле несет ущерб несет государство, потому что оно очень много недополучает. Бизнес мог бы работать раза в два быстрее и эффективнее, но государство теряет в десятки раз.
  • Все, что мы дополнительно тратим, все вкладывается в цену продукта. В целом цена такова, что мы, как страна, неконкурентоспособна. Там, где нет прямой конкуренции с импортом, например, стройки или еще что-то, издержки вкладываются в цену для потребителя. А там, где мы конкурируем, где свободный рынок, продукция наша неконкурентоспособна. Там мы просто отдаем этот рынок.

Нужна экономическая амнистия. Предприниматели говорят о том, что хотя формально срок давности по налоговым правонарушениям составляет три года, фактически он намного больше. Это вынуждает их хранить документацию больше положенного срока. Но главное – никто не может быть уверен, что и через 10 лет против них не будет возбуждено уголовное дело.

  • Срок давности по налоговым правонарушениям составляет три года. Но это не работает. Мы храним бухгалтерские документы пять лет. Но срок, в течение которого правоохранительные органы могут возбуждать уголовные дела без справки из налоговой, составляет десять лет. Т.е. я через пять лет радостно уничтожила бумаги – они занимают пятьсот квадратных метров, я же не могу их в тысячу превратить! А ко мне – тьфу-тьфу-тьфу – через семь придут, и оправдаться будет нечем.
  • Мне кажется, мы далеко не двинемся, если у нас не будет всеобщей экономической амнистии и установления четких сроков давности.
  • Опять же, буду говорить про экономическую амнистию. Мне не очень нравится, когда моих друзей сажают за какие-то вещи, которые они делали пятнадцать лет назад. И неизвестно, делали они их вообще. Уже документов нет. Государству начинать с себя надо.

Политическая конкуренция. Все участники обсуждения согласны с тем, что перечисленные выше проблемы важные, но не главные. Фундаментальной проблемой они считают отсутствие в стране политической конкуренции, которая, по их мнению, только и может создать систему обратной связи, позволяющую корректировать неадекватные законы и правоприменительные практики.

  • Все, что мы обсуждаем, это следствие. А причины, как мне кажется, они кроются несколько в другом. У государства нет мотивации улучшить жизнь людей. Вот, например, назначается какой-то губернатор. Он же фактически назначается, не выбирается. Соответственно, у него мотивация какая? У него мотивация усидеть. А дальше мы переходим к выборности, политической конкуренции, социальным лифтам.
  • Невозможно работу огромной системы стабилизировать разовым впрыском каких-то хороших идей. Пока не будет изменено целеполагание, мы можем здесь накидать очень много прекрасных мыслей. Может быть, нас однажды даже услышат и что-то изменят. Но жизнь же, она течет, меняется. Пройдет год-два и это устареет. А должна работать система, замотивированная на результат, которая в ежедневном режиме должна что-то менять и подстраивать.
  • Мне хочется вернуться в ту точку, где мы были только что. О чем мы говорим: контроль, контроль контроля, контроль контроля контроля. Все это сегодня есть, все эти механизмы выстроены. Мы знаем организации, которые призваны контролировать друг друга. Мы смотрим в новостях, как они успешно контролируют друг друга. Это история про государство, которое не является конкурентным по устройству своего управляющего механизма. Контроль самого себя, который государство способно создать над самим собой, не соотносится с целями, собственно говоря, своих граждан. Поэтому в качестве последнего комментария, наверное, надо произнести главное слово, которое только и имеет смысл – политическая конкуренция.
  • Мне кажется, надо начинать с политических реформ, добавить вещи, которые просто очевидны любому здравомыслящему человеку. Не сделав это, мы никуда не двинемся. Значит, политическая конкуренция, экономическая амнистия и примат неприкосновенности частной собственности.
  • Но действительность возвращает нас в ту же точку: нет конкуренции, нет политической конкуренции, нет здравого целеполагания, нет целеполагания государства.

Идеологические проблемы. Хотя предприниматели в массовом порядке выступают за развитие политической конкуренции, они понимают связанные с этим проблемы и опасности. Одна из них – проблема популизма, питаемая популистскими настроениями российского электората. Некоторые участники фокус-группы пришли к пессимистическому выводу, что сложившаяся популистская идеология абсолютно доминирует и, возможно, не поддается исправлению.

Опасность этой идеологии состоит не только в возможном принятии неадекватных законов, регулирующих экономику, но и в потенциальной опасности утраты целостности страны.

  • Мы придем к реальной политической конкуренции в стране, где единственной идеологической платформой, которая сегодня есть, является популизм. Я просто не знаю других политических платформ.
  • Не существует у нас сегодня ни одной политической партии, которая скажет, что на молоко будет хватать всем, а что-то другое давайте создадим, построим. Я, честно говоря, не знаю, как выходить из этого положения. В моем понимании это был связано с тем, что мы не выдержали в свое время шоковой терапии – реального перехода к реальному рыночному капитализму. И ради того, чтобы сохранить государственную целостность, мы сползли в капитализм государственный – якобы-де в капитализм с человеческим лицом, последствия которого сейчас все дружно расхлебываем.
  • Мы же помним, как в 90-е годы страна расползалась на субъекты федерации. Парад суверенитетов и прочее. Причем, происходило это под популистскими лозунгами.

Вместе с тем, другая часть участников фокус-группы настроена в этом вопросе более оптимистично. Они считают, что политические реформы следует проводить постепенно, начиная с низового – муниципального – уровня (звучало даже предложение выбирать управдомов). Кроме того, они выдвигают аргумент, что хотя на начальных выборных циклах неизбежно будет преобладать популизм и политическая безответственность, с течением времени ответственная политика возобладает, и это будет способствовать осуществлению положительных сторон демократии, в частности, возникновению обратной связи между бизнесом, законодателями и правоприменителями.

  • Как приучить к финансовой ответственности губернаторов? Есть книги зарубежных авторов, где пишут, что либо три-четыре, либо четыре-пять политических циклов должно пройти для того, чтобы адекватно схема выборов заработала. Сначала на волне демократических настроений придут к власти какие-то лозунговщики, которые все разворуют. Их население сместит, потом придут лица, которые тоже ничем управлять не могут, потом придет еще кто-то и, наконец, придут те самые управленцы, которых мы все так ждем.
  • Снизу, потихоньку, шаг за шагом. А то, что будет сложный процесс обучения, то, что люди, которые получат свободу, они не сразу станут эффективными, это, конечно, сто процентов будет. Но благодаря процессу на каждом этапе будут отсеиваться неэффективные люди и появляться все более и более эффективные. На протяжении, не знаю, пяти, десяти, двадцати лет они появятся.
  • Хотя бы города, хотя бы регионы. Мне кажется, что это путь, по которому нам необходимо пройти, если мы хотим попасть хоть куда-нибудь. И путь этот будет длинным и точно болезненным, и точно мало кого обрадует самим своим процессом, но никто, кажется, не предлагает практик, отличных от конкуренции по пути к успеху и улучшению.
  • Разрешить демократию на муниципальном уровне. Начать с нижнего уровня, т.е. обеспечить выборность на каких-то маленьких территориях. Реплика: Моя идея была начать вообще с управдомов, чтобы начинать обучение с управдома.

Сторонники политической конкуренции указывают, что проблемы в стране не решаются, а накапливаются, и в долгосрочном плане альтернативы политической конкуренции нет, поэтому лучше начинать преобразования сейчас, не дожидаясь, что ситуация дойдет до крайности.

  • У любых изменений есть шанс получиться, и есть шанс не получиться. Но при отсутствии хоть каких-то попыток есть стопроцентный шанс, что не получится. Мы это уже проходили один раз в Советском Союзе, когда проблемы копились-копились, а потом разом стали менять всю систему целиком. Не получилось, и она развалилась. Поэтому лучше это делать планово, пока чайник не закипел.
  • Вот у меня вот сложилось впечатление, что власть не хочет рисковать. Но ведь в жизни все меняется, возникают вызовы. Конечно, есть риск – менять что-то в нашем сложном, непростом обществе. Конечно, любые изменения, которые затронут наших людей, они рискованные. Безусловно. Но игнорирование вызовов – это проигрыш сразу, на месте. И либо мы что-то меняем и рискуем, но надеемся и выигрываем, либо мы однозначно проигрываем.

СМИ формируют негативный образ предпринимателя. В российском обществе сложился очень негативный образ предпринимателей. Этот стереотип сформировался еще в 90-е годы. Тогда он, возможно, имел под собой основания. Но с тех пор очень многое изменилось. Однако СМИ, по мнению участников фокус-группы, стихийно продолжают формировать в общественном сознании негативный образ предпринимателя.

  • Никто не работает над имиджем бизнеса. Посмотрите, что идет по телевизору: гастарбайтер на кого-то напал и следом бизнесмен на кого-то напал. Бизнесмен застрелил адвоката, бизнесмен ударил женщину. Я посмотрела «Дежурную часть», мне плохо стало.
  • Проблема в том, что в средства массовой информации – это гигантское оружие. Это мощнейшее оружие воздействия на головы людей: молодежи, детей, стариков, кого угодно. И там создается имидж бизнесмена как взяточника, вора или бандита.
  • Никто не пытается сказать, что предприниматели – это люди, которые создали, к примеру, три тысячи рабочих мест. Об этом речи нет вообще.
  • Нужно начать со средств массовой информации, с образования. Нужен минимум уважения к предпринимателям и внимания к их нуждам.
  • Негативный имидж культивируется средствами массовой информации. Бизнесмены воспринимаются, как такие исчадия ада. Это очень плохо – ухудшающийся, системно ухудшающийся образ.

Сравнение со странами Запада. Почти все участники фокус-группы имели опыт работы в странах Запада и могли сравнить институциональную среду «здесь» и «там». Многие претензии предпринимателей к российской институциональной среде подкрепляются в рамках такого сравнения. В странах Запада есть политическая конкуренция и работающая демократия, благодаря которой, согласно высказываниям предпринимателей, законы достаточно стабильны и прозрачны, приемлемы для бизнеса. Это позволяет развивать бизнес и планировать развитие на долгий срок. Правда, многие отмечали, что законодательные системы в этих странах часто достаточно сложны, но при этом они лишены неопределенности и имеют ясную логику. По общему мнению предпринимателей, в такой системе работать гораздо комфортнее. Государственная власть и ее представители на местах озабочены привлечением инвестиций и созданием рабочих мест, что мотивирует их к конструктивному и неконфликтному стилю работы с бизнесом.

  • Вот у меня есть бизнес здесь, и есть бизнес там (в Германии). Могу сравнить. Там вот комфортно делать очень бизнес с точки зрения того, что ты понимаешь: там есть стабильность некая. Т.е. ты можешь долгосрочно планировать. Далее, ты понимаешь, что если к тебе придет кто-то из государственной власти, то его задача будет не поставить тебе палку в колеса, закошмарить или снять с тебя эти деньги, а есть какая-то реальная проблема, которую надо решить.
  • У нас иногда можно пользоваться какой-то нечеткостью, необязательностью исполнения законов. Но, с другой стороны, это порождает неопределенность. Но мне больше по душе та система, в которой есть определенность.
  • С точки зрения бизнеса та система выглядят более осмысленной: там есть какая-то логика и понимание. Иногда это против твоих интересов, но ты понимаешь, что таковы общие правила игры.А у нас складывается ощущение при взаимодействии с государством, что преобладает какая-то общая бессмыслица, отсутствие адекватных целей. Законы могут быть несовершенны везде, но там есть система их улучшения. Обратная связь, о которой мы говорили.
  • Есть цикл Деминга. Это абсолютно классическая вещь: планирование-действие-проверка-корректировка. А у нас нет цикла Демингав отношении экономических действий, экономических законов, подзаконных актов и прочего. Поэтому хаос.
  • В Швейцарии нас курирует начальник агентства экономического развития кантона Граубюнден. Когда нам нужен был офис, он сам лично всех обзванивал, нам был найден офис. Когда нам нужна была секретарша швейцарская, которая говорит на трёх языках, он сам поднял всех на уши, нам нашли нужную секретаршу. Когда нам понадобились какие-то деньги на научные разработки, он пробил в Берне субсидии. Мы с ним дружим, ходим периодически обедать. Я спрашиваю: в чем твой интерес? Отвечает: мой интерес, чтобы вы к две тысячи двадцатому году обеспечили триста рабочих мест у меня в кантоне. Еще мой интерес, чтобы был налогоплательщик. Человек сидит в кабинете, мы совершенно свободно мы к нему попадаем, свободно звоним. И видно, что он глубоко заинтересован в развитии своего кантона.
  • Там сложная система, но она понятная и логичная, она абсолютно логичная. Это большой плюс, потому что она сложная, но ты все понимаешь. Есть налог на богатство, но есть и вычет на одного ребенка, на двух и на трех. Есть сложная социальная система.
  • У них там вполне нормально мышление на горизонт сорок, пятьдесят, шестьдесят лет. И там настолько по-другому построена система, у руководителей на это есть время. Это у нас, когда ты занимаешься бизнесом, пятьдесят процентов времени отбиваешься от всего вокруг, вторые пятьдесят процентов времени делаешь какой-то бизнес, пытаешься.
  • У меня был опыт в Америке. Там система действительно настроена на поддержку бизнеса. Как минимум, стараются ему не мешать. Никаких согласований, во всем – уведомительный порядок. Кроме ситуации с лицензиями, но там всего существует пятнадцать лицензий или семнадцать. А у нас лицензируется несколько сотен видов деятельности.
  • Там уведомительный порядок.Уведомил и занимайся своими делами. Наверное, это лучше, чем здесь, когда ты по каждому поводу вынужден обращаться, как бесправный человек, и что-то просить, что-то ждать и т.д.
  • Там с субсидиями все понятно. Обеспечил сколько-то рабочих мест – новый объект запущен, приди, попроси семь процентов, например. Обеспечил, допустим, инновационный проект, приди еще какой-то процент попроси. И тебе все это будет дано. Все четко, никакого произвола.

Сравнение с Китаем (фрагмент опроса российских экспертов в 2006 г.). В проведенной фокус-группе респонденты мало говорили о Китае, хотя из отдельных высказываний можно составить мнение о том, что институциональная среда в этой стране более дружественна по отношению к бизнесу, чем в России.

По контрасту с оценками состояния дел в России все эксперты высоко оценивали конкурентоспособность китайской экономики и качество ее институциональной среды. По мнению экспертов, Китай значительно опередил Россию в создании системы законов, благоприятных для развития бизнеса и инвестирования. Кроме того, в Китае существует эффективная практика правоприменения, законы соблюдаются, отсутствует практика вымогательства со стороны чиновников.

Ситуация в Китае в определенной мере противоречит мнению респондентов фокус-группы о том, что для создания эффективной институциональной среды необходима политическая конкуренция.

  • Дело в том, что Китай в вопросах организации, в вопросах государственных структур, там, где должно действовать государственное регулирование, у Китая все прекрасно. Там достаточно жесткая власть, все следуют инструкциям, установки из центра соблюдаются. Понимаете, в Китае законы жесткие, но они более совершенные. Любой человек обязан их выполнять, будь он даже чиновник самого высокого ранга. За нарушением следует наказание, это неминуемо (Миняев Егор Юрьевич, ведущий эксперт экспертного центра «ChinaCom», г. Москва).
  • В Китае разработано, с одной стороны, довольно, жесткое таможенное, налоговое законодательство, которого все стараются придерживаться. С другой стороны, это законодательство вполне реально для исполнения. Его проще выполнить без всяких проблем и убытка для себя, чем нарушить (Семенов Дмитрий Евгеньевич, директор международной компании транспортных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • В Китае есть абсолютно четкие правила, которые проще выполнить, чем нарушить, а потом иметь неприятности с законом, которые будут обязательно и для всех без исключения. Китайская система более гибкая, и она более реальна (Жебокритская Лариса Владиславовна, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

Главные результаты и выводы. Конкретных предложений от участников фокус-группы прозвучало немного, а именно три.

  • Быстрее уходить от бумажной архаики в работе государственных органов, опираясь на позитивный опыт налоговой службы. В необходимых случаях следует изменить законодательство и подзаконные правовые акты. Возможно, следует разработать и реализовать специальную целевую программу.
  • Необходимо провести экономическую амнистию, установить четкие сроки давности по экономическим правонарушениям, закрыть возможности несоблюдения этой нормы.
  • Следует проработать вопрос о возможности замены отдельных форм государственного контроля страхованием соответствующих рисков.

В какой-то мере конкретными можно считать также предложения о радикальном сокращении численности государственных служащих, о передаче функций налогообложения физических лиц самим физическим лицам и о введении реальной выборности на муниципальном уровне. Однако реализация этих предложений сложна и связана со значительными политическими рисками.

Что касается других проблем, поднятых участниками фокус-группы, то здесь, с нашей точки зрения, легких решений не просматривается. Респонденты тоже не смогли их обозначить.

По-видимому, один из ключевых вопросов состоит в создании адекватных мотиваций у чиновников, в широком смысле представляющих государственную власть. Формирование таких мотиваций зависит, с одной стороны, от системы политических, экономических и административных стимулов, а с другой – от состояния общественной психологии. Учитывая, что в понимании этого вопроса за весь постсоветский период не удалось далеко продвинуться, нужны более глубокие исследования этой проблемы.

Еще одна проблема состоит в том, что законотворческая деятельность в России, по мнению предпринимателей, во многом напоминает «взбесившийся принтер». Предприниматели видят решение этой проблемы в развитии политической конкуренции. В долгосрочном плане это, возможно, и так, хотя даже это не очевидно. Представляется, что ситуация в Китае опровергает этот тезис, хотя этот вопрос недостаточно ясен и требует серьезного изучения.

Отличия России как от стран Запада, так и от Китая (и других стран юго-восточной Азии) в первую очередь представляются культурными, а качества институциональной среды является производными от них. Конфуцианская государственная культура, которая не была до конца уничтожена в Китае, оказалась хорошим реципиентом для западной рыночной экономики. В России, как говорят сами предприниматели, такого идеологического реципиента нет. Отсюда идеологическое господство популизма, о котором сами предприниматели говорят, что не знают, что с ним делать.

2. ПРОБЛЕМЫ МИКРОБИЗНЕСА

В рамках исследования, посвященного взаимодействию малого бизнеса и таможни, был опрошен представитель микробизнеса, пытавшийся открыть шоу-рум. Выяснилось, что данный предприниматель работал с импортом, но не контактировал с таможней. Вместе с тем, в интервью, хотя оно было единичным, просматриваются проблемы, которые выглядят типичными для данного сегмента предпринимательства.

  1. Бизнес не регистрировался. Как следствие, не было административных барьеров, проверок, официальной бухгалтерии и т.п. Хотя предприниматель признает, что со временем ему пришлось бы зарегистрироваться.
  • Административных барьеров я никаких озвучить не могу, поскольку я этот бизнес никак не оформляла официально.
  • Вопрос: А с проверками никто не приходил? Ответ: Нет. Видимо, не обнаружили. Но со временем, наверное, пришлось бы зарегистрироваться.
  1. Микробизнес, основанный на импорте, не взаимодействует с таможней. В рассматриваемом случае первая партия товара были привезена предпринимателем из Тайланда в чемодане, как личный багаж, и проведена на таможне через «зеленый коридор». Последующие партии товара предприниматель заказывал по почте.
  • Изначально ездила в Бангкок. Там познакомилась с интересной корейской модой. Всё это по очень низким ценам. Родилась такая идея – возить оттуда одежду. Закупила всё самостоятельно, не заказывала. Сама выбрала, закупила и привезла. Вопрос: Как Вы провели этот груз через таможню? Ответ: Вещи шли, как для личного потребления, поэтому я с таможней не имела дел никаких.
  • Вопрос: Какое количество товара Вы ввезли? Ответ: Небольшое. Около 100 единиц одежды. Вопрос: Таможня не возражала? Ответ: Им совершенно не интересно, что я везу. По весу я не превысила лимитов. Прошла через зеленый коридор.
  • Поездка была только одна. В дальнейшем я уже заказывала через Интернет. Приходило по почте. Есть интернет-портал. На нём представлен каталог одежды. Там есть раздел очень интересный, с большими скидками. То есть я выбирала именно скидочные товары. Там скидки до 90%. Допустим, по пять вещей за один раз заказывала. Два раза в неделю. Доставка бесплатная, если ты на определённую сумму заказываешь. И в течение месяца я получала. Мне каждую неделю приходили обновления по несколько вещей.

Вопрос: Таможня не вскрывала Ваши посылки? Ответ: Я не сталкивалась с этим. У меня все всегда нормально запакованное приходило.

  1. Специализация бизнеса – торговля женской одеждой, точнее определенным ее видом (вечерние наряды). Формат бизнеса – шоу-рум.
  • Я открыла шоу-рум в 14-ом году. Была примерочная, как в магазине, и такой столик с журналами, где можно посидеть, попить кофе, поговорить с девочками. Сделала сайт. Вот, в таком формате.
  • У меня было довольно узкое направление, это были вечерние наряды, в основном платья. Зимние варианты меня не интересовали.
  • В принципе, я отслеживаю вообще в целом женскую одежду, это направление.
  1. Бизнес продержался около 5 месяцев, закрылся из-за нерентабельности. Основная причина нерентабельности – высокая стоимость аренды помещения. Причем, помещение было арендовано не в центре Москвы, а скорее ближе к окраине, на Волгоградском проспекте (правда, близко от метро). Арендная плата составляла около 30 тыс. руб. в месяц. Стартовые затраты на ремонт помещения – около 40 тыс. руб. Прибыль была незначительной: от 5 до 10 тыс. руб. в месяц.
  • Я продержалась только пять месяцев. Была очень дорогая аренда. Вся выручка уходила на погашение аренды. Вопрос: Во сколько Вам обходилась аренда? Ответ: Если с коммуналкой, то 30 тыс. руб. в месяц.
  • Вопрос: Большая площадь была? Ответ: 27 квадратов. Вопрос: В каком месте? Ответ: Волгоградский проспект, две минуты пешком от метро.
  • Выручки хватало аренду платить, себестоимость товара вернуть. Может быть, была прибыль, но её даже сложно прибылью назвать. Пять-десять тысяч в месяц, не больше.
  • Вопрос: В ремонт пришлось вложиться? Ответ: Да, пришлось. Я полностью все сама делала. Материалы покупала, естественно. Вышло 40 тыс. руб., наверное.
  1. При этом предприниматель считает, что невзирая на трудности, он был близок к успеху.
  • Первоначально ко мне шли знакомые, знакомые знакомых. Потом сарафанное радио. Под конец пошли и люди со стороны. Если бы в этот момент можно было немножко дофинансироваться, то мне кажется, что дело бы пошло.
  • Окунувшись в эту тему, я поняла свои ошибки, знала, как нужно делать. Понимала, но уже не было средств. Реально более грамотно должно быть выстроено.
  1. Многие предприниматели говорят, что им пришлось свернуть бизнес из-за изменения курса рубля. Но в данном случае этот фактор не был существенным. Правда, респондент отметил, что из-за изменения курса рубля товар в Тайланде подорожал в 1,5 раза, однако, по его мнению, это мало повлияло на структуру затрат.
  • Вопрос: Многие предприниматели говорят, что их бизнес пострадал из-за изменения курса рубля. В Вашем случае это так? Ответ: Немного повлияло. Курс бата был один к одному, стал один к полутора. В принципе, это незначительно. Всё равно одежда очень дешёвая.
  1. В числе главных причин неудачи попытки создания бизнеса респондент назвал неумение вести рекламу в интернете.
  • Я занималась раскруткой самостоятельно, без каких-либо вложений финансовых.
  • Социо-медиа маркетинг – это реклама через социальные сети. Нужна ставка на рекламу, от этого все идёт. В расходах нужно в первую очередь учитывать рекламу.
  • Могу сказать, что, если бы я немного дофинансировалась, нужно было основные средства нужно вкладывать в рекламу, продавать через Интернет.
  1. Предприниматель не оставляет намерений вернуться в бизнес и считает, что накопленный опыт поможет ему более успешно взять новый старт.
  • В принципе, меня эта идея не покидает, в будущем я всё равно хочу что-то подобное сделать, когда будут средства.
  1. Предприниматель не имел образования в области дизайна одежды или товароведения швейных изделий. Товар подбирался исключительно по интуиции предпринимателя с опорой на его личные вкусы. При этом респондент отметил, что он еще с детства хотел этим заниматься (по-видимому, имел к этому природные склонности).

По образованию данный предприниматель – рекламист. Тем интереснее, что это образование никак не способствовало становлению бизнеса. По словам предпринимателя, оно просто не пригодилось. Как можно понять, образование, полученное респондентом, вообще не затрагивало интернет-рекламу.

  • Вопрос: У Вас интересная специализация – вечерние платья. Есть ли у Вас специальное образование – дизайнер, модельер? Ответ: По образованию я рекламщик. Вопрос: Вам это помогало при выборе товара, страны? Ответ: Нет, никак. Вопрос: То есть Вы опирались на Ваш личный вкус, предпочтения? Ответ: Да. Всегда с детства хотела этим заниматься.
  • Уже после закрытия бизнеса респондент прошел месячное обучение методам интернет-рекламы на частных курсах, информацию о которых нашел в интернете. Обучение респондент оценивает, как очень эффективное.

Интересна бизнес-модель, используемая на этих курсах. Организатор курсов не берет денег от слушателей – курсы бесплатные. Заработок организатора формируется за счет последующего сотрудничества с теми из слушателей, которые пожелают такого сотрудничества. С слов респондента можно понять, что такое желание высказывают многие. По-видимому, они считают, что организатор курсов может вести эту деятельность эффективнее, чем они сами. Цены таких услуг в интервью названы не были, но очевидно, что они доступные.

  • Я недавно ходила на курсы социо-медиа маркетинга, который сейчас быстро развивается и доход приносит, и он как раз очень сильно помогает такому бизнесу, как у меня.
  • Это месячные курсы, очень полезные. Вопрос: Сколько Вам это стоило? Ответ: Нисколько. Я вызвалась быть помощником, заодно и курсы прошла. Но вообще это курсы бесплатные для слушателей. Вопрос: На чем же тогда зарабатывает организатор? Ответ: Он создает клиентуру из своих слушателей.
  • При попытке открыть бизнес респондент использовал исключительно личные финансовые средства. Возможность взять кредит в банке была им категорически отвергнута. При этом величина процентной ставки не играла никакой роли в принятии такого решения. Респондент сообщил, что не взял бы кредит и по нулевой ставке. Причина – неуверенность респондента, что затраты удастся окупить и за счет этого вернуть кредит. В прошлом респондент имел тяжелый опыт возврата кредита и повторять его не хочет.
  • Вопрос: Вы думали о том, чтобы взять кредит? Ответ: Нет. Кредитная история у меня в прошлом. Я решила вообще не связываться с этим. Вопрос: Был негативный опыт? Ответ: Не то, чтобы негативный, но был. Я брала кредит, потом было тяжеловато расплачиваться. Мне не очень понравился этот опыт.
  • Вопрос: Вы не пользуетесь кредитом потому, что высокая ставка? Ответ: Нет. Совершенно не поэтому. Есть неуверенность в том, что бизнес пойдёт. Не хочется рисковать. Своими средствами рисковать проще.
  • Вопрос: То есть 10% годовых или 5% годовых, для Вас это не важно? Ответ: Нет. Мне не важно, какая процентная ставка.
  • Вопрос: В СМИ сообщают, что в США сейчас из-за кризиса практически нулевая процентная ставка. Респондент: Это как беспроцентная рассрочка? Интервьюер: Фактически, да. Такие кредиты Вы тоже не готовы брать? Респондент: Нет. Сейчас мне это не интересно. Мне было бы интересно заработать, а потом деньги вложить. Так спокойней.
  • Вопрос: Вы говорите, что, может быть, Вы к этой идее ещё вернётесь. Тогда деньги потребуются. Вы свои личные вложите? Ответ: Только свои, да.
  • Вопрос: А кто-то их Ваших знакомых брал кредит для развития бизнеса? Ответ: Все мои знакомые, которые к бизнесу имеют отношение, насколько я знаю, кредит не брали.
  • Микробизнес имеет шансы расти и превратиться в средний бизнес. У нашего респондента это пока не получилось, но в интервью прозвучало сообщение о другом предпринимателе, который, начав с такого же микробизнеса, превратил его в средний бизнес, работающий уже на оптовом рынке.

При этом важен следующий момент: если микробизнес ориентируется на закупки по импорту, то средний бизнес переключается на отечественного производителя. Как можно понять, в данном случае представитель среднего бизнеса работает непосредственно со швейниками и предоставляет им модели и лекала одежды, поскольку швейные производства в России есть, но рынок моделирования одежды еще не сложился (см. ниже).

  • У меня подруга есть, которая как раз таким дизайнером стала. Модельером. Сначала возила одежду, потом стала отшиваться маленькими партиями, а теперь уже на фабрике заказывает. Вопрос: На фабрике – это уже большая партия должна быть? Ответ: Да. Она сейчас переходит на оптовую продажу, потому что в рознице ей уже не интересно работать. Вопрос: Какое у нее образование? Ответ. Высшее. Не знаю, какое. Но точно не дизайнерское. Вопрос: То есть она самоучка, как Вы? Ответ: Да.
  • Рынок производства дизайнерской одежды в России, по мнению респондента, сегодня находится в зачаточном состоянии. Предложений мало, и они дороги по сравнению с тем, что можно приобрести за рубежом. Однако, по мнению респондента, этот рынок быстро развивается, и примерно через пять лет станет конкурентоспособным по отношению к импорту.
  • Вопрос: Вы закупаете товар за границей. А в России ничего интересного нельзя купить? Ответ: Сейчас начинает появляться. Есть частные мастера, дизайнеры, которые что-то придумывают и отшивают маленькими партиями, даже не на фабриках, а у швей. Есть несколько интересных дизайнеров, но они себя очень высоко ценят. Ценник у наших дизайнеров очень высокий.
  • Вопрос: Я правильно понял, что в России интересных предложений мало и они очень дороги? Ответ: Да. Они начинают появляться, появляются интересные варианты, но так как их мало, они цены высокие дают. Вопрос: А лет через 10 ситуация улучшится, как Вы думаете? Ответ: Я думаю, что да. Даже не через 10 лет, а гораздо раньше. Потому что очень активно всё развивается.

Выводы и предложения

  1. Интервью эмпирически подтверждает мнение многих экспертов о важности микробизнеса для экономики (в том числе для обеспечения занятости населения), а также о том, что в российских условиях успешно стартовавший микробизнес может успешно вырастать до среднего, а в перспективе и крупного.
  2. Важная роль малого бизнеса состоит в том, что в процессе роста он имеет тенденцию постепенно переключаться с импорта готовой продукции на размещение заказов внутри России. При этом он не только способствует загрузке производственных мощностей (сначала малых и средних, а потом и крупных), но и выполняет ряд других актуальных для России функций: создает товаропроводящие пути, де-факто выполняет сложную маркетинговую работу, способствует перестройке неэффективных крупных производств, заставляя их выпускать продукцию малыми партиями.
  3. Одним из главных препятствий на пути развития малого бизнеса является дороговизна аренды коммерческой недвижимости. Эта проблема выдвинута на первый план не только потому, что ее называл респондент, но и потому, что она является рукотворной, хотя и имеет глубокие корни.

Стоимость аренды недвижимости велика во многих мегаполисах мира. Однако есть основания предполагать, что в российских мегаполисах эта проблема имеет свою специфику. Ее истоки восходят к советскому типу застройки микрорайонов, в которых создание нежилой недвижимости вообще не предусматривалось: все заменял один крупный универсам. Лишь в конце 80-х годов политика была изменена и под нежилую недвижимость стали отдавать первые этажи строящихся зданий. Сегодня даже визуально видно, что обеспеченность населения предприятиями торговли и услуг в таких микрорайонах намного выше, чем в микрорайонах постройки 70-х и начала 80-х годов.

Огромный удар по рынку коммерческой недвижимости нанесла инициированная мэром Москвы Собяниным кампания по уничтожению рынков и «незаконных» коммерческих построек. Кампания была подхвачена во многих крупных городах России. В СМИ неоднократно звучала гипотеза, что это было сделано в интересах стагнирующих торговых сетей. К сожалению, отсутствует информация о том, как этот аспект повлиял на стоимость аренды недвижимости.

Изучение вопроса о факторах, формирующих стоимость коммерческой аренды помещений, требует проведения серьезного исследования. Очевидно, что проблема дефицита коммерческой недвижимости имеет структурный характер. Общеизвестно, что стоимость аренды и самой недвижимости критически зависит от транспортной доступности и других инфраструктурных факторов. Прямое статистическое сравнение российских мегаполисов с мегаполисами других стран по уровню обеспеченности коммерческой недвижимостью может дать искаженные результаты, поскольку в российских городах существуют обширные промзоны, перепрофилированные под коммерческую недвижимость. Однако такие объекты логистически неудобны, и если для большого бизнеса это всего лишь вопрос затрат, то размещение в них предприятий малого бизнеса экономически нецелесообразно.

Косвенным подтверждением дефицита предложения коммерческой недвижимости является существование гаражной экономики: де-факто гаражи перепрофилируются в коммерческую недвижимость.

Нет сомнения в том, что данная проблема изучалась научными организациями и ВУЗами, администрациями городов, а также риэлтерскими и девелоперскими организациями. Однако эта проблема не находится в фокусе реформистской повестки дня. Имеющиеся данные разрозненны и в значительной мере не публичны. Необходимо обобщить имеющуюся информацию по данному вопросу, провести экспертный опрос риелторов и девелоперов, специалистов по градостроительству, изучить доступную коммерческую информацию. Возможно, эту работу следует поручить кому-то из аспирантов.

В конечном счете необходимо на 180 градусов развернуть политику мегаполисов: от уничтожения малых форм коммерческой недвижимости необходимо перейти к расширению их предложения на конкурентном рынке аренды и собственности. Понятно, что данная проблема сложна как технически, так и политически. Тем не менее, для начала ее необходимо хотя бы поставить.

В настоящее время в российской торговле формируется классическая «социалистическая воронка», описанная Ф.Хайеком. На первом этапе крупные торговые сети руками государства уничтожают конкурента в лице малого бизнеса. На втором этапе государство начинает бороться с олигополией торговых сетей: ставит их под административный контроль, формальными и неформальными методами ограничивает величину торговых наценок и других параметров бизнеса. В результате уменьшается обеспеченность населения торговыми площадями, ухудшается их логистическая доступность, сужается ассортимент и качество продуктов.

Одно из возможных предложений: приватизировать бомбоубежища и иную подземную военную инфраструктуру. По слухам, в Москве объемы такой недвижимости очень велики, она находится в заброшенном состоянии и никак не используется.

  1. В интервью акцентирована тема, что предприятия микробизнеса не пользуются банковскими кредитами, причем такое их поведение не связано с величиной процентной ставки – предприниматели боятся рисков. Искусственное снижение процентных ставок нецелесообразно и неэффективно. Альтернативой банковскому кредитованию является краудфандинг, который, судя по сообщению РБК, начал развиваться и в России. Целесообразно изучить, существуют ли в России правовые ограничения и правоприменительные риски для таких финансовых операций, особенно для предприятий, не прошедших официальную регистрацию. Если такие ограничения или риски будут обнаружены, следует принять меры по их устранению.
  2. Респондент сообщил, что полученное им высшее рекламное образование никак не помогло ему строить бизнес, в то время как месячные курсы по интернет-рекламе дали очень много полезной информации. Это в очередной раз ставит вопрос об эффективности государственного высшего образования. В рассматриваемом случае высшее образование отработало вхолостую, тогда как короткие коммерческие бизнес-курсы оказались очень полезными.

Многочисленные исследования и сообщения в СМИ говорят о том, что в России существует много неэффективных государственных ВУЗов. Они создают нездоровую конкуренцию на рынке образования, вред от которой в первую очередь связан с профессиональной дезориентацией абитуриентов и их родителей, а также потерей 4 – 6 лет трудоспособного возраста молодежи. Российские родители, как известно, во что бы то ни стало стремятся дать своим детям пусть некачественное, но формально высшее образование. Впоследствии многие их дети дорого расплачиваются за эту ошибку.

Нельзя сказать, что российская власть не понимает эту проблему. Однако неоднократные попытки закрыть хотя бы часть неэффективных ВУЗов наталкивались на политические протесты со стороны преподавателей, населения и, возможно, местных властей.

На данном этапе автор записки не готов дать какие-либо предложения по исправлению этой ситуации.

3. О ТРУДНОСТЯХ ПРОВЕДЕНИЯ ГРУЗОВ ЧЕРЕЗ ТАМОЖНЮ
(на основе интервью с предпринимателями

СОДЕРЖАНИЕ

  1. Неправомерная корректировка таможенной стоимости

1.1. Суть проблемы: таможня оказывает давление на предпринимателей в сторону завышения таможенной стоимости грузов

1.2. Причина возникновения требований о повышении таможенной стоимости: существование планов по таможенным сборам

1.3. Формы оказания давления на предпринимателей

1.4. Как предприниматели реагируют на требования о повышении таможенной стоимости

1.5. О возможностях судебной защиты от неправомерных требований таможенников

1.6. Как часто возникают проблемы с корректировкой таможенной стоимости

1.7. В условиях кризиса незаконное давление на предпринимателей возрастает

1.8. Денежная стоимость таможенного оформления

  1. Другие проблемы, возникающие при взаимодействии с таможней

2.1. Неоднозначность трактовок правовых актов

2.2. Взаимодействие с таможнями других стран

2.3. Большие потери времени на таможне

  1. Валютный курс, санкции и контрсанкции
  2. Специфика экспортных операций
  3. Таможенные запреты на экспорт (на примере Казахстана)
  4. Специфичные проблемы малого и среднего бизнеса

6.1. Большие предприятия имеют преимущества при работе с таможней

6.2. Сложность таможенных правил – одно из главных препятствий входа на рынок внешней торговли для малых предприятий

6.3. В условиях кризиса многие малые предприятия ушли с рынка

6.4. Существует ли возможность увеличения числа малых и средних предприятий, занимающихся внешнеторговыми операциями?

6.5. Государственные меры по упрощению таможенных процедур для малого бизнеса не всегда эффективны

  1. Позитивные тенденции в работе таможни

7.1. Усиление контроля за деятельностью таможни

7.2. Внедрение цифровых технологий

  1. О фирмах-однодневках
  2. О теневых и коррупционных схемах на таможне

9.1. Низовая коррупция

9.2. Теневые схемы, основанные на вовлечении высоких административных уровней

9.3. О существовании «черных таможен»

9.4. К вопросу о динамике объемов коррупционных схем

Выводы

Предложения

Дополнение. Латентный механизм регулирования таможни

Для изучения трудностей, с которыми сталкиваются предприятия, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность, в феврале-марте 2017 г. было проведено 10 интервью с предпринимателями, к которым была добавлена одна фокус-группа на аналогичную тему из исследовательского архива.

Исследование выявило ряд проблем, нуждающихся в решении.

  1. Неправомерная корректировка таможенной стоимости

1.1. Суть проблемы: таможня оказывает давление на предпринимателей в сторону завышения таможенной стоимости грузов

Наиболее распространенная претензия предпринимателей к работе таможни состоит в том, что работники таможенных постов неправомерно настаивают на увеличении стоимости ввозимых товаров. Эти требования обосновываются либо ссылкой на некие статистические данные о среднемировых ценах, которыми якобы располагает таможня, либо требованием изменить код товара таким образом, чтобы величина таможенных сборов возросла.

Определенная парадоксальность описанной практики состоит в том, что под давлением требований таможенников предприниматели не занижают стоимость товаров в своих интересах (за взятки, как об этом сообщают СМИ), а завышают их стоимость. Коррупционное занижение стоимости товаров тоже может иметь место, но, по мнению респондентов, сегодня это гораздо более редкое явление, чем завышение с целью обеспечений контрольных показателей (см. ниже).

  • Основная проблема при импорте – это корректировка таможенной стоимости, правильность определения кода товара. К примеру, нам надо купить полутуши. Мы выходим на рынок Бразилии, обзваниваем производителей. И соответственно от условий и цены выбираем наилучшее, более выгодное для себя. Завозим это на российскую территорию. И говорим: вот эта полутуша, условно говоря, стоит доллар. Вот наши платежки, вот наши документы, вот наш контракт. Таможня говорит: “Нет, ребята. По нашим данным эта полутуша стоит 1,20 доллара, поэтому заплатите, пожалуйста, таможенную пошлину, исходя из нашего видения, а не из вашей реальной сделки”. Вот это, на мой взгляд, очень неприятная вещь.
  • Неправильное определение кода товара.Это такой способ тоже выкручивания рук импортёрам. Например, я везу говяжью печень. Подаю её, как говяжью печень. А таможня говорит: «У нас есть большие сомнения, что ты правильно определил код товара. У тебя не говяжья печень, а что-то другое. Ты подпадаешь под другой код». Как правило, это код с большей величиной сбора. Ты говоришь: “Ребята, хорошо. Если вы так считаете, у вас есть лаборатория. И берите на образцы, и выясняйте”. Но у них есть свои доводы: “Мы берём. Но мы же пока не знаем, что ты везешь. Мы считаем, что ты неправильно определил код товара. Пока мы проводим лабораторные исследования, пожалуйста, положи нам на депозит деньги, исходя из того, что у тебя там, возможно, вырезка”. Платежи на вырезку раз в 10 выше, чем на печень. Они таким образом получают сумму на депозит. Месяца два они выясняют в своей лаборатории, что же ты всё-таки привёз. Эти деньги фактически заморожены, мы не можем использовать их, как оборотные средства. В конце концов, тебе их отдают, но выпускают товар под повышенное обеспечение.
  • И если таможня считает, что у нас недостаточно документов, подтверждающих стоимость, приходится предоставлять дополнительную информацию, запрашивать дополнительные сведения у зарубежных поставщиков. Они не всегда это понимают, с этим сложности.
  • Если таможня нашу стоимость не принимает, она увеличивает ее до средней по рынку, по своей статистической базе.

1.2. Причина возникновения требований о повышении таможенной стоимости: существование планов по таможенным сборам

По мнению респондентов, причина, по которой работники таможни настаивают на завышении стоимости товаров, состоит в том, что таможне в целом и всем ее подразделениям, вплоть до каждого таможенного поста, доводятся планы по сбору таможенных пошлин и иных платежей. В тех случаях, когда общая сумма сборов в течение определенного периода не достигает установленной контрольной цифры, таможенники вынуждены оказывать незаконное давление на импортеров, чтобы обеспечить выполнение плана по сборам.

Необходимо отметить, что сами работники таможенных постов тоже находятся под давлением. При невыполнении контрольных показателей вышестоящие инстанции заявляют о подозрениях, что работники постов за взятки занижают стоимость товаров, умышленно присваивают им более льготные коды, вследствие чего возникает недобор плановых показателей. Вслед за этим организуются проверки с неизвестным исходом для работников таможенных постов. С другой стороны, работники таможни, регулярно выполняющие контрольные показатели, находятся на хорошем счету и перед ними открывается возможность карьерного роста.

  • Негласно есть такая вещь, как наполнение бюджета. Каждый пост отвечает за определённые суммы для бюджета. Я не знаю, как на уровне государства, ставятся им такие задачи или нет, но негласно я знаю, что у каждого таможенного поста есть какие-то нормы отчислений.
  • У таможни есть планы по сбору денег, они разверстываются до каждого таможенного поста. Для них это самое главное. Законно они действуют или не законно, это другой разговор. Госбюджет таким образом формируют. Управление федеральных доходов рассылает письма или указы. Эти указы не публикуются. Но никому не мешает их знать.
  • У них есть план по бюджету, который они должны обеспечить. Таможенники возразить не могут, иначе им скажут: ты берешь взятки и занижаешь таможенную стоимость грузов.Если ты такой нехороший, мы организуем тебе проверку. Будешь рад, если отделаешься увольнением. И таможенник берет под козырек.
  • В теории величина таможенных сборов должна формироваться в зависимости от потока грузов. Ну, еще от их состава грузов и других показателей. Кроме того, бывают штрафы или, не дай бог, конфискации. Все это должно по факту суммироваться и уходить в госбюджет.Но в нашей стране без плана ничего не делается. Таможне спускают план, контрольные цифры по денежным сборам. А как они их обеспечат – это их дело. И таможенники начинают выкручиваться.
  • У них есть какой-то план. И они честно нам говорят, что план «горит»,поэтому мы будем вас корректировать, нам надо отчитаться за выполнение плана. Таможенные взаимоотношения такие же, как и все остальные.
  • Предприниматели хотят сэкономить, а таможенники, наоборот, хотят повысить стоимость.

1.3. Формы оказания давления на предпринимателей

Наиболее распространенные формы давления, которое работники таможни оказывают на предпринимателей – это затягивание процесса оформления и омертвление оборотных средств предприятий. Типичная практика состоит в том, что товар выпускают из таможни, но образцы отправляют на экспертизу, и на время проведения этой экспертизы предприниматель обязан положить на депозит своего рода залог, величина которого равна разнице в величине таможенных сборов, заявленной предпринимателем, и величине сборов, заявленной таможенниками. Экспертиза часто соглашается с предпринимателем, после чего денежные средства ему возвращаются, но на это, по разным оценкам, уходит от четырех месяцев до полугода. Кроме того, сбор документов, необходимых для возврата денежных средств является достаточно сложной и трудоемкой процедурой.

Возможны варианты, когда спор о таможенной стоимости развивается по более жесткому сценарию. На предпринимателя могут завести о недостоверном декларировании. В этом случае деньги с депозита в бесспорном порядке списываются в бюджет, а предприниматель может быть привлечен к ответственности за недостоверное декларирование. В зависимости от суммы начисленного ущерба может быть заведено административное или уголовное дело. Последнее случается редко, но такие случаи у предпринимателей на слуху. Поэтому они стараются не конфликтовать с таможней.

А. Омертвление денежных средств

  • Образцы отправляют в лабораторию. Мне проще не спорить, а положить деньги на депозит. Через два месяца тебе сообщают результат. Дальше два варианта. Первый, когда говорят: «Друг, у тебя всё-таки это вырезка, поэтому мы весь твой депозит с тебя спишем». Иди после этого, доказывай обратное. Второй вариант: таможня соглашается с правильностью твоей декларации. Они говорят: “Хорошо, мы готовы твой депозит вернуть. Пиши заявление”. Заявление рассматривается еще два месяца, в итоге выходит четыре. То есть фактически они берут у тебя беспроцентный кредит. Если согласились, что ты прав, то через четыре месяца тебе деньги вернут.
  • Товар выпускается с таможни под обеспечение, фактически под залог разницы в пошлинах. Если потом мы нашу стоимость все-таки отстаиваем, таможня нам этот залог возвращает. Но если сумма залога списывается за один день, то возвращения мы ждем по полгода, значительные суммы там зависают.

Б. Длительность и трудоемкость оформления документов

  • Разницу в пошлинах приходится возвращать очень долго. Допустим, мы доказали, что у нас правильная стоимость, они её принимают, но потом ещё большой пакет документов приходится предоставлять таможнедля того, чтобы эти деньги вернуть обратно.

В. Возможность возбуждения дела о недостоверном декларировании

  • Вопрос: а если ты настаиваешь на своей правоте? Ответ: тогда заводится дело о недостоверном декларировании. Деньги они априори списывают. А тебя ещё могут привлечь к ответственности в зависимости от суммы причинённого ущерба. Либо административное наказание, либо уголовное. Вопрос: для импортера это может закончиться не очень хорошо? Ответ: может, таких примеров достаточно много.

1.4. Как предприниматели реагируют на требования о повышении таможенной стоимости

В большинстве случаев предприниматели предпочитают не спорить с таможней, а соглашаться с теми кодами товаров, на которых настаивают таможенники. В этом случае, по словам предпринимателей, таможня быстро дает им «зеленый свет». Но здесь возникает один неприятный момент, касающийся импортеров. Предприниматели передают таможне копию контракта, в котором указаны стоимость товара и его наименование. Если предприниматель соглашается на пересмотр кода товара, он должен предоставить таможенникам новый вариант контракта. Запросить новую версию контракта у зарубежного поставщика импортер не может, поскольку это противозаконно и подрывает репутацию российского импортера. В результате при возникновении подобных ситуаций российские импортеры в массовом порядке изготавливают поддельную версию договора и передают ее таможенникам.

Как правило, подобная практика не имеет юридических последствий. Таможенники без проверки принимают фальшивый договор и выпускают товар на территорию России. Если не считать определенных финансовых потерь, которые несет предприниматель, ущерб от такой практики является скорее моральным. Зарубежный партнер остается неосведомленным об этой практике.

Однако один из опрошенных сообщил, что лично знаком с уголовным делом, которое было заведено одновременно на предпринимателя и работников таможни за сговор с целью выполнения контрольных показателей (цитату из интервью см. ниже).

Еще одна возможность избежать конфликта с таможней состоит в том, что предприниматель заранее предоставляет образцы товара и просит таможенником самим определить правильный код. Положительный аспект этой процедуры состоит в том, что она полностью страхует предпринимателя от обвинений в недостоверном декларировании. Негативные аспекты – это, во-первых, платность самой процедуры экспертизы, а во-вторых предприниматель заранее соглашается с тем кодом, который таможня присвоит его товару.

Можно ли за взятку откупиться от требований изменить код товара в сторону повышения его стоимости (т.е. обеспечить таким способом право на достоверное декларирование)? Предприниматели склонны отвечать на этот вопрос отрицательно. Если над таможенниками довлеет контрольная цифра, они заинтересованы ее обеспечить во что бы то ни стало, и это перевешивает стремление «заработать».

А. Формы согласия с требованиями таможни

  • Можно сразу согласиться с решением таможни, без лабораторной проверки. Допустим, что ты согласен. Тогда тебе дают зелёный свет, по-быстрому всё отпускают. Но при этом тебе приходится подделывать документы – договоры от зарубежных партнеров. У тебя есть подлинник договора, там указана цена и наименование товара. Этот вариант не устраивает нашу таможню. Но просить зарубежного партнера переделать контракт, заложить в него ложную информацию – на такое никто из них не пойдет. Для них это какой-то нелепый риск, с которого они ничего не имеют. Приходится этот договор попросту подделывать, чтобы заложить в него требования таможенников. Ты подаешь по той стоимости, которая их устраивает, подделывая документы.
  • Есть еще такая возможность. Ты можешь предварительно привезти образцы. И сказать: “Ребята, я не знаю, как правильно этот товар закодировать. Вы можете это определить?”. Получается, что если даже ты привёз не то, что задекларировал, ты подстраховался. Ты сдал им образцы, тебе таможня сказала, как кодировать. Ты в итоге так и закодировал, как тебе таможня сказала. Твоей вины нигде нет. Вопрос: это стоит денег, занимает время? Ответ: да, конечно. Это платная услуга. И время какое-то она занимает. Но ты страхуешься от обвинений в недостоверном декларировании.
  • С точки зрения бизнеса – лучше доплатить и быстрее товар забрать, чем держать его на хранении, пока будут проходить всякие юридические процедуры.

Б. Уголовное дело по факту завышения таможенной стоимости

  • Я недавно одно уголовное дело читал. Написано, что предприниматели вошли в сговор с таможней с целью выполнения контрольных показателейсотрудниками таможни. Очень мне понравилась такая формулировка. Значит, у них есть определённые контрольные показатели, которые они во что бы то ни стало должны выполнить в целях своего карьерного роста. Они не получают от этого живых денег, но продвигаются по служебной лестнице. И их очень здорово “дерут”, если планы утверждены, но по факту сборы недобираются. Для них это самое страшное.

В. Можно ли за взятку сохранить достоверные сведения в таможенном декларировании?

  • Вопрос: можно ли откупиться? Ответ: не всегда. Иногда это можно сделать через брокера. Но если таможне дали задание увеличить сборы по полной программе, то с ними, может быть, и невозможно договориться. В той же экспертизе, ты вообще не участвуешь в этом процессе. Ты не знаешь, что там происходит. И там ФСБешники наблюдают. Таможенники боятся.
  • Не всегда есть смысл откупаться. Обычно разница в величине таможенных сборов не столь велика, чтобы идти на риск, и все равно деньги надо платить. Проще согласиться, и дело с концом. В таких операциях есть смысл, если ты ввозишь товар с высокой пошлиной, а хочешь, чтобы он был оформлен по самой низкой. Но это уже чистая уголовщина. Сейчас такими вещами мало кто занимается.

1.5. О возможностях судебной защиты от неправомерных требований таможенников

Предприниматели говорят, что возможность оспаривания в суде неправомерных требований таможни существует. Более того, вероятность выиграть дело достаточно высока. Вместе с тем, суд – это трудоемкая, длительная и зачастую дорогостоящая процедура, а положительный исход возможен, но не гарантирован. Кроме того, таможенники очень не любят судиться и поэтому могут «запомнить» данного предпринимателя и при случае отомстить ему.

Малые и средние предприниматели практически не обращаются за судебной защитой от требований таможни. Крупным предприятиям это по силам, но и они предпочитают договариваться, а не судиться.

  • Бывает, что люди подают в суд на таможню по поводу завышения таможенной стоимости. Таможенники очень этого не любят, потому что где-то80% дел они в суде проигрывают. Но суд – это трудоемкая и длительная процедура. Она не всем по силам и не всем хочется с этим связываться. Тут каждый принимает для себя самостоятельное решение. Опять-таки крупные фирмы, имеющие штат юристов, находятся в более выгодном положении.
  • Когда они своим решением корректируют таможенную стоимость, у импортёров есть возможность обратиться в суд, и достаточно велика вероятность, что импортер этот суд выиграет. Но таможенники могут тебе это припомнить. Потому что у них показатели “плывут”, если они проигрывают дело в суде.

1.6. Как часто возникают проблемы с корректировкой таможенной стоимости

Требования о корректировке таможенной стоимости товара возникают не всегда. По свидетельству предпринимателей, это 10 – 15% от всех случаев декларирования. Но, по словам опрошенных, неприятно то, что такие ситуации возникают внезапно и, как выразился один из респондентов, «очень больно бьют». При этом денежные потери могут быть относительно невелики, но резко возрастают трудозатраты и потери времени. Очевидно, велики и моральные издержки, коль скоро многие предприниматели выдвигают эту проблему на первый план.

  • Вопрос: как часто возникают такие проблемы? Ответ: чаще работа идет в нормальном режиме. Все знают поставщиков, знают производителей. Может быть, раз в полгода какая-то история случается. Таможенник вдруг начинает считать, что товар неправильно декларирован. До этого они считали, что правильно декларировали, а сейчас вдруг неправильно. И предсказать это невозможно. Вопрос: все-таки как часто это случается? Ответ: процентов 10 от всех случаев декларирования наберется.Но это всегда происходит неожиданно и очень больно бьет. Как в Советском Союзе. Ты ничего плохого не делаешь, но можешь и «попасть под раздачу». Прогнозируемости в этом плане нет никакой.
  • Вопрос: как часто эти проблемы возникают? Ответ: на моём опыте постоянно. Конечно, всё зависит от контрактных условий. Но, как только у нас идёт снижение стоимости, эта проблема у нас основная. Мы в год по пять, по шесть раз выпускаем товар под обеспечение,потом эти деньги возвращаем в течение этого года и последующего, потому что это очень долгая процедура.

1.7. В условиях кризиса незаконное давление на предпринимателей возрастает

В условиях кризиса выполнение таможнями контрольных показателей усложняется. Во-первых, можно предположить (хотя предприниматели об этом мало осведомлены), что контрольные показатели могли абсолютно или относительно увеличиться в связи с обострением проблемы наполняемости государственного бюджета. Во-вторых, – об этом говорили многие импортеры – кризис заставляет предпринимателей искать более дешевых поставщиков, поскольку внутренние цены упираются в «потолок» спроса.

Поиск более дешевых зарубежных поставщиков нередко бывает успешным, однако таможня, как правило, неохотно соглашается со снизившимися ценами и требует приравнивания стоимости к прошлым поставкам. Возникающие споры заканчиваются по-разному, но в целом предприниматели указывают, что по этой причине их отношения с таможней усложняются.

  • Из-за кризиса мы стали искать сырьё более дешёвое на рынке, что было непросто. И перейти с наших постоянных партнёров на других. Соответственно это определённые риски, когда ты находишь нового партнёра с более дешёвым сырьём. И опять же проблемы с таможней, я говорю про уменьшение стоимости. Мы реально нашли более дешевых поставщиков, в контрактах все цены прописаны, но таможня не желает с этим соглашаться.
  • При уменьшении стоимости (т.е. если мы сумели найти товар дешевле) возникает дополнительный документооборот, время лишнее тратится. Возможны задержки на таможне в оформлении. Плюс контроль увеличивается. Предоставление дополнительных документов и так далее.
  • Основной вопрос – это борьба с таможней по поводу, когда у нас уменьшается стоимость в контрактных условиях.Нам приходится отстаивать эту стоимость. Приходится выпускаться под обеспечение в основном документообороте. Надо подтверждать ту стоимость, которая прописана в контракте.
  • Казалось бы, нас надо поощрять за то, что мы ищем более дешевых поставщиков. Ведь тем самым мы сдерживаем рост внутренних цен.Но нет, таможне это не нравится. Для них это проблема.

1.8. Денежная стоимость таможенного оформления

Помимо установленных законом таможенных платежей у предприятий возникают специфичные затраты, связанные с таможенным оформлением грузов. Прежде всего, величина затрат зависит от того, имеет ли предприятие собственный штат специалистов по таможне или оно работает через брокера. Через брокеров обычно работают небольшие фирмы.

Заработная плата одного штатного специалиста, по свидетельству предпринимателей, может составлять от 50 до 80 тысяч рублей в месяц. С учетом накладных расходов (страховые взносы, расходы на помещение и т.п.) это составит не более 120 тыс. руб. Если в штате 3 человека, а это считается уже немало, общие затраты составят 300 – 400 тыс. руб. в месяц.

Если предприятие работает через брокера, то в этом случае начинает действовать другой фактор. Стоимость услуг брокера зависит от сложности декларирования товара. Под сложностью здесь понимается следующее. Если товар однородный, т.е. требует заполнения только одной декларации, это может стоить недорого: около 20 тыс. руб. Если прибыль с одной фуры составит 3 тыс. долл., эти затраты можно считать незначительными.

Но бывают составные товары, которые могут включать в себя 15 – 20 таможенных позиций и даже более. Поскольку на каждую позицию должна быть составлена отдельная декларация, стоимость оформления такого груза может достигать от 1 до 1,5 тыс. долл. Поскольку прибыль с одной фуры обычно составляет 3 – 4 тыс. долл., получается, что до половины прибыли должно быть потрачено на оплату услуг брокера. Тем не менее, малые предприниматели, работающие на таких товарах, идут на эти затраты, особенно в начале своей деятельности.

В целом стоимость таможенного оформления грузов у крупных предприятий может быть значительно меньше, чем у малых, не только в относительном, но даже в абсолютном выражении.

Помимо затрат на брокеров, предприятия несут определенные издержки в тех случаях, когда таможня задерживает груз. При превышении нормативных сроков оформления груза (48 часов) услуга таможенного хранения становится платной. При хранении груза в течение 10 – 12 дней стоимость услуги может составить около 50 тыс. руб. По свидетельству предпринимателей, такие задержки могут происходить довольно часто: до 30 – 40% от всех случаев прохождения таможни.

А. Стоимость таможенного оформления грузов для крупных компаний

  • Крупные компании работают с таможней напрямую, у них есть свои штатные сотрудники. Они берут на работу квалифицированных людей с дипломами. Хороший специалист стоит 80 или 50 тысяч рублей в месяц. Я имею в виду их зарплаты. При больших оборотах это выгодно.

Б. Стоимость таможенного оформления через брокеров

  • По сегодняшним меркам одна декларация стоит у брокера где-то порядка 40-ка тысяч рублей. Это если не возникает каких-то особых сложностей. Но если, к примеру, везут мебель, то там помимо основного товара, может быть и 15, и 20 позиций. Фурнитура всякая и т.п. Каждый товар надо правильно описать, правильно закодировать. Умножайте на 40 тысяч. Вот и считайте.
  • Оформление пакета деклараций на одну фуру может стоить на фуру до полутора тысяч долларов. Вопрос: а в процентах к товару? Ответ: это не имеет отношения к проценту к товару. Это вопрос сложности оформления. Играет роль количество товаров и правильность их кодирования.
  • Вопрос: это чувствительно, полторы тысячи долларов? Ответ: это немало. Хорошо, если на фуре зарабатывается четыре тысячи долларов. Платежи брокеру могут составить до половины прибыли. Но если товар простой, на одну декларацию, то оформление одной машины может стоить около 15 тысяч рублей. А прибыль на ней может быть две-три тысячи долларов.

В. Оплата услуг таможенного хранения

  • Вопрос: какие еще затраты возникают у предприятия? Ответ: в основном это хранение на таможенном посту, если груз выпускается не сразу. Это в среднем лишних 50 тыс. руб. получается за хранение с одного выпуска. У нас бывают ситуации, когда возникает задержка груза на 10-12 дней и натекает за два контейнера около 50 тыс. руб. сверху. Если бы мы выпустились за два-три дня, могли ничего не заплатить или заплатить какие-то копейки, но бывает, что мы платим по 50 тыс. сверху. Это примерно в 30-40% случаев от того, что мы выпускаем в целом в год. Приличные суммы.
  1. Другие проблемы, возникающие при взаимодействии с таможней

О других проблемах, связанных с таможней, предприниматели говорили реже, но это не означает, что эти проблемы менее значимы. Некоторые из них являются системными для российского государства. В ходе проведенных интервью удалось выявить следующие проблемы.

2.1. Неоднозначность трактовок правовых актов

Речь идет в основном о подзаконных актах, издаваемых министерствами и ведомствами. Предприниматели жалуются на неоднозначность формулировок в этих актах и, как следствие, возможность различного их истолкования. Соответственно возникают разногласия между предпринимателями и работниками таможни. Такие разногласия возникают не в каждом случае, но достаточно часто.

При возникновении разногласий предприниматели пытаются вступить в диалог с работниками таможни. Согласия иногда удается достичь. Если это не удается, низовое таможенное подразделение может направить запрос в вышестоящие инстанции. К сожалению, это долгая процедура, на нее уходит два-три месяца.

Неоднозначность трактовок правовых актов говорит о плохой их проработанности, недостаточной юридической и практической экспертизе, низкой культуре составления правовых актов. Ответственность за некачественную разработку правового акта, по-видимому, никто не несет.

  • У нас с таможней все более-менее выстроено, но всё равно приходится преодолевать трудности. Пояснения по некоторым письмам и приказам написаны так, что все интерпретируют по-разному, с этим приходится очень тяжеловато. Вопрос: а как Вы эти проблемы пытаетесь решить? Ответ: читаем, пытаемся выходить на диалог. Пытаемся как-то аргументировать, я бы сказала.
  • Вопрос: как часто такие проблемы возникают? По каждой позиции? Ответ: не по каждой позиции. Бывают случаи, когда все проходит более-менее нормально, но в некоторых случаях приходится спорить с таможней. Возникают проблемы с разночтением документации. Мы излагаем свою. Таможня делает запрос своему руководству. Это длительный процесс. Чтобы какой-то вопрос решить, иногда проходит два-три месяца.
  • У меня есть вопрос, допустим, по транспортировке тары. Прислали разъяснения, таможня их под своим углом смотрит, а мы под своим. Возникает дискуссия. Нет однозначной формулировки, что надо делать так и никак иначе. Прочитав документ, так сказать нельзя. А должны, я считаю, однозначно все стороны читать.

2.2. Взаимодействие с таможнями других стран

Многие таможенные процедуры упростились бы, если бы российская таможня более активно взаимодействовала с таможнями других стран. В настоящее время, по словам предпринимателей, такое взаимодействие практически отсутствует.

Разумеется, данный вопрос не может быть решен путем прямого взаимодействия российских и зарубежных таможенных постов. Нужны межгосударственные соглашения о взаимном признании таможенных документов и, вероятно, об унификации таможенных правил. Это большая и сложная работа, но ее необходимо начинать.

В идеале, как считают предприниматели, между таможнями должен быть налажен прямой обмен информацией в электронной форме. Помимо упрощения многих процедур это позволит пресечь многие незаконные таможенные операции. Прозрачность работы таможни возрастет, а затраты, связанные с контролем за деятельностью российской таможни, могут быть сокращены.

А. Российская таможня не взаимодействует с таможнями других стран

  • Наша таможня не смотрит на таможни других стран, она никак не учитывает их существование. С моей точки зрения это, конечно, неправильно. Таможням надо между собой взаимодействовать, европейской и нашей, и вообще таможням других стран.Должны быть заключены соответствующие соглашения. Я не говорю про Таможенный союз, я говорю про мировой уровень. Нужно, чтобы таможни улучшили между собой коммуникацию и понимали, что если груз прошел через границу другого государства, то он легальный, и нет необходимости повторно доказывать, что он легальный.
  • Нужны какие-то договоры о взаимном признании, что ли. Ведь ситуация часто доходит до абсурда. Вопрос: это недоверие к таможням других государств? Ответ: я бы сказал даже не недоверие, а просто наши госорганы на них не обращают внимания. У нас вроде как суверенное государство, свои требования, по которым наши госорганы работают. До остального мира им дела нет. Они не смотрят вообще на таможни других стран, не их берут в расчёт.

Б. Целесообразно наладить прямую электронную связь между российскими и зарубежными таможенными постами

  • Нужно, наверное, взаимодействие с таможнями других стран, в первую очередь стран ЕС, переводить в электронный формат. Страны ЕС свои декларации выпускают в течение нескольких часов, и у них есть тоже такие же документы, как и у нас, они очень похожи. У них тоже есть экспортные декларации, в которых указана стоимость и номенклатурный код.

2.3. Большие потери времени на таможне

Предприниматели жалуются на большие потери рабочего времени на таможне при отправке и получении грузов. Эти потери связаны с очередями, медлительностью процедур оформления, частой необходимостью переделывания документов. По мнению предпринимателей, таможенники часто придираются к мелочам. В любом случае существует проблема сокращения времени таможенного оформления грузов. Российские предприниматели очень хорошо понимают, что «время – это деньги».

Предприниматели отмечают, что в Евросоюзе и других «цивилизованных» странах такой проблемы практически нет. Проведение грузов через таможню в таких странах занимает значительно меньше времени.

  • Долгие очереди на оформление, пока пропустят, соответственно доставка стоит. из-за этого весь процесс тормозится уже доставки. Какие-то могут быть, да, вопросы по документам, придираются. Всё это задержки идут. Где-то что-то, допустим, не понравится. Надо переделать. А это опять задержка. Если они думают, что-то не так, да, то переделываем. Очередь – это вообще постоянная проблема. Просто уже бывает побольше, бывает поменьше. Любая задержка – это какие-то непрямые убытки, но, допустим, эту упущена какая-то выгода. Правда, оценить это невозможно.
  • Вопрос: что можно предложить, чтобы улучшить работу таможни? Ответ: увеличить количество сотрудников, чтобы они быстрее все оформляли, улучшить сами таможенные центры, обновить программное обеспечение, оснащение самой таможни для ускорения работы, автоматизировать их работу.
  • Сроки оформления нужно сокращать, нужно давать хоть какое-то время для решения возникших по таможне вопросов, по запросу документов, а не так, чтобы в последний момент тебе объявляли, что у тебя каких-то документов не хватает. В этом случае все, ты уже и на дополнительное время и на дополнительные деньги попадаешь. Понятно, что документы нужно оформлять правильно, но ошибки бывают, получается за них сразу наказывают, а если ошибки совершают сотрудник таможни – так вроде никто не виноват, никто за это не отвечает.
  • Нужно автоматизировать все процессыпо возможности, что бы не так много времени терялось на таможне.
  1. Валютный курс, санкции и контрсанкции

По мнению опрошенных предпринимателей, хотя сегодня проблемы с таможней реально существуют, они являются главными препятствиями для внешнеэкономической деятельности. Для импортеров главной проблемой стало изменение курса рубля. Реже упоминались санкции и контрсанкции (очевидно потому, что они коснулись не всего рынка, а лишь определенных его сегментов).

В отношении валютного курса предприниматели говорили, что негативное влияние на их деятельность оказало не только резкое падение курса рубля, но и последующая его волатильность, не дающая возможности прогнозировать финансовые результаты торговых операций. В результате сильно возросли предпринимательские риски. В связи с этим некоторые предприниматели сворачивают внешнеэкономическую деятельность и переходят в рублевую зону. Это менее доходно, но зато отсутствуют валютные риски.

Санкции и контрсанкции также оказали и прямое, и косвенное влияние. В отношении прямого влияния предприниматели говорили, что европейские страны (Германия и другие) после введения санкционных мер не уменьшили, а увеличили свой экспорт, нашли другие рынки сбыта. Косвенное влияние, о котором мало пишут, состоит в том, что, с точки зрения зарубежных партнеров, при взаимодействии с Россией возросли политические риски, связанные с потенциальной возможностью усиления торговой войны, связанные с введением новых санкций или контрсанкций. По этой причине зарубежные поставщики предпочитают переключаться на рынки других стран, а в отношении торговли с Россией занимают выжидательную позицию.

В этих условиях многие импортеры пытались перейти на отечественную продукцию, но поиски нужных товаров на внутреннем рынке часто оказывались безуспешными.

А. Таможня создает проблемы, но не они являются главным препятствием

  • Вопрос: люди боятся проблем с таможней? Ответ: таможня может, конечно, напакостить. Но сейчас это не главное. Главное – это валютный курс, санкции и контрсанкции.

Б. Последствия изменения курса рубля

  • Санкции никак нас не коснулись, а курс рубля, естественно, повлиял, потому что мы продаём за рубли, а покупаем за валюту. Ценя выросла.
  • Падение курса рубля очень сильно по нам ударило. Почему это основная проблема? Потому что курс очень был высокий, бывало, в некоторые месяцы он до 80-ти рублей за евро доходил. После того, как он стоил 45-50 рублей за евро и 80, это в два раза. Пришлось искать поставщиков, у которых маленькая цена, но такой поставщик не всегда он обеспечивает сырьё надлежащего качества и необходимого количества. Плюс это отразилось на бюджете предприятия. Соответственно это отразилось на цене конечной продукции.
  • Валютный курс – здесь очень большая волатильность. Это очень сильно влияет. Люди не могут это отследить. Это не в их руках находится. Ты, условно говоря, планируешь. В мае прошлого года заключили контракты на две тысячи тонн. Всё было шикарно, всё было в шоколаде. Когда мы начали исполнять контракт, курс стал 65. Минус 10 рублей. Это существенно. Сейчас он вообще 59. Вот эта волатильность валютная убивает очень многие. Ты рассчитываешь на одно, а в итоге получаешь совсем другое.Риски становятся, как в биржевой игре. И люди просто боятся этого. Вот я остался в рублёвой зоне и мне хорошо. Имею какие-никакие, но гарантированные деньги. А кто по импорту покупал, у них все контракты полетели.

В. Санкции и контрсанкции

  • Санкции-контрсанкции, конечно. По телевизору у нас говорят, что для России это ни на что не влияет, а страны Запада понесли огромные убытки. Но это для публики. Я знаю, что на уровне правительства был анализ этих санкций. Результат: ничего не добились, кроме увеличения внутренних цен, за что заплатил потребитель. При этом, Германия увеличила экспорт. Все страны Евросоюза увеличили экспорт, просто другие рынки нашли.
  • На самом деле, обидно, когда разговариваешь с европейцами, а они говорит: “Нет, ребята, не хотим связываться с вашей Россией. Мы лучше в Китае будем продавать, т.к., что у вас завтра будет – никто не понимает, что у вас за санкции”. Это уже не политика, это чистая экономика. Политические риски.И теперь нам говорят: “Ребята, мы понимаем, что Россия – это большой рынок, но давайте подождем. Когда всё успокоится, тогда продолжим”.

Г. Найти поставщиков на внутреннем рынке не всегда удается

  • Контракты по комплектующим, всё равно они валютные. Конечно, на цене готовой продукции это сказалось. Мы пытались искать поставщиков в России. И все равно возвратились к тем поставщикам, которые у нас были раньше.
  • Вопрос: а нельзя было перейти на отечественное сырье? Ответ: в России столько сырья для таких объёмов производства просто не существует. Приходится брать импортное сырьё. Соответственно, оно всё за валюту. Курс очень сильно влияет на поставки.
  1. Специфика экспортных операций

Если исключить из рассмотрения крупномасштабные экспортные поставки сырья и продуктов металлургии, объем экспорта из России всегда был меньше объемов импорта. В настоящее в время ситуация меняется, экспортные поставки, по крайней мере по некоторым товарным позициям растут. Есть основания считать, что эта тенденция продолжится и в будущем. Таким образом, возрастает значимость проблем, связанных с прохождением экспортных грузов через таможню.

Опрошенные предприниматели говорят, что в целом с экспортом на таможне работать легче, чем с импортом. Таможня относится к экспортерам более лояльно, хотя, по мнению некоторых опрошенных, в последнее время ситуация стала ухудшаться (см. ниже пример с палетами).

Наиболее неприятная проблема, о которой говорили предприниматели, состоит в необходимости получения от зарубежного партнера подтверждения фактического вывоза товара, т.е. подтверждения, что он реально его получил. Предприниматели не понимают, зачем вообще введена эта мера. Кроме того, зарубежный партнер – не российский гражданин, и он не обязан подчиняться российским требованиям. Правда, российские экспортеры закладывают соответствующее положение в контракт, но все равно получение подтверждения представляет собой хлопотную процедуру, смысл которой для них не ясен.

Вместе с тем, работа с экспортом может иметь свои преимущества, поскольку интересы таможни и экспортера совпадают в одном важном моменте. Завышение цены сделки выгодно экспортеру, поскольку ему возвращается повышенная величина «входного» НДС, и выгодно таможне, поскольку растут показатели оборота. По этой причине таможня не препятствует завышению экспортных цен в контрактах.

Как известно, правительство РФ приняло ряд мер, затрудняющих использование подобных схем. К сожалению, респондент не сообщил подробности методов их обхода. Однако, судя по высказыванию респондента, принятые меры не смогли полностью закрыть данную брешь в законодательстве.

А. С экспортом работать проще, чем с импортом

  • С экспортом проще, чем с импортом.Потому что нет такого контроля. Есть мелкие придирки, но они не носят катастрофического характера.
  • С экспортом, пожалуй, работать легче. Таможня смотрит более лояльно. Возьмем продукты питания. Мы были традиционно всегда импортёрами по этой позиции. А тут вдруг стали экспортерами по мясу птицы. Здесь можно иногда просто призывать к ответственности: “Ребята, что вы делаете? Мы толкаем русские товары на международный рынок, нам и так тяжело, а тут вы ещё со своими придирками”. И знаете, это действовало.

Б. В последнее время ситуация стала ухудшаться

  • Но сейчас постепенно ситуация ухудшается.Раньше преобладал импорт, с него кормились и издевались тогда. Но теперь уже начинают и к экспорту придираться.
  • Свежий пример придирок по экспорту. Указали неверное количество палет в машине.Палеты – это поддоны, на которых стоит товар. При этом по весу товара было всё правильно указано. Все остальные показатели правильные. Но возбуждено дело об административном нарушении. Правда, не на меня, а на перевозчика. Думаю, что его оштрафуют тысяч на 50. Казалось бы, разрешите вынуть эти две палеты, выкинуть их, и мы поедем дальше. Или вообще их оставить, ведь они не являются товаром. Но нет. Административное правонарушение.

В. Проблема с подтверждением фактического вывоза

  • Я считаю, что здесь наибольшую трудность составляет подтверждение фактического вывоза. То есть после того, как машина пройдёт границу, я должен у своего партнёра получить документ с печатями о прохождении границы. И направить этот документ на наш международный пункт пропуска, через который машина проходила. Они эти документы получают, и сзади ставят штамп, что товар вывезен. Это довольно муторная процедура, потому что занимает достаточно много времени. И потом, допустим, что я с зарубежным партнёром поругался, и он тебе никакие документы давать не хочет. И не обязан. Но для нашей таможни это не аргумент. Получается, что бремя доказывания вывоза товара лежит на мне. А я должен идти и просить моего контрагента, чтобы он мне документы предоставил.
  • Зарубежный партнер скажет: “Слушайте, ребята. Я деньги заплатил – вы мне товар отгрузили. Сделка закрыта. Что вы пристаете ко мне с этой макулатурой?”. Им наши проблемы не очень интересны. Хотя в контрактах соответствующий пункт есть. При том, что все прекрасно видят на компьютерах, что товар вывезен, есть соответственная электронная база. Сейчас, насколько я знаю, эти данные есть и у налоговой, и у таможни, они совмещены каким-то образом. То есть всё можно посмотреть в компьютере. И не надо гонять туда-сюда эти документы, штампы какие-то ставить.

Г. Завышение цены выгодно экспортеру

  • Для экспортеров малого и среднего бизнеса есть хороший момент – возврат НДС. Допустим, продаешь по низкой цене, а декларируешь по высокой. Таможня здесь не придирается, чем выше цена контракта – тем выгоднее таможне, план выполняется, все довольны и, как говорил старый добрый еврей, навар капает. НДС, налог на добавленную стоимость возвращается. Простая схема: задекларировать дороже для возврата НДС.

  1. Таможенные запреты на экспорт (на примере Казахстана)

Наряду с санкциями и контрсанкциями, затрудняющими внешнеэкономическую деятельность, существуют и иные введенные Россией ограничения, о которых в СМИ пишут очень мало. Составление систематического списка таких ограничений не входило в задачи данного исследования. Среди проведенных интервью данная проблема была отмечена только один раз, причем, как ни странно, в отношении Казахстана, входящего в состав Таможенного союза.

Предприниматель, занимающийся экспортом нефтепродуктов глубокой переработки (специализированные индустриальные масла), сообщил, что спустя два года после образования Таможенного союза был введен запрет на экспорт некоторых видов масел. Введение такого запрета, по мнению респондента, противоречит самой идее Таможенного союза. Далее, вызывает удивление мотивировка: запрет введен с целью сохранения казахстанской экологии, при том, что на территории России использование этих масел не запрещено. Ясно, что в действительности данное ограничение было введено по каким-то иным причинам (возможно, политическим), но опрошенному предпринимателю об этом ничего не известно.

С точки зрения экспортера, последствия данной меры только негативные. Во-первых, падает объем сбыта по той группе товаров, на которой он специализируется. Во-вторых, казахстанские предприятия испытывают сложности с эксплуатацией своего оборудования, поскольку Россия не поставляет им масла нужных марок, и непонятно, какая от этого польза для России (скорее возрастают риски ответных санкций). Наконец, в третьих российский предприниматель убежден, что рано или поздно казахстанские партнеры решат эту проблему, и соответствующий сегмент рынка будет потерян для российского бизнеса.

  • Мы занимаемся продуктами нефтехимии, глубокая переработка. Работаем в России и в странах Таможенного союза. Экспорт – это в основном Казахстан. Вопрос у нас по 27-ой таможенной группе, куда входят нефтепродукты. Между Казахстаном и Россией существует протокол Евразийской комиссии, по которой существует товарное эмбарго, согласно которому я не могу некоторые индустриальные масла поставлять в Казахстан. С нашей точки зрения это противоречит идеологии, идее создания Таможенного союза, свобода передвижения капитала, свобода товаров и так далее. Я не могу, не нарушив закон, вывести продукт, который востребован казахстанскими промышленными предприятиями.
  • Вначале, после образования Таможенного союза, года два не было никаких ограничений по экспортному вывозу продукции из России в Казахстан. По прошествии двух лет ввелись товарные ограничения. Естественно объёмы продаж этой номенклатуры резко сократилось.
  • Вопрос: почему были введены эти ограничения? Ответ: протокол сформулирован таким образом, что это сделано с целью сохранения экологии. Чьей экологии, казахстанской? В Казахстане есть лицензированные фирмы, которые занимаются сбором и утилизацией отходов. На крупных предприятиях существует штат экологов, технологов, которые занимаются этим вопросом. И говорить о том, что наши мизерные объёмы как-то влияют на казахстанскую экологию, честно говоря, просто смешно. Да и вообще их экология – это их внутреннее дело. Почему российское государство вводит такие запреты? Мне кажется, что причина какая-то другая. Но какая именно – я не знаю.
  • Вопрос: Это серьезная проблема? Ответ: Это не столько проблема, сколько такая заноза, которая мешает. Нужно отслеживать, какие масла разрешены, какие запрещены. Далее, им нужно консервационное масло, но формально мы не имеем права его поставить. Запретительные меры создают благоприятные условия для нелегального решения вопроса, вплоть до какого-то подлога. Мы этим не занимаемся, потому, что работаем очень давно. Рисковать из-за одной-двух бочек не будем, поэтому просто не продаём.
  • Говорим казахским партнёрам: мы не можем поставить эту продукцию, хотя она у нас есть. В результате теряем часть рынка. К нам за этой продукцией уже и не обращаются. Начинают искать это масло. Может быть, найдут, может быть, не найдут. Ситуация мутная, как они будут решать этот вопрос? Может быть, купят маслозаменитель или нальют не то, что нужно. Оно подойдёт, но не на 100%. Но мы свой рынок однозначно теряем. Через какое-то время они найдут нужных поставщиков, и мы потеряем этот рынок навсегда.
  1. Специфичные проблемы малого и среднего бизнеса

6.1. Большие предприятия имеют преимущества при работе с таможней

Предприятиям, имеющим в своем штате квалифицированных юристов, легче отстаивать свою позицию при возникновении споров с таможней. Причем, таможенники это понимают и сами стараются не доводить дело до серьезных конфликтов. Что же касается малых предприятий, то зачастую у них нет иного выхода, кроме как согласиться с требованиями таможни.

Крупные предприятия находятся в привилегированном положении еще по одной причине. Большие объемы грузов, которые они провозят через границу, помогают таможне выполнять «планы» по таможенным сборам. Благодаря этому, как отметил один из опрошенных, таможня их «уважает», легче достигается взаимопонимание.

А. Большие предприятия содержат в своем штате специалистов по работе с таможней

  • Вопрос: существует мнение, что чем предприятие крупнее, тем ему легче работать с таможней. Вы с этим согласны? Ответ: отчасти да. Почему? Потому что многие предприятия, особенно крупные, имеют возможность содержать в штате брокера или специалиста по таможенному праву. Я просто знаю, что на предприятиях, особенно государственных, где идёт большой поток экспортно-импортных операций, в штате существует декларант, зачастую и не один. Это квалифицированный человек с большим опытом, у него отношение более ответственное, информации больше, и он имеет доступ к тем же таможенным площадкам.

Б. Наличие в штате квалифицированных юристов дает возможность эффективно защищаться от требований таможни

  • Когда ты идёшь на конфликт с таможней, ты должен быть либо очень большим и сильным, и у тебя должен быть штат юристов, либо ты просто соглашаешься с тем, что говорит тебе таможня.
  • Дело в том, что большие компании имеют возможность защищаться и нападать на таможню. У них есть юридические отделы. А малые и средние, как правило, этого не могут. У них только один вариант: как вам сказали – так и делайте.

В. Большие предприятия помогают таможне выполнять планы

  • Крупные предприятия находятся в привилегированном положении. Таможня их уважает. Тут дело не только в юристах. Если предприятие крупное, оно большие объёмы провозит Понятное дело – они план помогают таможни выполнить. Благодаря этому возникает взаимопонимание, многие вопросы легче решаются.Мы помогаем им выполнить план, они нас за это уважают.

6.2. Сложность таможенных правил – одно из главных препятствий входа на рынок внешней торговли для малых предприятий

Таможенные правила очень сложны и запутанны, к тому же в них часто вносятся изменения. По этой причине работа с таможней требует высокой квалификации и практического опыта. По свидетельству опрошенных предпринимателей, такой опыт приобретается годами. Это является серьезным препятствием для входа на рынок внешнеторговых операций, особенно для малых предприятий.

Предприятия, впервые выходящие на рынок внешнеторговых операций, таможня проверяет особенно тщательно. В существующих условиях это, возможно, оправданно, но для внешнеэкономических стартапов такое усиленное внимание является дополнительным барьером входа на рынок.

В последние годы профильными ФОИВ ведется активная работа по снижению этих информационных барьеров, публикуется много профильной информации, созданы институты информационной поддержки. Представители бизнеса положительно оценивают эти нововведения, однако повышение доступности информации не отменяет проблем со сложностью ее применения и истолкования.

Конкретных жалоб со стороны предпринимателей звучало три. Во-первых, нормативные акты все время меняются, поэтому за ними надо постоянно следить. Это трудоемко и требует высокой квалификации, что отвлекает наиболее квалифицированный персонал, включая самих предпринимателей. Кроме того, не за всеми изменениями удается уследить вовремя, и многие из них допускают неоднозначные трактовки. Во-вторых, хотя информация о таможенных правилах общедоступна, она сложна и запутанна, и это является серьезным барьером для новичков. Респонденты отмечали, что для того, чтобы стать полноценным специалистом-декларантом, требуются годы. Требуется также «набить много шишек» на своих ошибках, без этого стать хорошим специалистом не получается. Наконец, в третьих, существуют неформальные практики, которые можно понять и освоить только в процессе работы. Многие из этих практик проявляют себя непредсказуемо, что также осложняет работу и ведет к необоснованным денежным потерям.

А. Отсутствие у малых предприятий необходимой квалификации и опыта

  • Основная проблема малых предприятий в том, что они, решая осуществлять поставки из-за рубежа, не знают пакета документов, необходимых для таможенного оформления,не готовы к определению кодов ТН ВЭД и соответственно к требованиям по товарной номенклатуре. Потому что под каждый товар требуется определённый вид документов. Они к этому не готовы. Постоянно совершают ошибки: не получают лицензии заранее, не получают сертификаты соответствия, декларации. Это их основная проблема, я считаю, малых предприятий.
  • Они не готовы, потому что они этим никогда не занимались или занимались небольшое число раз. Но проблема в том, что товары бывают разные и «инвойсы» бывают разные. Если он везёт по 20 или 30 позиций, то понятное дело, что на каждую позицию ему надо делать «инвойс» и свой пакет документов. Это их основная проблема, они не подготовлены к этому.
  • Если предприятие малое, то ему с таможней работать труднее, особенно в начале деятельности. Поначалу это нехватка опыта. Возникает много ошибок. Приобретение собственного опыта требует многочисленных ошибок, через это надо пройти.

Б. Усиленное внимание таможенников к внешнеэкономическим стартапам

  • На первом этапе, конечно, надо доказывать свою состоятельность. Допустим, появилась какая-то фирма, которая хочет серьёзно работать, но недавно вышла на рынок и начала завозить что-то через таможню. Понятное дело, что к ней будут особые требования, её будут проверять. Но постепенно, если они докажут, что у них всё честно и прозрачно, они не будут подвергаться таким тщательным досмотрам и тому подобным процедурам.

6.3. В условиях кризиса многие малые предприятия ушли с рынка

Экономический кризис, включая такие его составляющие, как изменение валютного курса, падение внутреннего спроса, санкции и контрсанкции, привел к тому, что многие малые и средние предприятия из числа импортеров разорились и ушли с рынка. Более крупные предприятия стараются сохранить свои позиции, хотя у многих из них объем внешнеторговых операций сократился на 5 -10%.

  • Очень много фирм, которые занимались импортом в Россию продукции различной номенклатуры, с 14 года ушли с рынка. Немногие выдержали изменения курса рубля,не у всех хватило денег и так далее. Объёмы импорта упали, насколько мне известно. Непосредственно по нашему предприятию мы стараемся поддерживать объемы на прежнем уровне, но средний бизнес, малый бизнес, который занимался импортом, – здесь многие поуходили с рынка.
  • Очень многие люди, которые занимались импортом, сейчас остались не у дел.

6.4. Существует ли возможность увеличения числа малых и средних предприятий, занимающихся внешнеторговыми операциями?

На этот вопрос применительно к сегодняшним условиям опрошенные предприниматели склонны отвечать отрицательно. Люди боятся рисков, в том числе и связанных с таможней (хотя и не только с ней). Особенно сложно малым предприятиям выйти на внешнеторговый рынок в условиях кризиса. Маржинальность (доходность) внешнеторговых операций заметно снизилась, по крайней мере для импортеров. По этой причине многие малые и средние предприятия ушли с рынка.

Вместе с тем, некоторые из опрошенных предпринимателей высказали мнение, что у малых и средних предприятий, занимающихся внешнеторговой деятельностью, есть свои рыночные ниши. В частности, такой нишей является посредническая работа по разовым запросам со стороны предприятий, не имеющих в своем штате внешнеторговых подразделений.

По выражению одного из опрошенных, российский рынок сейчас «лежит», но по мере восстановления внутреннего спроса окно возможностей для предприятий малого и среднего бизнеса вновь откроется. Однако задача снижения таможенных рисков и упрощения таможенных процедур и в этом случае остается актуальной.

А. Предприниматели боятся рисков, в том числе связанных с таможней.

  • Вопрос: существует ли потенциал заметного увеличения внешнеэкономической деятельности малыми и средними предприятиями? Ответ: я так не думаю. Люди, с которыми я разговаривал, просто не хотят этим заниматься. Боятся рисков, в том числе и со стороны таможни.
  • Вопрос: может ли увеличиться число малых и средних предприятий, занимающихся внешнеэкономической деятельностью? Ответ: в сегодняшних условиях вряд ли. Наоборот, такие компании в массовом порядке ушли с рынка. Маржинальность внешнеторговых операций уменьшилась, для малых предприятий особенно. Они просто разорились.

Б. У малых и средних предприятий есть своя ниша во внешнеэкономической деятельности

  • У малых и средних предприятий, занимающихся ВЭД, есть своя ниша. Они работают по заказам. Есть крупные и постоянные потоки импорта, здесь малым предприятиям делать нечего. Но есть, например, рынок разовых заказов от предприятий, не имеющих собственной внешнеэкономической службы.Крупным структурам этот рынок не интересен. Или товары для розницы. Здесь малые предприятия иногда работают гибче. Но сейчас, конечно, не лучшее время. Российская экономика «лежит». Потребительский спрос «лежит». Если начнется подъем, для малых предприятий могут открыться возможности.
  • Мы посредники, закупаем и продаем продукцию по запросам.К нам идут обращения, что поставьте нам такой-то продукт. Начинаешь разбираться, он требует декларирования или не требует декларирования, и т.д. То здесь, то там возникают вопросы. Когда человек к этой схеме привыкает, он быстрее ориентируется. Он все, что нужно, в цену закладывает, по срокам ориентируется, документооборот знает. Но это приходит с опытом, он накапливается годами. Поэтому у предприятий, где нет специализированных таможенных отделов, нет иного выхода, кроме как обратиться к нам.

6.5.Государственные меры по упрощению таможенных

процедур для малого бизнеса не всегда эффективны

В рамках проведенного исследования данный вопрос не мог быть исследован во всей его полноте. Спонтанно прозвучала только одна тема, связанная с валютным контролем. По существующим правилам при осуществлении внешнеторговых операций необходимо составлять паспорт сделки, но при стоимости груза менее 50 тыс. долл. В настоящее время обсуждается возможность увеличения этой суммы до 80 тыс. долл.

Однако предприниматель, который в курсе данной проблемы, отозвался об этой мере крайне скептически. Причин для скепсиса названо две. Во-первых, названные суммы слишком малы. Большинство внешнеторговых контрактов, по мнению предпринимателя, начинается от суммы 500 тыс. долл. Во-вторых, и это еще более существенно, составить паспорт внешнеторговой сделки совсем не сложно. Многие банки предоставляют эту услугу бесплатно или за совсем небольшую сумму около 300 рублей.

  • Вопрос: правительство пытается улучшить ситуацию, чтобы именно малый и средний бизнес получил более лёгкий выход к экспортным операциям? Ответ: вроде бы пытается, но несерьезно. Вот Медведев поручил снизить давление через валютный контроль, увеличить сумму, на который не нужно оформлять паспорт сделки. Я сразу сказал, что это профанация.Было 50 тысяч долларов, сейчас хотят сделать 80. Пусть даже 100. Это ни на что не влияет. Во-первых, я вообще знаю не очень много контрактов на 50 или на 100 тысяч. Это, как минимум, от полмиллиона долларов начинаются. Во-вторых, не так уж сложно этот паспорт сделки составить. Как правило, банки вообще эту услугу делают для клиентов бесплатно или за какие-то 300 рублей. Поэтому то, что сейчас муссируется по валютному контролю, я считаю это просто профанацией.
  1. Позитивные тенденции в работе таможни

7.1. Усиление контроля за деятельностью таможни

Опрошенные представители бизнеса говорили о том, что, хотя на их уровне таможня создает им ряд неудобств и временами даже действует не вполне законно (см. выше), однако коррупцию и теневые схемы провоза грузов в настоящее время не использует. По свидетельству респондентов, в прежние времена подобные явления были распространены достаточно широко, но в настоящее время контроль за таможенной деятельностью очень усилился, поэтому коррупция и различные теневые схемы провоза грузов в массовом порядке уже не реализуются.

Один из респондентов пояснил, что благодаря усилению государственного контроля незаконные услуги по неправильному оформлению и незаконному провозу грузов (занижению таможенной стоимости), возможно, не полностью искоренены, однако их коррупционная стоимость резко возросла, что сделало такие схемы экономически невыгодными и очень опасными. Предприниматели говорят, что в существующих условиях им самим и работникам таможни нет смысла рисковать.

Надо признать, что, невзирая на все издержки, установление таможне высоких планов по сбору таможенных платежей также дало определенный эффект в том смысле, что плюсы от легальной работы (стабильная занятость, возможность карьерного роста и отсутствие угрозы уголовного наказания) привели к тому, что работники таможни стали больше ценить свою работу, чем получение коррупционных доходов. Вместе с тем, использование циничных рычагов управления, которые лежали в основе функционирования советской экономической системы, морально разлагает страну и в конечном счете влечет за собой политические последствия.

А. Усиление контроля за деятельностью таможни привело к значительному сокращению числа незаконных операций на низовом уровне

  • Вопрос: В СМИ пишут, что в таможне существуют какие-то обходные схемы, оформляют неправильно или фирмы-однодневки используют. Вы об этом знаете? Ответ: Знаю. Вопрос: Это широко распространено? Ответ: Я могу сказать, что сейчас нет. Риски достаточно высокие.Никакого смысла нет этим заниматься. Все хотят быть живыми и здоровыми.
  • Вопрос: Вы знаете про какие-либо незаконные схемы провождения грузов через таможню? Например, с использованием фирм-однодневок? Ответ: в жизни сталкивался, но это было достаточно давно. Сейчас, на мой взгляд, этого стало гораздо меньше. У меня, по крайней мере, в моём окружении таких ситуаций в последнее время нет.
  • Я, конечно, встречал случаи, когда под видом обуви провозили, допустим, какие-нибудь дорогие технические средства и из-за разных кодов ТН ВЭД выплачивали меньше пошлины. Не знаю, как это проходило. Но такие случаи случались в прошлом. Сейчас контроль за таможенными органами очень усилился. Есть службы, которые всё проверяют, включая прокуратуру. Вообще таможенная ситуация, на мой взгляд, сильно улучшилась.
  • Сейчас надо признать, что отбелился таможенный рынок. Если я честно плачу пошлины, за что еще я должен платить? Если ты достаточно “белый” и открытый, приносишь все пакеты документов, какие положено, то и платить не за что. Разве что это совсем “чёрный” сектор, контрабанда.
  • Ситуация улучшается. В том, что касается импорта, остается проблема контрольных показателей таможенной стоимости и правильности определения кода товара. Эти проблемы до сих пор остаются. А в остальном ситуация заметно улучшилась.
  • Раньше рассказывали про какие-то искусственные препятствия на таможне, сейчас все можно решить нормальными, цивилизованными методами, без взяток, без всего этого. Мы никому ничего не платим.

Б. Использование теневых таможенных схем становится экономически невыгодным

  • Вопрос: усиление контроля приведет к сокращению числа теневых операций? Ответ: оно приведет к их подорожанию. Уже привело. Да, по этой причине такие операции для многих стали невыгодны.
  • Говорят, что нет такого преступления, на которое не пойдёт капиталист при уровне прибыли 30%. Я с этим согласен. В отношениях с таможней то же самое. До того момента, пока выгодно уходить от налогов, люди будут уходить. Но как только стоимость этой схемы приблизится, а она сейчас уже фактически приблизилась, к величине официальных платежей, смысл рисковать исчезает. Ты на этом четыре-пять процентов экономишь. Не больше.

7.2. Внедрение цифровых технологий

Таможня относится к числу пока еще немногочисленных российских государственных ведомств, которые не только активно внедряют цифровые технологии, но и далеко продвинулись в этом направлении. Опрошенные предприниматели отмечали, что этот процесс еще не завершен, и отчасти бумажный документооборот сохраняется, но все же к настоящему моменту информатизация работы таможни проведена достаточно глубоко и приносит зримые полезные результаты. К их числу относится уменьшение трудоемкости оформления таможенных операций, а также повышение прозрачности и предсказуемости работы таможни.

К сожалению, предприниматели считают, что этот процесс пока еще далек от завершения, поскольку во многих случаях требуется «бумага» и личное присутствие представителя на таможенном посту.

Предприниматели считают, что государство должно продолжить работу по переводу работы таможни на электронный документооборот.

Важен вопрос, в какой мере в искоренении низовой коррупции сыграло роль именно внедрение цифровых технологий. По мнению предпринимателей, цифровые технологии внесли в это очень весомый вклад.

В рамках исследования, посвященного изучению делового климата в России, предприниматели говорили похожие слова в адрес еще одного ведомства, недавно бывшего объектом жесткой критики – Федеральной налоговой службы. Успехи налоговых органов в сфере информатизации получили отражение в высоких международных рейтингах России в части налогового администрирования. В частности, в рейтинге DoingBusiness Россия несколько лет назад обогнала США. Можно ожидать, что и в таможне дальнейшее внедрение цифровых технологий заслужит столь же положительные оценки со стороны бизнеса.

Вместе с тем, нельзя исключать того, что описанная выше благополучная картина искоренения низовой коррупции на таможне отчасти является приукрашенной. Со слов некоторых предпринимателей получается, что низовая коррупция все-таки сохраняется, и ключевым звеном в ней является таможенный брокер, который завышает свои гонорары, а затем делится ими с работниками таможни. Предприниматели говорят об этом в основном скорее намеками (см. ниже).

Правда, нельзя исключать и того, что некоторые брокеры блефуют, выставляя клиентам завышенные цены на услуги, хотя в действительности проводят грузы через таможню бесплатно, основываясь на хорошем знании законов и таможенной практики. Эта сфера трудно проницаема для исследования. Но в любом случае понятно, что такого рода издержки (коррупционный налог) несут в первую очередь малые и начинающие предприятия.

А. Электронное декларирование значительно упрощает процесс таможенного оформления

  • Когда ввели электронное декларирование, на первом этапе стало сложнее, потому что надо было предоставлять, помимо электронных документов еще и, как и по старинке, на бумаге. Все сначала обрадовались электронному декларированию, а получилось наоборот, надо было предоставлять и в электронном виде, и ещё пакет документов, пачку документов на бумаге. Но потом стало легче.Электронное декларирование в значительной степени ускорило, упростило процесс оформления.
  • Ситуация улучшилась из-за возможностей электронного декларирования. Когда ты удалённо подаёшь. И сама скорость, и количество документов, на мой взгляд, всё проще стало.

Б. В таможне процесс перехода на электронные носители продвинулся достаточно далеко, но еще не завершен

  • Многие документы мы начали электронно делать, уходим от бумаги, в этом плане, конечно, стало гораздо лучше. Те же транзиты электронные кидаем на границу на те товары, которые идут у нас с импорта. В то же время, переходя на электронную документацию, всё равно остается где-то бумага. Процесс еще не завершен.
  • С таможней я непосредственно общаюсь. Но у нас достаточно далеко находится таможенный пост. Теперь мы многое делаем по удаленной связи, это очень удобно. Но нередко требуется и личное присутствие с документами, заверенными нашей печатью. Поэтому мы работаем через брокера или приходится ездить самим.
  • Вопрос: в отношениях с таможней Вы полностью перешли на электронный документооборот? Ответ: перешли, но пока не полностью.

В. В числе главных мер по дальнейшему улучшению работы таможни предприниматели называют перевод всей документации в электронный формат

  • Вопрос: какие меры государство должно принять, чтобы облегчить бизнесу работу с таможней? Ответ: думаю, что надо автоматизировать какие-то моменты. Вопрос: Вы имеете в виду электронный документооборот? Ответ: да-да. Документооборот.
  • Сейчас ситуация находится где-то посередине. Многие вещи мы теперь подаем в электронной форме. Но и бумажные документы остаются, они требуют личного присутствия, с этим много проблем. Надо продолжить переход на цифровые технологии.

Г. Внедрение цифровых технологий способствует искоренению нелегальных таможенных схем на низовом уровне

  • Уровень автоматизации налоговой и таможенной систем сейчас таков, что все сделки видны на экране. Любой инспектор без труда определит цепочку сомнительных операций.

Д. Глубокое внедрение цифровых технологий привело к значительному улучшению работы смежного ведомства – налоговой службы. Предприниматели рекомендуют брать с нее пример

  • Самое удивительное, что есть не только негативные, но и положительные примеры. Многие, может быть, будут над этим смеяться – налоговая служба. Налоговики очень сильно усовершенствовались за последнее время.
  • Налоговая служба действительно очень быстро прогрессирует в плане электронного документооборота. Она шагает семимильными шагами. С введением прозрачности, единых баз данных и т.д.
  • Электронные данные проще передаются и стыкуются между собой. Это сильно облегчает работу. И возникает меньше спорных моментов.
  1. О фирмах-однодневках

По этому вопросу удалось получить мало информации. Многие респонденты говорили, что слышали о таком, но близко не сталкивались. Только один предприниматель высказался немного более определенно, сообщив, что вывод денег за рубеж осуществляют только предприятия, которые работают с государственными деньгами. Фирмам, которые не работают с государственными деньгами, по мнению данного предпринимателя, выводить деньги за рубеж нет никакого смысла.

Если это утверждение верно, оно придает проблеме специфичный ракурс. Ликвидация практики «откатов» при использовании государственных средств, возможно, сделает проблему фирм-однодневок не столь актуальной.

  • Вопрос: существуют схемы по выводу денег за рубеж. Тут возникает проблема фирм-однодневок, как вы считаете, она существует при работе с таможней? Ответ: Для обычных предприятий, как мне кажется, нет. Если мы говорим о каких-то офшорных зонах, это всем известные острова или Кипр… нет, мне кажется, нет. В основном деньги, которые выводятся из страны – это деньги государственные. Да, у меня есть знакомые, которые занимались выводом денежных средств. Они занимались благоустройством, брусчаткой на площади возле здания администрации, но это были бюджетные деньги. Вопрос: Как они выводятся? Ответ: Была одна фирма, потом переименовалась, но фактически осталась та же. Было «Рога и копыта», стало «Копыта и рога». И уже новая фирма заключает контракт об импорте, переводит деньги и снова перерегистрируется, меняет адрес, название. Но это чаще всего для компаний, где есть государственные деньги. Нам-то зачем выводить? Мы и здесь их можем потратить.
  1. О теневых и коррупционных схемах на таможне

9.1. Низовая коррупция

Описанная выше благополучная картина в отношении искоренения низовой коррупции на таможне, возможно, не вполне соответствует действительности. Пожалуй, можно утверждать, что по сравнению с прошлыми годами коррупционные схемы на низовом уровне стали применяться реже и их масштабы уменьшились. Тем не менее, эти схемы не уничтожены полностью.

Ситуацию, по-видимому, можно описать так: на низовом уровне практически пресечена возможность грубой подмены товара (например, по словам одного из опрошенных, под видом обуви могли провозить дорогостоящие технические средства), но остались разночтения в законодательстве, которые позволяют таможенникам манипулировать кодами в отношении одного и того же товара, выбирая из них более льготные или менее льготные. Это открывает возможности для шантажа и вымогательства, выявление которых крайне затруднено, поскольку спорная трактовка законодательства сама по себе не является преступлением.

Со слов предпринимателей может быть сделан вывод о том, что низовая коррупция на таможне все-таки сохраняется, и ключевым звеном в ней является таможенный брокер, который завышает свои гонорары, а затем делится ими с работниками таможни. Предприниматели говорят об этом в основном намеками или вообще не для записи.

Нельзя исключать и того, что некоторые брокеры блефуют, выставляя клиентам завышенные цены на услуги, хотя в действительности проводят грузы через таможню бесплатно, основываясь на хорошем знании законов и таможенной практики. Эта сфера трудно проницаема для исследования. Но в любом случае ясно, что издержки такого рода (коррупционный налог) несут в первую очередь малые и начинающие предприятия.

Некоторые из опрошенных высказывали жесткую точку зрения о том, что таможенное законодательство намеренно усложнено до такой степени, что большинство предпринимателей не может работать без посредника (брокера или штатного декларанта). Сложность законодательства дополняется нечеткостью его формулировок и длительностью процедуры получения официальных разъяснений.

Мнение об умышленном переусложнении таможенных правил имеет право на существование, но не исключено, что низкое качество правовых актов все-таки является неумышленным следствием работы большого бюрократического аппарата, лишенного ясных целевых установок и правовых ограничений, а также подверженного разного рода лоббистским влияниям. Коррупционные структуры могут использовать это в своих интересах.

Так или иначе, именно сложность и нечеткость таможенных правил создает предпосылки для трудно раскрываемых злоупотреблений. Это означает, что если в предыдущие годы меры усиления контроля дали ощутимый эффект, то сегодня они, возможно, исчерпали свой потенциал. Для дальнейшего увеличения прозрачности работы таможни необходимо менять систему таможенного законодательства.

Если сведения о том, что работники таможни за взятки присваивают грузам более благоприятные коды, верны, это означает, что для достижения установленных контрольных показателей они должны увеличивать прессинг на легальных внешнеторговых операторов.

А. Косвенные высказывания предпринимателей говорят о том, что низовая коррупция на таможне сохраняется. Ключевую роль здесь играет таможенный брокер

  • Понятно, что брокер, который твои представляет интересы, каким-то образом выстраивает свои отношения с таможней.
  • Занимается этим всем брокер. А у брокера соответственно свои связи, свои уже накатанные рабочие моменты.
  • Таможенные брокеры включают в цену своих услуг надбавку за более благоприятную трактовку законодательства.
  • Видя нашу неопытность, брокер выставил огромную цену. Мы платить отказались, и в итоге нас пропустили так, но задержали прилично.

Б. Мнение об умышленном переусложнении таможенных правил и использовании нечетких формулировок

  • Я считаю, что таможенное законодательство намеренно усложнено до такой степени,что им легко манипулировать, снижая или повышая по желанию уровень таможенных платежей. Законодательство очень нечеткое. Широкий диапазон его истолкований создает почву для злоупотреблений.
  • Коррупция выражается прежде всего в присвоении конкретным товарам более льготных таможенных кодов. Это осуществляется через официальных таможенных брокеров, а нелегальные платежи входят в легальную брокерскую комиссию.
  • Крупные участники внешнеэкономической деятельности могут выстаивать доверительные отношения с конкретными таможенными постами, чтобы обеспечить максимально «дружественный» режим таможенного оформления. При наличии взаимно доверительных отношений находятся способы относительно безопасного «поощрения» сотрудников дружественного поста.

9.2. Теневые схемы, основанные на вовлечении

высоких административных уровней

Искоренение низовой коррупции не равнозначно искоренению коррупционных схем, основанных на вовлечении в них более высоких административных уровней. По мнению предпринимателей, на этих уровнях осуществляются гораздо более масштабные теневые операции, чем на низовом уровне. В результате произошло разделение легального и теневого секторов. С точки зрения количества предприятий теневой сектор значительно уменьшился, однако неясно, привело ли это к сокращению теневых товарных и денежных потоков. Теневой сектор хорошо законспирирован и «прикрыт» силовыми ведомствами.

  • Суть дела в том, что от этого кормятся государственные организации. Вот они и прикрывают все эти фирмы-однодневки, я с этим сталкивался неоднократно.
  • Это часть теневого бизнеса. Люди на этом зарабатывают большие деньги. Как правило, всё находится под контролем ФСБ или МВД. Чужих там, «бродящих артистов» не бывает. Бизнес под крышей государственных правоохранительных органов. Да, такие есть схемы.
  • Правильно организованную структуру для таких услуг невозможно взять привычными методами. Если туда прийти, увидишь, что там люди сидят, работают, белую зарплату получают. Но занимаются они соответствующими направлениями нелегального бизнеса.

Кампании по усилению контроля за экономической деятельностью и раньше приводили к разделению легального и нелегального секторов по описанной выше схеме. Для иллюстрации разделения легального и нелегального секторов может быть приведен отрывок из интервью с бывшим директором магазина «Овощи-фрукты» от 1986 года.

  • Вопрос: Рассказывают, что “живые” деньги у работников плодоовощной торговли могут появляться за счет того, что часть товаров перебрасывают для продажи на колхозный рынок. Сталкивались Вы с этим? Ответ: Так делают, но это очень опасно. Бывает, что перебрасывают на рынок помидоры, орехи, другой дефицитный товар. Но за это сразу – тюрьма. Поэтому так поступают очень редко. Такие случаи описывают в газетах, но это случаи особые. На практике такого почти нет. Контроль очень усилился. Вопрос: До 1982 года такие вещи были больше распространены? Ответ: Больше, намного больше. Было время, когда в торговлю устраивались “по блату”, за это взятки давали. Вопрос: но кто-то все-таки совершает подобные операции? Ответ: у контролирующих органов есть «свои» магазины, там такие операции проворачивают. Но таких точек мало, и они хорошо запрятаны. (Источник: http://sbelan.ru/index.php/ru/intervyu/134-intervyu-s-direktorom-magazina-frukty-ovoshchi-1986-god).

По мнению сегодняшних предпринимателей, занимающимся внешнеэкономической деятельностью, существование теневого сектора им хорошо видно, и это морально разлагает их самих и все общество.

  • Если бы я хотел что-то сделать для страны, я, по крайней мере, не допускал бы вокруг себя таких сомнительных сделок, где не поймёшь, какие деньги задействованы и куда они реально пошли. Как это понять – за государственные деньги что-то приватизировать? Это не приватизация. Если власть себе позволяет такое, то мы, глядя на них, тоже пытаемся что-то для себя замутить. Так что я предложил бы власти начать с себя.

9.3. О существовании «черных таможен»

Среди предпринимателей распространено мнение, что наряду с обычными существуют и так называемые «черные таможни», где грузы пропускают без проверки и оформления. Документы на грузы оформляются задним числом. Такие сведения предприниматели сообщают «не под запись», в детали этой деятельности они не посвящены (или не хотят говорить). Трудно сказать, являются такие сведения соответствующими действительности, или это легенды, сформировавшиеся в предпринимательской среде.

  • Есть легальные таможни, которые работают и даже взяток не берут. А неподалеку в границе дыра, через которую свободно идет грузовой транспорт. Никакого оформления. Ясно, что за такими «таможнями» кто-то стоит.

Косвенно эти сведения подтверждаются тем, что данные о грузопотоках российской таможни и таможен других государств сильно расходятся (или расходились прежде).

Косвенным подтверждением может служить также факт, что количество импортной обуви, которое продается в розничных магазинах, на 25% больше, чем это следует из российской таможенной статистики (это данные российского союза обувщиков на 2016 г.). Правда, по данным из того же источника, 5 – 6 лет назад эта цифра доходила до 60%, т.е. улучшение ситуации налицо. Тем не менее, 25% – это большая цифра, вопрос об источниках происхождения таких объемов нелегального товара остается открытым.

Косвенные данные такого рода целесообразно проверить и обновить.

Примеры из прошлого исследования (2005 г.)

  • Коррумпированность российской таможни и пограничной службы проявляется в том, что из России в Китай они пропускает без пошлин и без регистрации большие объемы сырьевых ресурсов(круглый лес и другие), а также и запрещенные к вывозу биоресурсы дальневосточного леса.
  • Вы, наверное, слышали о существовании расхождении данных китайской и российской таможенных статистик. Откуда они берутся, что является причиной этого расхождения, совершенно понятно. Как только грузопоток достигает нашей границы, начинается увод части этого грузопотока в нелегальные схемы. Отчасти это связано с тем, что наши таможенные органы нередко сами провоцируют на такой вот способ ведения дел

На основе вышесказанного можно сделать вывод о существовании трех уровней коррупции на таможне.

  1. Низовая коррупция, основанная на сложности таможенного законодательства и нечеткости содержащихся в нем формулировок. Это позволяет работникам таможни за вознаграждение присваивать товарам более льготные таможенные коды, формально не нарушая законов.
  2. Коррупция среднего уровня, основанная на присвоении заведомо неправильных кодов (возможно, с подменой наименования товара) крупным партиям грузов, проходящих через таможню.
  3. Коррупция верхнего уровня, связанная с существованием «черных таможен».

Если описанные выше теневые схемы действительно существуют, они ставят в неравное положение предприятия малого и среднего бизнеса. При проведении грузов через таможню малые и средние предприятия скорее переплачивают, чем недоплачивают. А крупные структуры, могущие пользоваться «серыми» и «черными» схемами, получают значительные ценовые преференции, создавая дискриминационные условия для малого и среднего бизнеса.

9.4. К вопросу о динамике объемов коррупционных схем

Вопрос об объемах и динамике коррупционных схем сложен для изучения, особенно если речь идет о коррупции среднего и верхнего уровня. Но и в отношении низовой коррупции мнения экспертов расходятся.

По мнению респондентов-предпринимателей, доля коррупционных схем на низовом уровне в таможне заметно уменьшилась. У некоторых экспертов это утверждение вызывает сомнения. Цифровую оценку доли ди динамики коррупционных схем в рамках данного исследования дать невозможно. Тем не менее, с нашей точки зрения, мнение о значительном снижении доли коррупционных схем на низовом уровне соответствует действительности. однако, с нашей точки зрения, оно соответствует действительности. Основания для принятия такой точки зрения состоят в следующем.

  1. Выше уже говорилось о том, что по данным Российского союза обувщиков доля импортной обуви, не прошедшей таможенного оформления, за последние 5 – 6 лет снизалась в розничной торговле с 60% до 25%. Поскольку это данные независимого источника, поэтому их можно считать достоверными. С одной стороны, эти данные можно оценивать, как несомненный успех в борьбе с теневым импортом. С другой стороны, возникает вопрос: не является ли этот результат следствием борьбы с низовой коррупцией, тогда как оставшиеся 25% – это неснижаемый результат «верхушечной» коррупции? Это важный вопрос, однако без привлечения следственных органов ответить на его трудно.
  2. В высказываниях респондентов прозвучало много жалоб на то, что таможня оказывает незаконное давление на импортеров с целью завышения таможенной стоимости товара. При этом, как уже было отмечено выше, если таможня кому-то занизила таможенную стоимость, то кому-то она должна ее еще сильнее завысить. Однако для завышения есть свои пределы. Если таможня перегнет палку, в результате она может получить рост числа жалоб, проверок и судебных разбирательств. Поэтому таможня использует этот механизм лишь в определенных пределах и старается им не злоупотреблять. Власть, понимающая, как работает этот механизм, может использовать его в своих целях для борьбы с низовой коррупцией. Если волевым порядком повысить плановую величину таможенных сборов, то у таможенников будет два выхода: либо увеличить давление на бизнес в сторону увеличения платежей, либо уменьшить количество грузов, пропускаемых по заниженной стоимости. Учитывая, что давление в сторону повышения стоимости достигло предела и дальнейшее повышение небезопасно для таможенников, им остается только уменьшить долю грузов, пропускаемых по коррупционным схемам по заниженной стоимости. У такого способа действий есть много недостатков, но для снижения низовой коррупции он может быть эффективным. Разумеется, сказанное выше вытекает из материалов интервью лишь косвенно, но в качестве гипотезы эта реконструкция выглядит правдоподобной. Для ее уточнения целесообразно подробно изучить, как осуществляется процесс планирования финансовых показателей деятельности таможни.
  3. К сказанному следует добавить, что, судя по словам респондентов, количество проверок таможни со стороны самых разных инстанций заметно возросло. Неправильно думать, что таким способом нельзя добиться существенных результатов. Если вспомнить исторические прецеденты, то Андропов методом усиления контроля практически полностью пресек низовую коррупцию в советской торговле. Правда, в результате этой кампании на многих магазинах появились таблички: «Требуются материально ответственные работники».

Выводы

  1. Главными причинами, создающими высокие таможенные барьеры для легального внешнеторгового бизнеса, являются:
  • сложность таможенного законодательства (включая подзаконные акты) и возможность неоднозначной трактовки его формулировок. По свидетельству предпринимателей освоение таможенных «правил игры» требует многолетнего практического опыта. Чрезмерная сложность и нечеткость законодательства повышают издержки бизнеса и создают почву для злоупотреблений на низовом уровне;
  • директивное планирование величины таможенных сборов, доведение контрольных цифр до каждого таможенного поста. Такая практика вынуждает таможенников оказывать незаконное давление на импортеров с целью завышения таможенной стоимости груза;
  • длительность и трудоемкость таможенных процедур, очереди на таможне. Этот аспект может показаться частностью, но его отмечают многие респонденты. Предприниматель вынужден либо сам тратить значительное время на проведение груза через таможню, либо нанимать для этого специальных людей, что повышает затраты на ведение бизнеса.
  1. В последние годы государственный контроль за таможенными операциями заметно усилился. Можно говорить о том, что в искоренении низовой коррупции на таможне достигнуты значительные успехи. Вместе с тем, создается впечатление, что этот контроль уже достиг рационального предела или близок к нему. Дальнейшее улучшение работы таможни видится в кардинальном упрощении таможенного законодательства и всех таможенных процедур.
  2. Искоренение низовой коррупции не приводит к искоренению коррупции и иных незаконных схем, в которых задействованы высокие административные уровни. Во всяком случае таково мнение опрошенных предпринимателей. Результатом является разделение бизнеса на легальный и теневой. Если масштабы контрабанды действительно велики, это ставит легальный бизнес в неравное положение. Как следствие, это ухудшает предпринимательский климат.
  3. Таможня относится к числу ведомств, активно внедряющих цифровые технологии. Этот процесс еще не завершен, но предприниматели считают, что он уже принес ощутимую пользу. Среди главных полезных эффектов: снижение трудоемкости оформления документации, повышение прозрачности работы таможни, уменьшение числа спорных ситуаций. Внедрение цифровых технологий может отчасти компенсировать недостатки таможенного законодательства, хотя и не отменяет необходимости институциональных изменений в этой области.
  4. Многие таможенные процедуры упростились бы, если бы российская таможня более активно взаимодействовала с таможнями других стран. В настоящее время, по словам предпринимателей, такое взаимодействие практически отсутствует.

Разумеется, данный вопрос не может быть решен путем прямого взаимодействия российских и зарубежных таможенных постов. Нужны межгосударственные соглашения о взаимном признании таможенных документов и, вероятно, об унификации таможенных правил. Это большая и сложная работа, но ее необходимо начинать.

В идеале, как считают предприниматели, между таможнями должен быть налажен прямой обмен информацией в электронной форме. Помимо упрощения многих процедур это позволит пресечь многие незаконные таможенные операции. Прозрачность работы таможни возрастет, а затраты, связанные с контролем за деятельностью российской таможни, могут быть сокращены.

  1. По мнению осведомленного предпринимателя, вывод денежных средств за рубеж с использованием фирм-однодневок актуален только для предприятий, работающих с государственными средствами. Для предприятий, не работающих с госсредствами, эта операция лишена смысла. Данная информация требует проверки, но, если она подтвердится, это придаст проблеме однодневок специфический ракурс. Повышение эффективности использования государственных средств может сделать проблему «однодневок» менее актуальной.
  2. На малом и среднем бизнесе очень сильно сказались такие аспекты сегодняшней экономической ситуации, как падение курса рубля и высокая его волатильность; санкции, контрсанкции и политические риски у зарубежных партнеров; падение внутреннего покупательского спроса. По этим причинам ушли с рынка многие малые предприятия, тогда как большие в основном выстояли, хотя и не без трудностей. В этом нет вины таможни, но таковы стартовые условия для реформ на сегодняшний день.

Вместе с тем, опрошенные предприниматели считают, что на внешнеторговом рынке у малых и средних предприятий есть свои ниши. Сегодня они сузились, но по мере восстановления экономики вновь расширятся.

  1. Малый и средний бизнес намного сильнее ощущает на себе таможенные барьеры, чем крупный. Особенно это касается стартапов малого бизнеса, связанных с внешнеторговой деятельностью. Основные барьеры для малого и среднего бизнеса состоят в следующем:
  • малые предприниматели, желающие выйти на внешнеторговый рынок, не обладают нужной квалификацией и опытом. Сложность таможенных процедур является для них одним из главных барьеров;
  • малые и средние предприниматели боятся рисков, связанных с таможней. Как отмечают опрошенные, проблемы на таможне возникают внезапно, и это один из самых неприятных моментов, связанных с работой таможни;
  • крупные предприятия имеют в своем штате профессиональных юристов и декларантов, которые обходятся им сравнительно недорого. Малые предприниматели не могут себе этого позволить. Поэтому они либо обращаются к брокерам, что обходится намного дороже, либо работают с таможней сами, неся издержки как от своих ошибок, так и от больших затрат сил и времени;
  • крупные предприятия, оперирующие большими грузопотоками, помогают таможне выполнить план по перечислению денежных средств в бюджет. Одновременно они обладают достаточными ресурсами, чтобы спорить с таможней (вплоть до обращения в суд, хотя это бывает редко). Поэтому таможня относится к ним более «уважительно», чем к малым и средним предприятиям. Представителям крупных предприятий легче выстроить отношения с таможней на постоянной основе;
  • в сегодняшних условиях малые и средние предприятия не имеют доступа к теневым таможенным схемам разной степени легальности (исключения могут составлять подставные фирмы, создаваемые крупными структурами). Крупные предприятия, имеющие доступ к теневым схемам, получают ценовые преференции и могут позволить себе демпинговать, вытесняя с рынка малых конкурентов.

Предложения

  1. Кардинальное упрощение и формализация таможенного права.Для этого необходимо определиться с концепцией функционального назначения таможни. Сегодня таможенное законодательство формируется исходя из соображений наполнения госбюджета, протекционистких мер и политических (в том числе геополитических) соображений. Все эти соображения могут иметь право на существование, однако велики и создаваемые ими издержки. Во-первых, наложение друг на друга названных соображений создает сложную и запутанную правовую ситуацию, создаваемую множеством решений, принимаемых ad hoc разными центрами влияния. Во-вторых, сложность и запутанность законодательных правил открывает путь лоббистским влияниям, обслуживающим частные группы интересов и еще больше запутывающим таможенное законодательство. В третьих, запутанная правовая ситуация создает недопустимый простор для истолкований и злоупотреблений на низовом уровне. В четвертых, сложность таможенных процедур создает барьер для выхода предприятий на внешние рынки. Особенно это касается малых предприятий, для которых этот барьер часто оказывается непреодолимым.

Конкретные меры, необходимые для упрощения и формализации таможенного законодательства, зависят от экономической и политической идеологии, которая будет положена в их основу. Если это либеральная идеология, то адекватной представляется формулировка, записанная в программе Либертарианской партии России: «Существование таможни противоречит принципу свободной торговли. Поэтому мы будем постепенно снижать и отменять все таможенные пошлины, по мере сокращения бюджетных расходов. Впоследствии мы полностью упраздним Федеральную таможенную службу России». Данное предложение не является экстремистским, в него заложен принцип постепенности. Выпадающие функции контроля могут быть переданы пограничному контролю, а выпадающие доходы компенсированы через НДПИ.

Если по политическим причинам принятие данного предложения невозможно даже в качестве отдаленной цели, необходимо искать компромиссное предложение, находящееся в промежутке между сегодняшней ситуацией и радикальным либеральным решением. Однако формулирование такого предложения выходит за рамки компетенции автора данного отчета.

  1. Ускорение процесса внедрения цифровых технологий.Этот процесс на таможне реально происходит и уже сейчас приносит зримые положительные результаты. Тем не менее, он пока еще далек от завершения. Сохраняется значительный объем бумажной архаики.

Очевидно, что существуют планы по дальнейшему внедрению цифровых технологий. Среди проектируемых мер – массовое внедрение чипирования продукции по аналогии с тем, как это сделано с шубами. Последняя мера может снизить количество контрафакта и контрабанды.

Внедрение цифровых технологий может в какой-то мере компенсировать недостатки таможенного законодательства за счет снижения трудоемкости процедур и вынужденной их формализации. Некоторые респонденты считают, что внедрение цифровых технологий само по себе снижает коррупцию. Возможно, что по политическим причинам будет сделана ставка именно на такой технократический вариант.

Возникает ощущение, что прогресс в области внедрения цифровых технологий действительно является значительным шагом вперед по сравнению с прошлыми состояниями, но вместе с тем отстает от быстро развивающихся технологических возможностей. Если ориентироваться на слова А.Л.Кудрина о том, что «мы не можем рассматривать предложения по улучшению работы в исполнительной или законодательной власти месяцами, годами. Процесс должен сжаться до месяцев, недель, часов», то изменения действительно должны проводиться намного быстрее. Необходимо изучить возможность внедрения на таможне наиболее передовых технологий, аналогичных тем, которые внедряет Сбербанке Герман Греф (большие базы данных, искусственный интеллект и т.д.).

  1. Организация взаимодействия с таможнями других стран.В качестве первоочередной меры может быть принято одностороннее решение о доверии к документам, оформленным таможнями других стран. Если есть опасения, что таможни других стран могут сообщать в документах неверную информацию, данный вопрос следует проанализировать. Одновременно следует инициировать межгосударственные переговоры о взаимном признании таможенных документов, а также об установлении прямой электронной связи между таможнями и оперативном обмене информацией.
  2. Целесообразно изучить вопрос о возможности создания упрощенного таможенного режимадля малых партий грузов и малых предприятий (по аналогии с упрощенной системой налогообложения).
  3. Директивные финансовые планы, устанавливаемые для таможенных постов, целесообразно заменить прогнозными (индикативными).
  4. Частной, но актуальной задачей является ликвидация очередей и иных причин длительного оформлениятаможенных документов. Необходимо проанализировать типичную структуру необоснованных затрат времени на таможне и принять меры по их сокращению.

Выводы

  1. Во многих областях управления и человеческой деятельности вообще существуют латентные регулирующие механизмы, сильно отличающиеся от нормативных и не всегда осознаваемые участниками процесса (или осознаваемые не всеми). Изучение этих механизмов позволяет правильно определить коридор возможностей для реформирования объекта при различных постановках задач и их граничных условий.
  2. Указанные управленческие механизмы эффективно достигают поставленных перед ними целей. Применительно к таможне это максимизация величины таможенных сборов при одновременном сокращении коррупции. Разумеется, это утверждение справедливо лишь при заданных граничных условиях.

Описанный механизм являются саморегулирующимся. В краткосрочном периоде он действует в соответствии с теорией регуляторов, т.е. колеблются вокруг оптимальной точки в пределах определенного диапазона. В среднесрочном периоде регулятивные механизмы обеспечивают оптимальную величину планируемых показателей (в данном случае величины таможенных сборов). Приступы волюнтаризма, возникающие в любой управленческой структуре, выводят систему за пределы допустимого диапазона колебаний, однако быстро нарастающие негативные последствия возвращают ее обратно. Оптимизировать эту систему невозможно, т.к. она уже находится в оптимальном состоянии.

  1. Для того, чтобы ответить на вопрос, как следует реформировать те или иные сферы и механизмы, необходимо понять, чем нас не устраивают существующие механизмы, подобные описанным выше. От ответа на этот вопрос зависит дальнейшая стратегия действия или бездействия.
  2. Целью реформы таможни может стать максимизация трех следующих переменных:
    • максимизация финансовых сборов,
    • снижение таможенных барьеров для бизнеса,
    • ликвидация беззакония, установление правового порядка.

При постановке задачи необходимо определить ранги приоритетов указанных целей.

  1. В отчете о деятельности таможни было сказано, что современное российское таможенное законодательство формируется в результате интерференции (наложения друг на друга) следующих воздействий: протекционистских мер, фискальных мер, политических санкций и лоббистских влияний. Следствием является сложность, неоднозначность и непредсказуемая изменчивость законодательства. В результате фискальная функция, возможно, выполняется удовлетворительно, однако таможенные барьеры для бизнеса остаются высокими, и правовая ситуация является крайне неудовлетворительной.
  2. Для снижения таможенных барьеров необходимо в первую очередь отказаться от политических и протекционистских функций таможни. Лоббистские влияния в этом случае ослабнут сами собой. Отказ от политических и протекционистских функций позволит резко упростить таможенное законодательство и минимизировать происходящие в нем изменения. Правоприменительная практика постепенно устранит неоднозначность трактовок правовых актов, если те будут оставаться относительно стабильными.
  3. Если таможенная деятельность будет освобождена от указанных функций, станут возможными следующие варианты реформирования, которые расположены по степени убывания радикализма:
  • полный отказ от таможенного регулирования (наиболее радикальный вариант);
  • взимание таможенных сборов по одному простому и легко определяемому показателю, например, по весу брутто или весо-габаритным параметрам. Во избежание дискриминации грузов с большими весо-габаритными показателями установить нелинейную шкалу.
  • кардинальное сокращение числа таможенных кодов или товарных позиций, объединяемых группами кодов, закрепление их в законе на длительный период затрудненной системой внесения изменений. Вариант: поскольку российские таможенные коды в основном соответствуют международным, установить величину таможенных сборов по укрупненным товарным позициям.

Последний вариант в меньшей мере устраняет негативные проявления существующего механизма, но он может стать политически приемлемым по крайней мере в плане постановки цели.

  1. Если государственная власть не сочтет возможным отказаться от протекционистских и политических мер воздействия на таможенное законодательство, остается уповать на действующий механизм, который уже принес определенные положительные результаты: сокращение коррупции и, предположительно, увеличение таможенных сборов (по сравнению с тем периодом, когда коррупция на таможне была широко распространена). Недовольством предпринимателей в существующей ситуации можно пренебречь. Остается лишь проблема высоких таможенных барьеров, которая возвращает проделанный анализ на исходные рубежи.

4. О РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОВЕРОК ПРЕДПРИЯТИЙ
(по результатам интервью)

Для изучения вопроса о том, в какой мере проверки предприятий различными контролирующими структурами выполняют возложенные на них функции, было запланировано проведение 10 глубоких интервью с руководителями предприятий, прошедших проверку.

Однако при проведении этой работы интервьюеры столкнулись с массовыми отказами потенциальных респондентов обсуждать данную тему. Соглашался на проведение интервью примерно лишь каждый пятый или шестой потенциальный респондент. Характерна позиция одного из респондентов, бизнес которого связан с коневодством: «Про проверку со стороны пожарного надзора я говорить не буду. Про проверку со стороны ветеринарной инспекции, если хотите, могу рассказать». В итоге удалось провести 8 интервью с руководителями и собственниками предприятий, на которых проводились административные проверки.

При этом часть интервью, которые все же удалось провести, оказалась «беспроблемной», т.е. респонденты не сообщали о возникновении каких-либо проблем при проведении проверок. Трудно сказать, скрывали эти респонденты какую-то часть информации или они соглашались на проведение интервью именно потому, что лично у них существенных проблем не возникало. Однако очень большая доля респондентов, отказавшихся отвечать, свидетельствует о том, что проблемы в этой области существуют, и притом очень серьезные.

Обобщая опыт проведения интервью с респондентами, согласившимися говорить о проблемах, связанных с проверками, можно выделить следующие аспекты.

  1. Полномочия проверяющих органов очень широки и зачастую выходят за пределы разумной достаточности. По общему мнению респондентов, проверяющие лица при желании могут выдвинуть предприятию очень большое число требований.
  • Я думаю, что если бы захотели, то нашли бы чего-нибудь. Я вот так себе это в голове позиционирую. У нас же как? Хочешь – не хочешь, но чего-нибудь придумают.
  • Я прокрутил в голове сценарий и понял, что если придут, копнут, то что-нибудь найдут.
  • Проверяющие, если захотят, могут выставить небольшое число требований, а могут выкатить и очень большой список. Это уже от отношений зависит.
  1. Количество и состав требований, предъявляемых проверяющим лицом (лицами) часто определяется субъективно. Проверяющие лица могут по собственному произволу включить или не включить определенную часть требований в итоговый документ (акт по результатам проверки).
  • Есть у них такое, что все, что не разрешено – все запрещено, и соответственно, они руководствовались этим правилом, и я так понимаю, докопались до всего, и до вентиляции тоже.
  • Но мне почему-то кажется, что результаты проверок больше на субъективном мнении инспекторов проверяющих основаны.
  • То есть они не объясняют почему, они приходят и говорят: «Вот есть нарушение такое-то». Если бы они приходили и объясняли, или с ними приходил бы какой-то человек, или можно было записаться на консультацию, чтобы уже подробно все рассказали.
  1. По мнению ряда респондентов, нормативные требования к различным форматам предприятий недостаточно дифференцированы. Это является одной из причин выдвижения дополнительных требований, не всегда целесообразных.
  • Я бы сказал так, наверно, нужно какие-то правила градировать по проверкам разного формата предприятий. Где-то, если это офисное помещение – одни правила пожарной безопасности, а, грубо говоря, если это какой-нибудь общепит или производство – там, соответственно совсем другие требования, и я думаю, что да, их нужно выполнять. А особенно, если мы рассматриваем производство, общепит и прочее.
  • Вопрос: То есть, Вам кажется, что могут написать перечень недостатков, которые к Вам не относятся? Ответ: Ну, у нас все возможно.
  1. Чрезмерная широта полномочий и произвол в отношении предъявления или не-предъявления определенной части требований приводит к коррупции. Очевидно, что именно этот аспект является причиной того, что большая часть респондентов отказалась обсуждать с интервьюерами вопрос о проверках. Косвенно это свидетельствует о массовом распространении взяток за благоприятные результаты проверок. Те респонденты, которые все же согласились дать интервью, говорят об этой проблеме в основном намеками.
  • Если честно, мы стараемся всех проверяющих останавливать на пороге, выводить их из помещения и дальше уже беседовать, чтобы меньше смотрели по сторонам.
  • Прошлись люди, формально посмотрели, и все их устроило, все хорошо. Вопрос: Но до этого, наверное, какие-то договоренности с ними были? Я думаю, без этого никак. Ответ: Можно и так сказать.
  • Вопрос: А куда Вы обращались? То есть у них претензии, а у Вас встречные к ним претензии, к качеству проверки. Куда Вы обращались, в какие органы, организации? Ответ: Никуда мы не обращались, мы поняли, что проще этот вопрос закрыть, чем его обжаловать где-то.
  • А когда они второй раз пришли, то есть, когда пришло предписание, тут Вы поняли что надо что-то с этим делать, правильно я понимаю? Ответ: Ну да. Вопрос: И не дожидаясь, пока вам выкатят эти претензии, решили вопрос. Ответ: Да, где-то так.
  • Вопрос: То есть утверждение, что часто такие проверки бывают ради решения их личных вопросов, оно верно и в отношении проверок у Вас? Или нет? Ответ: Я думаю, да. Это не только пожарников касается, на самом деле.
  1. Попытки предпринимателей обжаловать результаты проверок зачастую приводят лишь к ужесточению проверочной деятельности, выдвижению большого числа новых требований. По этой причине предприниматели предпочитают не конфликтовать с проверяющими инстанциями, а «договариваться» с лицами, проводящими проверки.
  • В прошлый раз, просто хотели пройти эту проверку и начали сопротивляться, на что нам выложили перечень, который реализовать практически не возможно.
  • Скажем так, если бы мы упирались, то, я думаю, – да. Выставили бы новые требования. Это процесс бесконечный. Был опыт, когда мы уперлись, и да, это было очень неприятно.
  • Вопрос: То есть Вам накидали самые разные требования? Ответ: Да. Всяческое было давление, на тему того, что многое надо сделать, иначе пожарники имеют право приостановить деятельность на предприятии.
  1. Другая причина, порождающая коррупцию в сфере проверочной деятельности, состоит в том, что часть требований, предъявляемых к предприятию, либо невыполнима, либо очень затратна, и может превышать финансовые возможности предприятия.
  • Если уж совсем по-честному, вопрос стоял в таких пунктах, которые исправить нереально в рамках нашего предприятия, и требования, соответственно, тоже нереальные.
  • Выполнить эти требования теоретически возможно, но это очень затратно. Мы не потянем такие расходы. И мы посчитали, что нам проще обойти этот момент, чем его выполнять.
  • Я считаю, что требования в какой-то мере даже разумные, но чтобы их выполнить, надо все здание сносить и строить заново. Такие требования можно предъявлять только к новым зданиям, которые вводятся в эксплуатацию, чтобы все было заложено уже в проекте.
  1. Бывают случаи, когда претензии проверяющих лиц направляются не по адресу. Так, в проведенных интервью упоминались случаи, когда претензии, адресованные предприятию, в действительности должны были быть адресованы арендодателю, у которого проверяемое предприятие арендует коммерческую площадь.
  • Дело в том, что вентиляция была на моменте монтажа, потому, что само здание изначально не было предназначено вообще под торговлю. Это, грубо говоря, был старый завод, который со временем стали использовать по другому назначению. Там куда ни ткнешься, многие вещи не отвечают требованиям безопасности. Никаких вытяжек, и ничего такого там не было предусмотрено.
  • Проверка у нас была вообще интересная. Грубо говоря, мы снимали офис в отдельно стоящем здании, и нас выписали предписание и крышу прописать каким-то непонятным химикатом, и то и сё, и пятое – двадцать пятое. В этот раз было нечто похожее, но мы часть требований направили на арендодателей, слава Богу, в договоре было прописано, ну а часть пришлось как-то решать по ходу.
  1. В интервью упоминались случаи выдвижения необоснованных претензий.
  • На самом деле, по поводу сертификации, мы в принципе согласны, но их требования не соответствует вообще ничему, то есть нам пишут, что мы продаем не шампунь, а моющее средство. С таким положением дел мы были не согласны, так как сам товар, который мы продаем, по своей сути он является именно тем, за что мы его выдаем. То была отсебятина, что это моющее средство, которое не предназначено для контакта с кожей. Пришлось доказывать, запрашивать дополнительную документацию.
  • Пытались «подвязать» абсолютно все, что вообще не соответствует тому, с чем мы работаем.
  1. Судя по проведенным интервью, коррумпированность проверяющих органов нередко используется отдельными предпринимателями для подавления деятельности конкурентов. Любой недобросовестный предприниматель или чиновник может, заплатив определенную сумму, «наслать» проверку (или несколько проверок) на предприятие конкурента. Такие проверки, как правило, проводятся максимально жестко с выдвижением большого числа претензий.
  • Мы двигаемся в правильном направлении, хоть нас и пытаются «выжимать» подобными проверками.
  • Ну, вопрос такой – желание «докопаться» до нас было. Возможно, кто-то шепнул, позвонил, что-то сказал. По всей видимости, люди точно так же начинали и они знают, что может ожидать нас.
  • В большей степени согласен, что в у них было «ценное указание» докапываться до всего, именно придираться ко всему, на чем можно ограничить, временно заморозить, либо полностью остановить деятельность предприятия.
  • Вопрос: Вы предполагаете, что это были заказные проверки в интересах конкурентов? Ответ: По заказу? Безусловно. На интересах игра идет.
  • Это, конечно, правильно, что нужны безопасность, соответствие нормам, все должно надлежащим образом выглядеть. Но проверки избыточны в том плане, что есть ощущение, что они «перекрывают кислород» именно тому, кому это для них интересно. А кому интересно, у меня уже мыслей особо и не возникает. В нашем случае понятно, что это интересы конкурентов. Но, я говорю в общем, сам малый бизнес – он душится подобными структурами.
  • Был опыт, когда был конкретный заказ на проверки, на более крупном предприятии, чем наше. Их душили очень сильно и долго, вплоть до опечатывания помещений. Это были абсолютно все проверки, какие возможны, они друг за другом приходили. Уходят пожарники, приходят другие, уходят другие – приходят третьи. Было видно, что это чей-то крупный заказ.
  • Вопрос: Скажите, пожалуйста, в средствах массовой информации часто сообщают о том, что в некоторых случаях, проверяющие предлагают искусственные и необоснованные претензии, в своих личных, корыстных интересах. Насколько это справедливо? Ответ: При прошлой нашей проверке – да, это было так.
  • Проверки в той форме, в которой они сложились, особенно сильно сказываются на предпринимателях, начинающих свою деятельность. Можно утверждать, что это является одной из причин, затрудняющих предпринимателям вход на рынок. В некоторых случаях эти затруднения связаны со сложностью и неопределенностью требований, предъявляемых предприятию. Однако в ряде случаев опрошенные предприниматели считают, что таким способом конкуренту хотели задушить их на старте.
  • С налоговой были вопросы в основном по незнанию, как именно операционную деятельность правильно вести. Вообще, для нас это было что-то новое все, и подобная отчетность, какие-то просрочки были и нестыковки, все это приходилось решать.
  • Как молодые предприниматели приходят ко всему? Они могут многих нюансов и не знать, что надо соблюдать. Потому что список очень большой, что необходимо предприятию, и в подобных случаях, при проверке, как у нас это случалось, нет разъясняющих факторов, почему, например, подобные огнетушители на эту квадратуру не рассчитаны.
  • Хотя, наоборот, понятно – усложнить запуск и работу нового предприятия. Возможно, они рассчитывают, что в определенный момент люди ломаются, и все это дело бросают.
  • Вопрос: А все-таки есть ощущение того, что это была не обычная плановая проверка? Ответ: Нет, это конкуренция! Вопрос: А почему, интересно, Вы такой вывод делаете? Ответ: Потому что с начала нашей деятельности не прошло трех лет, как нам сказал наш юрист, для плановой проверки. Внеплановая проверка, тоже, очень странно, что пришла, потому что большой рекламы у нас не было. Кому-то просто не понравилось, что появился новый игрок. Это в очень короткий промежуток времени случилось.
  • Как сами проверки, так и выполнение требований, записанных в актах по результатам проверок, требуют от собственников, руководителей и персонала предприятий больших трудозатрат, которые, по мнению респондентов, не всегда целесообразны.
  • Вопрос: Верно ли, что проверки бывают излишне бюрократизированными? Ответ: Абсолютно, потому как бюрократический орган повсюду. Это я Вам сейчас в двух словах быстро рассказываю. На самом деле, дозвониться до человека, который приходил, проверял, вызвать его снова – приходилось звонить на один номер, на второй номер, на третий, а третий снова посылает на первый номер, и все повторяется снова. Приходилось лично ехать. Опять же тратится личное время, какие-то дела простаивают. По приезде выясняется, что нужно зайти в один кабинет, там выясняется, что надо в другой, в том – что в третий. Непонятно, для чего все это.
  • Они нам сказали, чтобы нам пройти проверку, чтобы был положительный акт, нам нужно было со своей стороны подготовить всю внутреннюю нормативную документацию по компании. По-моему даже список в акте написан, но в предписании он точно был. По сути своей, если уж говорить совсем сокращенно, мы подготовили эту всю ерунду, им передали, они оценили, ну и написали акт.
  • Очень трудоемкая подготовка документации, можно так сказать, для проверки. Почему? Потому что, это довольно долгий промежуток времени, у меня было задействовано два или три человека, на подготовку этой всей макулатуры.
  • Вопрос: То есть, там большой объем документации был? Ответ: Приличный, да. По всем этим регламентам внутри организации. Приказы, кто за что отвечает, порядок, кто что делает, обучение сотрудников. Не без этого.
  • Проверки могут приводить к приостановке деятельности предприятий.
  • Мы оплатили административный штраф, и приостановили деятельность на 1,5-2 месяца, пока решался вопрос, именно с сертификацией. Мы не отгружали и не продавали ничего, наш интернет магазин продолжал функционировать, а физическая точка, она «приморозилась» и никакая деятельность там не осуществлялась, пока не приехали к нам на руки документы, что это не моющее средство для пола, а это именно шампунь.
  • Если они ушли и ничего не конфисковали, в любой момент, через неделю, завтра, послезавтра, они могут снова прийти и все повторится с уже большим штрафом и конфискацией всего товара. Соответственно, это было наше волевое решение, что предприятие закрывается на неопределенный промежуток времени, пока не получим декларации таможенные, и только после этого уже открываем все двери.
  • Нормативные акты, регламентирующие деятельность проверяющих, часто меняются. Это создает дополнительную нагрузку для руководителей предприятий, вынужденных постоянно отслеживать эти изменения.
  • Очень трудно следить за изменениями в нормативных актах. Они постоянно меняются, это надо отслеживать. Нередко ставят нас в тупик. Приходится как-то выкручиваться. Утром просыпаешься с мыслью, как решить очередную проблему.
  • Стараемся отслеживать новые поправки, которые выходят сейчас. Это постоянная головная боль.
  • Кроме того, проверки требуют привлечения высококвалифицированных специалистов (юристов, аудиторов и т.п.), что увеличивает финансовую нагрузку на предприятия. Вместе с тем, привлечение таких специалистов не гарантирует, что их рекомендации будут достаточными для поверяющих инстанций.
  • Мы приглашали специалистов, экономистов, бухгалтеров, они нам помогли, научили, все рассказали. Сказывалась нехватка тех самых знаний, которых у нас не было на старте,
  • Мы столкнулись с подобными структурами, привлекали юриста, бухгалтера и экономиста. Да, и при налоговой. Но юрист не только по налоговой, он по всем делам нам давал консультации и консультировал по всем структурам, конечно обращались. Да, как правильно себя вести.
  • Абсолютно. Потому что многие нормы очень неясные, запутанные. Приходится привлекать юриста, и самому вникать в чтение документации, что да как.
  • Вы же знаете – аудиторская проверка не гарантирует, что у налоговой не будет претензий. А сами налоговые службы не помогают правильно вести дела. Что касается пожарников, то мне вообще непонятно, куда можно обратиться за консультацией. Пожарных аудиторов просто нет.
  • Вместе с тем, опрошенные предприниматели не отрицают, что в какой-то мере проверки необходимы и нужны самим предприятиям, однако они не должны быть чрезмерными, а выдвигаемые требования должны отвечать принципу разумной достаточности. Несоблюдение этих принципов порой ведет к своего рода нигилизму предпринимателей в отношении проверок («проверки полезными не бывают»).
  • Вопрос: Некоторые люди считают, что проверки нужны самому предприятию. Другие считают, что проверки часто бывают формальными и не приносят предприятию никакой пользы. Какое ваше мнение по этому вопросу? Ответ:50 на 50. По тому, как мы ведем наше предприятие, судить остальных было бы неправильно, это именно наше отношение к ведению дел, что все максимально должно быть честно. Но, зная, как работают другие, я понимаю, что это может быть, действительно не шампунь, а средство для мытья полов какое-нибудь. Никто не исключает этого. Подобные проверки, они правомерны, но не такие, которые доходят просто до мелочей. Например, обнаружили где-то пыль – все, штраф.
  • Вопрос: То есть, проверки необходимы, но они не должны быть столь избыточными? Ответ: Все верно.
  • Вопрос: Насколько, в отношении Вашей организации, в принципе нужны такие проверки? Полезны ли они? Ответ: Проверки, по-моему, полезными не бывают.
  • Опрошенные предприниматели сетуют, что они испытываю острый дефицит информации, а проверяющие инстанции слишком мало занимаются их обучением. При этом, они согласны на то, что такое обучение может быть платным.
  • Вопрос: Как следует организовывать проверки, чтобы они больше помогали предприятию и меньше ему мешали? Ответ: Вы знаете, главное – это нехватка какой-то информационной подушки.
  • Хотелось бы больше информационной помощи для молодых предпринимателей, чтобы было меньше нюансов. Я думаю, что если молодые предприниматели будут информированы и подкованы во многих вопросах, они снимут обязательства при подобных последующих проверках. То есть, если бы был какой-то информационный центр.
  • У меня вот такая-то деятельность, и я планирую это все дело открыть, что мне потребуется? Обучение, консультации. Даже если они будет и платными, для предпринимателя это очень здорово, когда человек получит исчерпывающую информацию, нежели он будет идти сам, методом проб и ошибок, спотыкаясь, и только после этого открывать все документы и смотреть, как это положено.
  • Ну, осведомленность – она хромает. Если бы те же самые пожарники проводили некие семинары, то это было бы вообще отлично, мы бы их с удовольствием посещали. Потому, что касается, например, кадрового учета – у нас бухгалтера с этих семинаров не вылезают, и много чего нового и интересного для себя узнают, чтобы быть в теме и не допускать нарушений. А в пожарной охране такого нет.
  • Вопрос: Как стоит организовать проверки, чтобы они больше помогали предприятию и меньше ему мешали? Ответ: Наверное, сначала надо проводить какое-то обучение, и реальные требования выставлять по каждому взятому объекту.
  • Вопрос: То есть проверки, они не помогают пониманию для чего это нужно и почему это делается? Ответ: Они помогают, но не раскрывают в полной мере, чтобы осознанно предприниматель подходил к выполнению требований.

Проведенные интервью показывают, что полномочия проверяющих органов очень широки и часто выходят за пределы разумной достаточности. Причем, эти полномочия размыты и не имеют четких границ. Вследствие этого у предпринимателей создается впечатление, что требования, выдвигаемые проверяющими к предприятиям, определяются субъективно. При желании проверяющие могут выдвинуть очень большое число требований, но могут ограничиться поверхностным ознакомлением с ситуацией и минимальным списком претензий. Попытки предпринимателей обжаловать результаты проверок зачастую приводят лишь к предъявлению требований. По этой причине предприниматели предпочитают не конфликтовать с проверяющими инстанциями.

Неопределенность полномочий и субъективизм в предъявлении требований является причиной коррупции. Еще одна причина, порождающая коррупцию, заключатся в том, что часть требований, предъявляемых к предприятию, либо невыполнима, либо очень затратна, и может превышать финансовые возможности предприятия. В интервью упоминались случаи выдвижения необоснованных претензий. Именно по этим причинам значительная часть респондентов не захотела обсуждать с интервьюерами вопрос о проверках. Косвенно это свидетельствует о массовом распространении взяток за благоприятные результаты. Те респонденты, которые согласились дать интервью, говорят об этой проблеме в основном намеками.

Судя по проведенным интервью, коррумпированность проверяющих органов нередко используется отдельными предпринимателями для подавления деятельности конкурентов. Любой недобросовестный предприниматель или чиновник может, заплатив определенную сумму, «наслать» проверку (или несколько проверок) на предприятие конкурента. Такие проверки, как правило, проводятся максимально жестко с выдвижением большого числа претензий.

Проверки в той форме, в которой они сложились, особенно сильно сказываются на предпринимателях, начинающих свою деятельность. Можно утверждать, что это является одной из причин, затрудняющих предпринимателям вход на рынок. В некоторых случаях эти затруднения связаны со сложностью и неопределенностью требований, предъявляемых предприятию. Однако в ряде случаев опрошенные предприниматели считают, что таким способом конкуренту хотели задушить их на старте.

Тем не менее, предприниматели согласны с тем, что в какой-то мере проверки необходимы и нужны самим предприятиям, однако они должны быть четче структурированными, а правила их проведения должны быть понятными и прозрачными. Опрошенные предприниматели сетуют, что они испытываю острый дефицит информации, но проверяющие инстанции слишком мало занимаются их обучением. Целесообразно ввести в практику пробные проверки, осуществляемые по просьбе самих предпринимателей, поскольку сторонний аудит не гарантирует, что проверяющие не могут выдвинуть каких-либо дополнительных требований.

5. ОЦЕНКА УРОВНЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ В
РЕГИОНАХ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В 2004 г.

Описание исследования

Для исследования уровня жизни и коррупции в национальных республиках Северного Кавказа в ноябре 2006 г. было проведено социологическое исследование, включавшее количественный опрос 2800 респондентов во всех северо-кавказских республиках, за исключением Чечни (опрос проводился в Адыгее, Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии). Опрос проводился равными квотами по 500 респондентов в каждой республике.

Для сравнения по той же методике был проведен опрос 1000 респондентов в двух типичных российских областях – Владимирской и Пермской (по 500 в каждой области).

В качестве единицы опроса было выбрано домохозяйство: опрашивался глава семьи, под которым понимался основной кормилец, но при опросе допускалось присутствие других членов семьи и интервьюерам разрешалось учитывать их ответы с согласия основного кормильца, если последний затруднялся ответить на какой-то вопрос.

Региональные выборки охватывали столичные города, другие города региона и сельскую местность, т.е. все территориальные сегменты региона.

В качестве дополнительных методов исследования были проведены интервью с экспертами и фокус-группы: 10 интервью с экспертами из представителей элиты северо-кавказских республик, 4 фокус-групп в северо-кавказcких и 2 фокус-группы в среднероссийских регионах.

1. Уровень благосостояния жителей северо-кавказских республик и российских регионов

Исследование показало, что вопреки часто высказываемому мнению, благосостояние жителей северо-кавказских республик заметно выше, чем благосостояние жителей российских регионов. Эта тенденция проявляет себя как в субъективных, так и в объективных показателях.

1.1. Субъективные оценки: адаптация, социальный оптимизм и потребительский статус.

Среди жителей Северного Кавказа выше доля тех, кто сумел адаптироваться к сегодняшней жизни . Доля респондентов, которые считают, что им удалось найти место в сегодняшней жизни, на Северном Кавказе составляет 60%, в российских регионах 55%, но при этом позиции. «безусловно удалось» выбрали 18% кавказцев и только 10% «русских».

Не удалось найти место в современной жизни 34% северо-кавказцев и 38% жителей российских регионов.

Социальная адаптация (в % от всех опрошенным)

  Северный Кавказ Россия
Безусловно удалось 18 10
Скорее удалось 42 45
Скорее не удалось 18 22
Безусловно не удалось 16 16
Затрудняюсь ответить 5 5

Более высок разрыв между жителями Кавказа и российских регионов по уровню социального оптимизма . Мнение о том, что в ближайшие год-два смогут повысить свой уровень жизни, высказали 31% жителей Кавказа и 20% жителей российских регионов. Противоположной точки зрения придерживаются 49% «кавказцев» и 74% «россиян».

Социальный оптимизм (в % от всех опрошенным)

  Северный Кавказ Россия
Безусловно смогу 6 2
Скорее смогу 25 18
Скорее не смогу 31 41
Безусловно не смогу 19 33
Затрудняюсь ответить 20 6

Близкий по смыслу вопрос «Как Вы думаете, каким образом изменится Ваш уровень жизни в течение следующих 12 месяцев?» показал, что на улучшение рассчитывают 44% «кавказцев» и 22% «россиян», тогда как ухудшения ожидают 6% «кавказцев» и 27% «россиян». Таким образом, пессимистические настроения у «россиян» выражены намного сильнее, чем у «кавказцев».

Ожидания уровня жизни (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Значительно улучшится 10 4
Несколько улучшится 33 19
Останется без изменений 41 46
Несколько ухудшится 4 19
Значительно ухудшится 3 9
Затрудняюсь ответить 9 4

По уровню потребительского статуса большинство жителей Кавказа относит себя к группе «денег хватает на еду и одежду» – 58%. Среди жителей российских регионов большинство – 50% – занимает позицию на ступень ниже: «денег хватает на еду, но не на одежду». В целом к материально обеспеченным относят себя 75% «кавказцев» и лишь 39% «россиян». Причем среди «кавказцев» 3% опрошенных заявили, что «могут ни в чем себе не отказывать», тогда как среди «россиян» такую позицию выбрали лишь 1% опрошенных.

Потребительский статус (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Денег не хватает даже на еду 5 5
Денег хватает на еду, но не на одежду 18 50
Денег хватает на еду и одежду 58 27
Иногда мы можем позволить купить себе дорогие вещи 14 12
Мы можем ни в чем себе не отказывать 3 1
Затрудняюсь ответить 3 5

1.2. Материальная обеспеченность

Жилищная обеспеченность. В структуре жилья жителей Северного Кавказа велика доля индивидуальных домов (47%), что является следствием высокой доли сельского населения (44%). В выбранных для проведения исследования российских регионах доля индивидуальных домом значительно ниже (24%), что примерно соответствует доле сельского населения (23%).

Средний размер домовладения на Кавказе несколько выше, чем в российских регионах, хотя среднедушевая обеспеченность жилой площадью несколько ниже (за счет более высокого коэффициента семейности). При этом следует иметь в виду, что в российских регионах из-за неблагоприятных демографических тенденций многие жители имеют излишки жилой площади (эти излишки особенно велики в сельской местности).

Средний размер домовладений

  Северный Кавказ Россия
Средняя общая площадь жилья 54,1 41,2
В том числе средняя общая площадь городского жилья 49,7 42,3
Квадратный метр жилья на душу населения 16,7 18,8
В том числе квадратный городского жилья на душу населения 15,7 16,7
Справочно: средний размер семьи 4,1 2,6

Благоустроенность частных домохозяйств (в % к числу частных домохозяйств)

  Северный Кавказ Россия
Наличие в доме второго этажа (не мансарды) 12 3
Дом построен из облицовочного (высококачественного) кирпича 22 4
Дом отделан виниловым сайдингом 7 2
Стеклопакеты на окнах 13 3
Евроремонт в доме 8 3
Дорогая мебель 15 4
Дорогой забор, ворота в доме 22 6
Наличие гаража 44 17
Участок хорошо благоустроен/элементы ландшафтного дизайна 3 1
Наличие бассейна 2 0
Ничего из перечисленного 27 67

Более высокое качество отделки характерно и для домовладений в многоквартирных домах.

Благоустроенность квартир (в % к числу домовладений в многоквартирных домах)

  Северный Кавказ Россия
Стеклопакеты на окнах 20 5
Евроремонт в доме 13 8
Дорогая мебель 19 8
Ничего из перечисленного 49 79

Обеспеченность товарами длительного пользования. Домохозяйства Северного Кавказа значительно лучше обеспечены бытовой техникой, чем домохозяйства российских регионов. Эта обеспеченность более высока как в количественном, так и в качественном отношении.

В частности, обращает на себя внимание значительно лучшая обеспеченность кавказских домохозяйств по таким позициям, как: стиральная машина стационарная автоматическая, холодильник двухкамерный, персональный компьютер, видеокамера, мобильный телефон.

В российских регионах более высокие показатели обеспеченности отмечаются по тем позициям, которые свидетельствуют о более низких доходах их владельцев, а также техническом или моральном устаревании техники: малогабаритная переносная стиральная машина, холодильник однокамерный, велосипед, пейджер, электрическая швейная машина.

Наличие бытовой техники ( в % ко всем опрошенным)

  Северный Кавказ Россия
газовая/электрическая плита 89 91
автоматическая стационарная стиральная машина 34 21
в том числе стиральная автоматическая машина с сушкой 19 6
стиральная машина полуавтомат или неавтоматическая 36 31
малогабаритная переносная стиральная машина 11 17
холодильник однокамерный 38 59
холодильник двухкамерный 45 39
персональный компьютер 15 8
телевизор цветной 95 83
видеомагнитофон 31 15
видеокамера 13 5
музыкальный центр 21 16
спортивный тренажер 5 0
роликовые коньки 6 2
велосипед 11 21
стационарный обычный телефон 46 42
радиотелефон 18 5
телефонный автоответчик 8 3
факс 3 2
мобильный телефон 65 25
пейджер 21 28
вытяжка 5 2
кондиционер 9 5
микроволновая печь 10 2
посудомоечная машина 1 0
электрическая швейная машина 7 12
электрообогреватель 9 8
пылесос 64 59
электрический чайник 54 26
электробритва 78 78
электроводонагреватель 4 2
ничего из перечисленного 2 4

Жители Северного Кавказа обладают значительно более высокими (по сравнению с жителями российских регионов) потребительскими планами в отношении покупок бытовой техники в будущем году. Наибольшее превышение потребительской активности у жителей Кавказа наблюдается по следующим позициям: стиральные машины (высокотехнологичные), холодильники, мобильные телефоны, электрочайники.

Потребительские планы (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
газовая/электрическая плита 1 3
автоматическая стационарная стиральная машина 6 4
в том числе стиральная автоматическая машина с сушкой 6 1
стиральная машина полуавтомат или неавтоматическая 3 1
малогабаритная переносная стиральная машина 1 1
холодильник однокамерный 4 1
холодильник двухкамерный 9 1
персональный компьютер 3 1
телевизор цветной 3 2
видеомагнитофон 3 1
видеокамера 5 1
музыкальный центр 14 2
спортивный тренажер 3 1
роликовые коньки 1 1
велосипед 1 2
стационарный обычный телефон 2 2
радиотелефон 9 5
телефонный автоответчик 1 1
факс 1 1
мобильный телефон 17 5
пейджер 3 0
вытяжка 3 1
кондиционер 5 1
микроволновая печь 2 1
электрическая швейная машина 1 1
электрообогреватель 0 1
пылесос 10 2
электрический чайник 17 2
электробритва 1 1
ничего из перечисленного 48 57

Уровень автомобилизации. Обеспеченность домохозяйств автомобилями на Кавказе более высока и составляет 31%. В российских регионах, в которых проводилось исследование, обеспеченность автомобилями составила 19%. Два и более автомобиля имеют, согласно результатам опроса, 3% кавказских домохозяйств и 2% российских.

И на Кавказе, и в российских регионах структуре парка преобладают отечественные автомашины, однако на Кавказе доля иномарок более велика.

Наличие автомобилей (в % к числу респондентов, имеющих автомобиль)

  Северный Кавказ Россия
Отечественный 68 77
Иномарка 33 23

1.3. Денежные доходы и расходы

Декларируемые в ходе опроса денежные доходы респондентов на Северном Кавказе заметно более высоки, чем в российских регионах. Хотя в ответах на такие вопросы респонденты склонны занижать свои доходы, декларируемые доходы обычно определенным образом соотносятся с реальными. Поэтому можно сделать вывод о том, что реальные доходы жителей Кавказа заметно более высоки по сравнению с доходами жителей российских регионов.

Обращает на себя внимание, что на Кавказе более высок также среднедушевой доход семьи, несмотря на более высокий коэффициент семейности.

Доход, необходимый для нормальной жизни, «кавказцы» оценивают в 35 тыс. руб. в месяц, «россияне» в 23 тыс. руб. в месяц, т.е. в 1,5 раза выше. При этом у «кавказцев» более высока доля тех, кто считает, что регулярно или периодически они в состоянии обеспечить такой доход.

Доходы семьи

  Северный Кавказ Россия
Средний доход главы семьи (в рублях) 4850 3350
Средний общий доход семьи (в рублях) 8150 4200
Средний желаемый общий доход семьи (в рублях) 35000 23000
Средний фактический душевой доход семьи (в рублях) 1987 1615

В состоянии обеспечить желаемый доход в % от всех опрошенных

  Северный Кавказ Россия
Да, регулярно 2 2
Да, время от времени 22 6
Очень редко, по необходимости 15 8
Практически никогда 57 79
Затрудняюсь ответить 4 6

Уровень благосостояния респондентов Северного Кавказа и российских регионов характеризуется не только доходами, но и расходами, причем в некоторых отношениях данные о планируемых расходах могут давать более достоверную картину, чем данные о доходах. Эти данные также свидетельствуют о более высоком уровне материальной обеспеченности жителей Северного Кавказа.

Так, почти 60% «кавказцев» и лишь около 40% «россиян» планируют в обозримом будущем произвести крупные, по их меркам, затраты. Среди жителей Кавказа более распространены, по сравнению с российскими регионами, затраты на приобретение жилья, покупку автомашины и поступление ребенка в ВУЗ. У «россиян» более высокие показатели планируемых затрат наблюдаются по позициям: ремонт имеющегося жилья и расходы на дорогостоящее лечение или операцию.

Планируемые крупные расходы (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Расходы на текущую жизнь 37 25
Обучение ребенка (дополнительно к школьному) 16 15
Поступление ребенка в ВУЗ 9 5
Расходы на медицину, необходимость оплатить дорогостоящую операцию 2 6
Приобретение квартиры/дома 5 1
Строительство дома 5 3
Строительство гаража 2 2
Покупка машины 9 4
Покупка крупной бытовой техники 9 11
Ремонт квартиры/дома 17 23
Поездка в отпуск, заграницу 4 4
Другое 1 3
Ничего из перечисленного не планируем 41 59

Средняя величина планируемых расходов у жителей Кавказа заметно выше, чем у жителей российских регионов: 62,5 тыс. руб. у «кавказцев» и 20 тыс. руб. у «россиян». При этом у «кавказцев» значительно более велика доля тех, кто рассчитывает, что они смогут набрать необходимую сумму: 41% среди «кавказцев» и 6% среди «россиян».

Получится решить предстоящие проблемы (в % от всех опрошенным)

  Северный Кавказ Россия
Безусловно получится 13 2
Скорее получится 28 4
Скорее не получится 3 23
Безусловно не получится 1 6
Затрудняюсь ответить 14 6
Не планируется крупных расходов, затрат 41 59

2. Экономическая активность жителей северо-кавказских республик и российских регионов

Жители северо-кавказских республик отличаются более высокой экономической активностью по сравнению с жителями российских регионов. Хотя факт наличия дополнительных заработков раскрывался не всеми респондентами, 29% «кавказцев» продекларировали наличие в их семьях таких заработков. В российских регионах наличие дополнительных заработков отметили лишь около 13% респондентов.

Имеют дополнительный заработок (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Имеет сам респондент , глава семьи, основной кормилец 17 7
Имеет жена 3 2
Имеет другой член семьи 5 2
Отказались назвать, кто из членов семьи имеет дополнительный заработок 4 2
Никто в семье не имеет дополнительного заработка 71 87

Хотя ответы на вопросы о характере дополнительной занятости вряд ли следует считать полностью достоверными, обращают на себя внимание следующие позиции, по которым показатель дополнительной занятости «кавказцев» заметно превышает аналогичный показатель у российских жителей:

· – работа на основной работе на две ставки и работа пенсионеров ( в сумме 23%). При высоких формальных уровнях безработицы это может означать широко распространенную фиктивную занятость, т.е. неэффективное использование бюджетных средств;

· – «шабашки» и «любая временная работа» (в сумме 24%) могут означать незаконные и не вполне законные виды экономической деятельности, что свидетельствует о достаточно широком их распространении (намного более широком, чем в российских регионах).

Виды дополнительного заработка (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Не имеет дополнительного заработка 71 87
На основной работе две ставки 15 2
Работающий пенсионер 8 3
Торговля 5 3
Строительство 5 3
Ремонт машин 6 3
Репетиторство, курсовые работы 1 1
Продажа излишков овощей с огородов 2 2
Шабашки 13 2
Уборка квартир, подъездов, офисов 5 6
Любая временная работа 11 5
Взятки, подарки 4 1
Не указан вид дополнительного заработка 3 3

Обращает на себя внимание также то, что 11% «кавказцев» затруднились оценить степень законности своего дополнительного заработка (доля таких среди «россиян» составила менее 1%).

Степень законности дополнительного заработка (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Абсолютно законный 12 10
Скорее законный 4 2
Скорее незаконный 1 1
Затрудняюсь ответить 11 1
Не имеет дополнительного заработка 71 87

Более высокая экономическая активность жителей Кавказа позволяет им чаще, чем жителям российских регионов обеспечивать своей семье желаемый доход.

Вопрос «Какие формы дополнительного заработка наиболее распространенны в Вашем регионе?» также указывает на более высокую экономическую активность «кавказцев», особенно в форме малого бизнеса (не обязательно официально оформленного и не обязательно вполне законного). Позициями, по которым превышение активности «кавказцев» наиболее заметно, являются: торговля, частный бизнес, частный извоз, сетевой маркетинг.

Для жителей российских регионов заметное превышение показателя активности наблюдается только в отношении работы по совместительству или по договору. Хотя в вопросе о дополнительных личных доходах жители Кавказа достаточно часто упоминали работу по совместительству, реального значения в качестве источника дохода эта позиция среди них не имеет.

Более 12% жителей Кавказа отметили, что среди форм дополнительного заработка в их регионе распространены взятки, тогда как среди жителей российских регионов эту позицию выбрали менее 1% респондентов. Этот факт можно интерпретировать таким образом, что для жителей российских регионов взятки, как правило, являются формой денежных расходов (см. ниже), но не доходов . Взяточничество как источник дохода в России, по-видимому, более локализовано и не является столь массовым, как на Кавказе.

Наиболее распространенные формы дополнительных заработков (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Сетевой маркетинг 9 5
Работа по совместительству, по договору 2 7
Работа на стройках 18 15
Ремонт жилья 13 8
Коммерческая деятельность 9 4
Шабашки от случая к случаю 6 4
Производство и продажа с/х продукции от подсобного хозяйства 8 3
Частный бизнес 22 3
Частный извоз 16 10
Торговля 24 13
Репетиторство 5 3
Оказание частных услуг 9 3
Спекуляция, перепродажа 3 3
Мошенничество, воровство 3 1
Продажа спирта. наркотиков 9 1
Распространение различных товаров 2 3
Распространение косметики 3 5
Работа на заправках, автостоянках 5 2
Кто как может, везде, чем придется 5 2
Подработка на огородах соседей, выпас скота 6 1
Лесное хозяйство, лесозаготовки 1 0,2
Проституция 3 0,2
Взятки 12 0,2

О более высокой предпринимательской активности жителей северо-кавказского региона свидетельствуют и данные о характере занятости основного кормильца в семье. Среди «кавказцев» значительно более велика доля респондентов, назвавших себя предпринимателями, а среди «россиян» – служащими.

Род занятий ( в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Неквалифицированный рабочий 4 2
Квалифицированный рабочий 24 28
Специалист с высшим техническим образованием 6 2
Специалист с высшим гуманитарным образованием 8 4
Военнослужащий, работник милиции, спецслужб 4 2
Служащий 13 17
Руководитель 1 1
Предприниматель 9 2
Студент, учащийся 3 1
Пенсионер 25 39
Временно не работающий 4 4

О более высокой экономической активности жителей Кавказа косвенно свидетельствует и распределение ответов на вопросы о случившихся недавно или о возможных в будущем жизненных трудностях. На возникновение таких трудностей в недавнем прошлом указали 76% «кавказцев» и 90% «россиян», т.е. «россияне» имеют более высокий уровень проблемности.

У «кавказцев» более высока распространенность таких проблем, как потеря работы, необходимость помогать деньгами родственнику, необходимость продать часть имущества из-за проблем, серьезные трудности в выплате долгов. Причем проблема потери работы особенно часто упоминается среди трудностей, которые могут возникнуть в будущем. В комплексе эти показатели свидетельствуют о более высокой мобильности кавказского населения, более высокой (хотя и специфичной) общественной интеграции и более развитых торговых и кредитных отношениях на бытовом уровне (другими словами, о более развитых навыках рыночного поведения).

При преодолении жизненных трудностей «кавказцы» чаще, чем «россияне» предполагают больше работать, взять в долг и прибегнуть к помощи родственников.

«Россияне» чаще, чем «кавказцы» выбирают следующие позиции: копить (откладывать) деньги и «затрудняюсь ответить».

Жизненные трудности (прошлые) (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия  
Серьезная нехватка денег 57 69  
Потеря работы 9 6  
Потеря работы членом Вашей семьи 8 7  
Снижение уровня зарплаты 11 16  
Более опасная, связанная с риском работа 4 2  
Менее квалифицированная, интересная работа 2 3  
Увольнение сотрудников Вашей организации из-за отсутствия работы 7 2  
Серьезные семейные проблемы 9 8  
Необходимость помогать деньгами родственнику 18 11  
Необходимость продать часть имущества из-за проблем 7 2  
Серьезные трудности при выплате долгов 8 5  
Вынужденная необходимость покинуть свое жилище 3 0
Вынужденная необходимость уехать из района проживания 1 0
Невозможность оплатить медицинское обслуживание 6 14
Необходимость отсрочить расходы на что-либо из-за нехватки денег 16 19
Ни с одной из перечисленных 24 10

Жизненные трудности (ожидаемые) ( в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Серьезная нехватка денег 57 68
Потеря работы 18 9
Потеря работы членом Вашей семьи 8 6
Снижение уровня зарплаты 10 13
Более опасная, связанная с риском работа 6 2
Менее квалифицированная, интересная работа 2 3
Увольнение сотрудников Вашей организации из-за отсутствия работы 4 0
Серьезные семейные проблемы 8 5
Необходимость помогать деньгами родственнику 9 6
Необходимость продать часть имущества из-за проблем 4 1
Серьезные трудности при выплате долгов 6 2
Вынужденная необходимость покинуть свое жилище 3 0
Вынужденная необходимость уехать из района проживания 2 0
Невозможность оплатить медицинское обслуживание 3 3
Необходимость отсрочить расходы на что-либо из-за нехватки денег 4 19
Ни с одной из перечисленных 25 10

При преодолении жизненных трудностей «кавказцы» чаще, чем «россияне» предполагают больше работать, взять в долг и прибегнуть к помощи родственников.

«Россияне» чаще, чем «кавказцы» выбирают следующие позиции: копить (откладывать) деньги и «затрудняюсь ответить».

Способы преодоления жизненных трудностей (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Работать 21 10
Взять кредит 1 3
Справляться своими силами 1 2
Экономить в повседневной жизни 1 2
Копить, откладывать 1 5
Взять в долг 6 3
Приобрести товар, услугу в рассрочку 1 2
Использовать имеющиеся наличные деньги, сбережения 4 1
Помощь родственников, детей 12 4
Торговать 1 0,2
Использовать любые пути и возможности 3 0,2
затрудняюсь ответить 7 11
Не ожидаю крупных расходов. затрат 41 59

3. Коррупционные отношения в северо-кавказских республиках и в российских регионах

Коррупционные отношения в северо-кавказских республиках развиты значительно сильнее, чем в российских регионах. О необходимости периодически или часто давать неофициальную плату чиновникам сообщают 72% кавказских респондентов и 23% респондентов российских областей.

Как часто приходилось сталкиваться, давать неофициальную плату

(в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Совсем не приходится 10 52
Приходится очень редко 14 15
Приходится довольно часто или время от времени 72 24
Затрудняюсь ответить 4 8

На протяжении последнего года лично столкнулись с необходимостью давать неофициальную плату 92% кавказских респондентов и 52% респондентов из российских областей.

Сколько раз возникала ситуация необходимости неофициальных платежей (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Попадал хотя бы один раз в подобную ситуацию 92 52
Не менее 2 раз 83 35
Не менее 3 раз 66 27
Не менее 4 раз 55 20
Не менее 5 раз 45 18
6 раз и более 39 15

Из числа тех, кто столкнулся с необходимостью дать неофициальную плату, 89% «кавказцев» и 45% «россиян» пошли на то, чтобы ее заплатить. В пересчете на всех опрошенных это составит соответственно 82% и 23% – такова степень вовлеченности населения в коррупционные процессы на Кавказе и в Российских регионах.

Высокая степень вовлеченности населения Кавказа возникает потому, что «кавказцы» намного чаще сталкиваются с необходимостью давать неофициальную плату и чаще идут на то, чтобы ее заплатить.

Сколько раз давали неофициальную плату (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Хотя бы один раз 89 45
Не менее 2 раз 80 33
Не менее 3 раз 64 25
Не менее 4 раз 51 20
Не менее 5 раз 38 15
6 раз и более 32 12

Жители Кавказа чаще, чем «россияне» осведомлены заранее, что без дополнительной платы не обойтись. Соответственно, чиновникам приходится реже намекать об этом или создавать соответствующую ситуацию.

По чьей инициативе возникала ситуация неофициальных платежей

(в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Чиновник намекнул, создал такую ситуацию 40 54
Мне было известно заранее, что без дополнительной платы, услуги не обойтись 29 13
Чиновник не настаивал на дополнительной плате, но я решил, что так надежнее 12 11
Затрудняюсь ответить 7 6
Не приходилось попадать в ситуации, связанные с необходимостью «неофициальных платежей» 13 17

Моральное осуждение взяточничества в российских регионах значительно выше, чем в кавказских республиках. По-видимому, «россияне» психологически намного более болезненно переживают взяточничество. На абсолютную недопустимость получения госслужащими дополнительной платы указывают 71% жителей российских регионов и 44% жителей Кавказа.

Допустимо ли получение неофициальной платы (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Никогда, ни при каких обстоятельствах 44 71
Если чиновник, служащий идет на это ради интересов своей семьи 24 2
Если плата не столь велика 13 5
Если это не угрожает жизни, безопасности других людей 6 8
Затрудняюсь ответить 13 14

И в кавказских республиках, и в российских регионах разные сферы деятельности коррумпированы не в одинаковой степени. В них действуют разные правила и оборачиваются разные объемы средств. Судить об этих различиях можно по средней величине «вознаграждения», выплачиваемой в разных сферах. В целом размеры «вознаграждения», принятые на Кавказе, значительно превышают размеры «вознаграждения», принятые в российских регионах (за исключением, очевидно, Москвы).

Взяткоемкость различных сфер деятельности

  Доля тех, кто сталкивался с ситуацией необходимости ” неофициального ” платежа (в % от всех опрошенных) Доля тех, кто относится к явлению ” неофициальных ” платежей отрицательно (в % от всех опрошенных) Доля тех, кому пришлось платить ” неофициальные ” платежи (в % от тех, кто сталкивался с ситуацией «неофициальных» платежей) Средний размер ” неофициального ” платежа (в рублях)
  Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия
Медицина и здоровье 36 8 22 57 77 23 3400 4800
Дошкольные учреждения 25 5 36 62 37 15 900 550
Школа, средние специальные заведения 34 8 37 64 37 17 2200 750
ВУЗ 49 13 37 63 54 17 30 000 10 000
Пенсии 24 2 51 71 21 13 650 250
Социальные льготы 27 3 43 71 25 13 650 350
Призыв на военную службу 29 9 43 62 13 14 13 600 12 100
 

 

Доля тех, кто сталкивался с ситуацией необходимости ” неофициального ” платежа (в % от всех опрошенных) Доля тех, кто относится к явлению ” неофициальных ” платежей отрицательно (в % от всех опрошенных) Доля тех, кому пришлось платить ” неофициальные ” платежи (в % от тех, кто сталкивался с ситуацией «неофициальных» платежей) Средний размер ” неофициального ” платежа (в рублях)
  Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия Северный Кавказ Россия
Приобретение земельного участка 27 3 43 69 10 15 4000 3000
Получение жилплощади 36 7 35 67 14 16 6500 4000
Услуги по ремонту и эксплуатации жилья 43 9 37 65 34 19 1800 1500
Устройство на работу 37 9 39 63 30 14 31 000 12 500
Получение лицензии, регистрация собственного бизнеса 24 10 34 64 9 17 700 1700
Урегулирование ситуации с налоговой инспекцией 22 6 34 64 11 16 5200 1200
Получение регистрации по месту жительства 19 12 43 69 20 15 1300 500
Получение помощи и защиты в милиции 14 2 48 70 11 15 450 400
Получение помощи в суде 15 6 47 67 16 16 7500 2000
Урегулирование ситуации с ГАИ/ГИБДД 42 14 36 66 30 22 1000 700

4. Мнения респондентов о направлениях борьбы с коррупцией

Хотя жителям северо-кавказских республик свойственен достаточно высокий, по сравнению с российскими регионами уровень жизни, и коррупционные отношения являются для них более привычными и менее морально осуждаемыми, это не означает, что ситуация в республиках устраивает их жителей.

Коррупционная атмосфера создает скрытую социальную напряженность, которая проявляется в результатах опроса. Доля недовольных положением дел в регионе среди кавказских респондентов по сравнению с «российскими» заметно боле высока: 76% против 65%.

Оценка состояния дел в регионе (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Безусловно доволен 1 2
Скорее доволен 17 27
Скорее не доволен 39 32
Безусловно не доволен 37 32
Затрудняюсь ответить 6 7

Мнения кавказских и «российских» респондентов о том, какие меры необходимо принять, чтобы искоренить систему неофициальных платежей, не имеют кардинальных отличий. На первом месте в обоих случаях стоят силовые меры, связанные с ужесточением наказания : среди «кавказцев» 53%, среди «россиян» несколько выше – 63%. На втором месте у «россиян» находится требование соблюдения равенства всех граждан перед законом – 51% (у «кавказцев 38%). Вместе с тем обращает на себя внимание, что требование создания общественных организаций, контролирующих органы власти, у «кавказцев» выражено сильнее, чем у «россиян» 22% против 17%.

Меры по борьбе с коррупцией (в % от всех опрошенных)

  Северный Кавказ Россия
Соблюдать равенство всех граждан перед законом 38 51
Усилить уголовную ответственность, ужесточить наказания за вымогательство взяток 53 63
Законодательно ограничить полномочия чиновников 21 25
Законодательно ограничить полномочия проверяющих органов 16 13
Обеспечить открытость действий исполнительной власти 24 23
Создать общественные организации, контролирующие действия исполнительной власти 22 17
Усовершенствовать налоговое законодательство 21 19
Ввести официальное вознаграждение налоговых инспекторов, автоинспекторов 9 15
Полностью поменять республиканское (региональное) правительство 5 5
Ужесточить наказания, если чиновник занимается бизнесом 8 18
Полностью поменять власть, назначить на руководящие посты честных людей 11 12
Укрепить президентскую власть, дать больше полномочий Президенту 11 7
Изменить политический строй, ввести диктатуру 10 6
Принять экономические меры, повысить заработную плату 39 35
Начать общенациональную кампанию по борьбе с этим явлением 11 14
Бороться с этим явлением бесполезно 19 17
Затрудняюсь ответить 4 5

Требование ужесточения наказания преобладало также и в фокус-группах, как северо-кавказских, так и среднероссийских, а также в высказываниях представителей северо-кавказской элиты.

  • «Вот в Турции, вообще в странах Востока, за воровство руку отрубают. А в России кому-нибудь отрубили за воровство когда-нибудь? Вот безнаказанность и явилась причиной появления вообще коррупции как таковой. Значит, боязнь перед наказанием жесточайшая. Только так ее можно прекратить как-то» (мужчина, 43 года, образование среднее, г.Владикавказ)
  • «Надо, что бы сверху мы поменяли руководство. Вот жесткая рука. Жесткая рука. Может, конечно, всю ее не искоренишь, но до минимума свести за счет жесткой руки одного человека… Потому что если властный один человек будет, то он сможет до минимума свести» (мужчина, 37 лет, образование высшее, г.Владикавказ)
  • «Милиция и медицина, вот там бы за коррупцию давал бы пожизненный срок» (мужчина, 30 лет, образование высшее, г.Владикавказ)
  • «Надо ужесточить закон или прозрачно судить тех, которые взятки берут. Чтобы народно судить, чтобы люди знали, кто что берет. И отвечать по закону» (мужчина, 40 лет, образование высшее, г.Адыгейск).
  • «Проворовался – значит, этот человек должен сидеть наравне с тем же бедным колхозником, вот тот же министр. И когда они это хотя бы для примера сделать несколько таких вот, практику такую судебную применить, я думаю, что, по крайней мере, можно уменьшить такую коррупцию. Искоренить вряд ли получится» (мужчина, 45 лет, образование высшее, г.Адыгейск)
  • «Может я немного не так скажу, но, мы выбираем депутатов, так скажем, из народа, для того, чтобы они улучшали нам жизнь. Но они издают такие законы, за которые их самих надо судить» (мужчина, 33 года, образование высшее, г.Пермь)
  • «Ужесточить закон вплоть до конфискации имущества» (мужчина, 43 года, образование среднее, г.Пермь)
  • «Необходимо ввести карательные меры. Надо всех сажать, на всех уровнях, избавиться можно только каленым железом, ввести диктатуру. Надо дать президенту России все полномочия. Правильная инициатива Путина назначать глав регионов, это будет способствовать борьбе с коррупцией» (эксперт, Республика Северная Осетия-Алания)
  • Необходимо принять законы, ужесточить их, сделать прозрачным бюджет. Нужна сильная власть» (эксперт, Республика Северная Осетия-Алания)

Участники фокус-групп высказывали также мысль, что повышение экономического благосостояния может служить способом преодоления коррупции.

  • « Стимулировать активность граждан. Материальная заинтересованность должна быть, чтобы люди были активными и принимали участие в самоуправлении». « Через свободу можно стимулировать, т.е. надо, чтобы везде рыночные условия работали. Может поднять зарплату чиновникам, чтоб они меньше воровали» (мужчина, 32 года, образование высшее, г.Владикавказ).
  • « Я считаю, что эта проблема напрямую зависит от благосостояния трудящихся. В первую очередь зарплату надо повышать им» (мужчина, 44 года, образование высшее, г.Владикавказ)
  • « Нужно брать опыт европейских стран по заданию рыночных отношений, что будет способствовать уменьшению коррупции. В европейских странах коррупция ведь минимальна, за счет рыночных отношений» (мужчина, 38 лет, образование высшее, г.Адыгейск)
  • « Постепенно, когда у всех жизнь станет другой, новой, все само снизится до нужных пределов, просто станет непрестижно, не нужно воровать, брать взятки. Не бывает все сразу, сейчас нужно начинать менять, но плоды-то потом будут, когда почву подготовим» (мужчина, 43 года, образование среднее специальное, г.Пермь)
  • «Если будет стабильная обстановка, будет уже легче, потому что все постоянно, ничто не возможно запланировать, допустим, ту же покупку квартиры. Нормальная, молодая семья она могла бы запланировать ее и через 5 лет, хотя бы накопительную какую-то ситуацию, а ей легче отдать взятку и купить сейчас эту квартиру. Потому что нет стабильности, те деньги, которые, как они думают, копят, на самом деле они обесцениваются. Я считаю, что нестабильная обстановка еще больше порождает коррумпированность» (мужчина, 30 лет, образование среднее, г.Пермь)

 

ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

Благосостояние жителей северо-кавказских республик заметно выше, чем благосостояние жителей российских регионов.

Эта тенденция проявляет себя как в субъективных, так и в объективных показателях. В субъективных показателях жители кавказских республик имеют более высокие показатели адаптации, оптимизма и потребительского статуса. С объективной точки зрения «кавказцы» имеют более качественное жилье, более высокую обеспеченность бытовой техникой (особенно современной) и автомобилями, более высокие денежные доходы.

Наименование показателя

Северный Кавказ Россия
Доля приспособившихся к сегодняшней жизни, % 61 56
Доля верящих в улучшение своего положения, % 31 21
Доля материально обеспеченных (хватает на еду и одежду), % 58 27
Доля имеющих автомобили, % 30 19
Средняя площадь домовладения, кв. м. 54,1 41,2
Средний совокупный доход семьи в месяц, руб. 8150 4200
Средний душевой доход в месяц, руб. 1987 1615

Жители северо-кавказских республик более экономически активны по сравнению с жителями российских регионов.

Среди них больше людей, имеющих дополнительный (по отношению к основному месту работы) заработок, больше тех, кто называет себя предпринимателями. Основными видами экономической активности, в которых «кавказцы» ведут себя активнее «россиян», являются: торговля, частный бизнес, частный извоз, сетевой маркетинг. Более высока среди «кавказцев» и активность в получении взяток, которая для «россиян» не является распространенным источником дохода.

Вместе с тем, среди «россиян» более распространена сфера занятости, обозначаемая как «служащий».

Наименование показателя
Северный Кавказ Россия
Доля имеющих дополнительный заработок, % 29 13
Доля предпринимателей, % 9 2
Доля занятых торговлей, % 24 13
Доля занятых частным бизнесом, % 22 13
Доля занятых частным извозом, % 16 10
Доля занятых сетевым маркетингом, % 9 5
Доля имеющих доходы от взяток, % 12 0,2
Доля служащих, % 13 17

Коррупционные отношения в северо-кавказских республиках развиты значительно сильнее, чем в российских регионах.

О необходимости периодически или часто давать неофициальную плату чиновникам сообщают 72% кавказских респондентов и 24% респондентов российских областей. На протяжении последнего года лично столкнулись с необходимостью давать неофициальную плату 92% кавказских респондентов и 52% респондентов из российских областей. Из числа тех, кто столкнулся с необходимостью дать неофициальную плату, 89% «кавказцев» и 45% «россиян» пошли на то, чтобы ее заплатить. В пересчете на всех опрошенных это составит соответственно 82% и 23% – такова степень вовлеченности населения в коррупционные процессы на Кавказе и в Российских регионах. Моральное осуждение взяточничества в российских регионах значительно выше, чем в кавказских республиках. На абсолютную недопустимость получения госслужащими дополнительной платы указывают 71% жителей российских регионов и 44% жителей Кавказа.

И в кавказских республиках, и в российских регионах разные сферы деятельности коррумпированы не в одинаковой степени.

В них действуют разные правила и оборачиваются разные объемы средств. Судить об этих различиях можно по средней величине «вознаграждения», выплачиваемой в разных сферах. В целом размеры «вознаграждения», принятые на Кавказе, значительно превышают размеры «вознаграждения», принятые в российских регионах (за исключением, вероятно, Москвы).

Суммы взяток для Кавказа и России (в рублях за год)

Наименование показателя Северный Кавказ Россия
Устройство на работу 31 000 12 500
ВУЗ 30 000 10 000
Призыв на военную службу 13 600 12 100
Получение помощи в суде 7500 2000
Получение жилплощади 6500 4000
Урегулирование ситуации с налоговой инспекцией 5200 1200
Приобретение земельного участка 4000 3000
Медицина и здоровье 3400 4800
Школа, средние специальные заведения 2200 750
Услуги по ремонту и эксплуатации жилья 1800 1500
Получение регистрации по месту жительства 1300 500
Урегулирование ситуации с ГАИ/ГИБДД 1000 700
Дошкольные учреждения 900 550
Получение лицензии, регистрация собственного бизнеса 700 1700
Назначение пенсий 650 250
Социальные льготы 650 350
Получение помощи и защиты в милиции 450 400

Хотя жителям северо-кавказских республик свойственен достаточно высокий уровень жизни, а коррупционные отношения являются для них более привычными, это не означает, что ситуация в республиках устраивает их жителей.

Коррупционная атмосфера создает скрытую социальную напряженность. Доля недовольных положением дел в регионе среди кавказских респондентов по сравнению с «российскими» заметно более высока: 76% против 65%.

Мнения кавказских и «российских» респондентов о том, какие меры необходимо принять, чтобы искоренить систему неофициальных платежей, не имеют кардинальных отличий.

На первом месте в обоих случаях стоят силовые меры, связанные с ужесточением наказания: среди «кавказцев» 53%, среди «россиян» несколько выше – 63%. На втором месте у «россиян» находится требование соблюдения равенства всех граждан перед законом – 51% (у «кавказцев» 38%). Обращает на себя внимание, что требование создания общественных организаций, контролирующих органы власти, у «кавказцев» выражено сильнее, чем у «россиян»: 22% против 17%.

6. Отношение населения К «трудным» СЦЕНАРИЯМ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ФОКУС-ГРУПП) 2006 г. ОГЛАВЛЕНИЕ

ОПИСАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ (ВОПРОСЫ) 2

ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ 6

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ 8

  1. Общая реакция на трудные проблемы. 8
  2. Энергетическая проблема, природный газ. 11
  3. Проблема пенсий. 13
  4. Стимулирование рождаемости. 14
  5. Бюджетная автономия городов. 15
  6. Миграция. 16
  7. Проблемы обороны. 17
  8. Международная интеграция. 17
  9. Снижение смертности населения. 18
  10. Резюмирующее обсуждение. 20

ВОПРОСЫ, ЗАДАВАЕМЫЕ РЕСПОНДЕНТАМ

Цель работы состояла в том, чтобы обсудить с представителями населения трудные решения, которые российская власть, возможно, вынуждена будет принимать в обозримом будущем. В качестве примеров таких трудных решений были названы следующие.

  1. Энергетическая проблема, природный газ. Всем известно, что цены на нефть и газ сейчас очень высоки, но они могут упасть. Сейчас цена на нефть 60 долларов за баррель, а вот в 1998 году была 6 долларов. Из-за этого произошел дефолт.

Добыча нефти и газа происходит неравномерно. Сначала вкладываются большие средства для того, чтобы разведать и освоить месторождения, затем нефть или газ поступает сам собой. В этот момент создается впечатление, что они очень дешевы. Но затем месторождения истощается, и снова надо вкладывать большие средства.

Вот, например, газ. В России доступные запасы газа уже исчерпываются, следующие месторождения будут осваиваться в трудных условиях – вечная мерзлота (Ямал), океанский шельф. Примерно та же ситуация и с нефтью.

Прогноз состоит в следующем: уже через два-три года газа на внутреннем российском рынке будет не хватать. Мы связаны контрактами на поставку газа в Европу. Вырученные деньги поступают в бюджет. Истощение существующих запасов и необходимость вкладывать большие средства в освоение новых месторождений требуют принятия одного из следующих решений:

  • повысить цену на газ на внутреннем рынке в 2 – 3 раза;
  • не повышать цену на газ, оставить все, как есть. В этом случае начнутся отключения подачи газа, а также электричества, которое вырабатывается из газа. Многие страны десятилетиями жили и живут в таких условиях (до недавнего времени такой страной была Индия);
  • сократить (причем значительно) поставки газа за границу и отдать этот газ российским потребителям. В этом случае значительно сократится бюджет и все социальные расходы – пенсии, зарплаты бюджетников и т.д. Сокращение будет примерно вдвое, т.е. так, как это было в 1998 году во время дефолта. Сократятся также инвестиции в освоение новых месторождений, добыча газа начнет падать.

Какой из этих вариантов мы выбираем?

  1. Проблема пенсий. Респондентам зачитывалась следующая цитата из СМИ:

– У ПФР сейчас образовался огромный дефицит. Отчасти из-за того, что был снижен единый социальный налог. Когда говорили о снижении ЕСН, предполагалось, что это будет способствовать выведению из «тени» зарплат, а значит, возрастут и налоговые сборы. Однако почему-то этого не произошло…

– Кардинальная проблема не в этом. Да, безусловно, снижение ЕСН привело частично к дефициту ПФР, но главное – демографическая ситуация в стране. Если бы у нас сегодня была такая же демография, как, скажем, в Советском Союзе, где 10 работающих кормили двух пенсионеров, то мы выдержали бы даже нынешнюю суперцентрализованную пенсионную реформу. Но сейчас демографическая ситуация совершенно иная – 10 работающих уже кормят 6 пенсионеров, а к 2020 году может сложиться, что на одного работающего будет приходиться один пенсионер. Тогда никакие тарифы, никакой ЕСН, даже очень повышенный, не сможет создать средств, достаточных для бездефицитного пенсионного фонда. Именно с учетом таких прогнозов и начиналась пенсионная реформа. Нужно было откровенно сказать населению правду: сами создавайте свои пенсии, уважаемые граждане, вот вам инструменты для этого на частных рынках, вы, конечно, рискуете, но в этом случае у вас есть шанс. Оставаться в государственной пенсионной системе с учетом перспектив ближайшего 20-летия вообще бессмысленно. Так что первична демография, именно она подтолкнула к размышлению о самой реформе, но был избран, повторюсь, исключительно консервативный вариант, он не дает возможности выйти из этой ловушки.

– То есть дефицит будет только нарастать?

– Да, дефицит будет расти. Все политические крики о том, что давайте расходовать Стабилизационный фонд, – это крики сумасшедших. Скоро весь Стабилизационный фонд перейдет на покрытие дефицита Пенсионного фонда России.

Учитывая, что добыча нефти и газа расти уже не будет, у правительства возникает вопрос, как быть с пенсиями. Возможны два варианта:

  • уменьшение размеров пенсий примерно вдвое (сейчас средняя пенсия 32% от средней зарплаты, будет 16%);
  • увеличение пенсионного возраста до 65 лет как у мужчин, так и у женщин.

Иных вариантов не просматривается. Кстати, такие же проблемы назревают в США и странах Западной Европы. Там тоже возможен кризис пенсионных систем.

Какой из названных вариантов мы выбираем?

  1. Рождаемость.

Рождаемость в России очень низка, она не обеспечивает воспроизводство населения. Пособия на ребенка столь низки, что можно считать, что из вовсе нет. Повысить рождаемость могут только по-настоящему высокие пособия. Как быть? Можно, например, значительно уменьшить пенсии, но значительно увеличить пособия на детей. Будет ли это правильным решением?

  1. Бюджетная автономия городов.

Мы все знаем, что государство тратит средства на ЖКХ, на финансирование городского хозяйства. Откуда берутся эти средства? Государство сначала собирает налоги (федеральные, региональные). Затем распределяет их, в том числе наполняет бюджеты городов.

Есть мнение, что государство тратит эти деньги неэффективно. Есть мнение, что много воруют.

Предложение: бюджетная автономия городов. Город сам собирает все свои налоги, с кого хочет и сколько хочет (с жителей, с предприятий, находящихся на его территории). Из этих средств город платит федеральный налог на армию и на суд, больше ни на что. То, что осталось – в полном распоряжении города: город не получает извне никаких средств и никому их не платит. В городе демократия. Город сам избирает свое правительство, формирует свой бюджет, контролирует расходы.

Как мы оцениваем такое предложение?

  1. Миграция, приезд в Россию людей из других стран на работу.

Население России сокращается, особенно в трудоспособном возрасте. Для такой территории в России мало людей, особенно за Уралом, да и в центральной России. Экономика России хотя и не очень отраслях и регионах ее уже не хватает. Экономисты считают, что выход только один: ввоз в Россию мигрантов. По их мнению, России нужен приток людей в трудоспособном возрасте в количестве 0,5 миллиона человек в год.

Кого будем привозить? Русских, способных приехать в Россию, уже не осталось (миграционный приток русских иссяк). Реальный избыток населения среди стран бывшего СССР есть только в Узбекистане и Таджикистане. Многие специалисты говорят, что надо приглашать узбеков и таджиков, они хотя бы знают русский язык. Но расчеты показывают, что узбеки и таджики могут обеспечить лишь 30% нужного количества к 2020 году.

Что делать?

– закрыть границу, никого не пускать. Экономика будет медленно развиваться, людей не будет хватать, стариков будет больше, чем работающих. Может быть, на это надо идти?

– приглашать мигрантов. Но надо понимать, что из будет очень много. К концу 21 века Россия в это случае будет наполовину состоять из мигрантов.

Если приглашать, то кого? Надо понимать, что не все к нам поедут. Могут поехать из Китая, из мусульманских стран, а также из Африки.

Как следует поступить российскому правительству?

  1. Проблемы обороны

Сейчас планируется сокращение срока службы в армии до одного года. В российской армии сейчас вообще многое не благополучно. Денег на полноценную армию нет. Зарплата офицеров неприемлемо низка. Новая техника в армию не поступает. Как быть?

Может быть, России надо вступить в НАТО, сделать ставку на коллективную безопасность в рамках НАТО? Тогда военные расходы можно уменьшить, армию можно будет сократить.

Или увеличить расходы на армию (за счет чего?), сохранить двухлетний срок службы для солдат. Или принять какое-то иное решение?

Увеличивать или уменьшать расходы на армию? Сохранять или уменьшать срок службы по призыву?

Вступать в НАТО или не вступать? Или вступать в какой-то иной военный блок?

  1. Интеграция с другими странами.

Интеграция с другими странами полезна для экономики (свобода передвижения, свобода торговли). Хотя, может быть, есть и другое мнение, что от интеграции нет пользы. Надо ли России создавать свою собственную, отдельную экономику или надо интегрироваться? Если интегрироваться, то с кем?

  • С западными странами.
  • Со странами южнее России (Центральная Азия, Иран, Афганистан, Индия)
  • С Китаем
  • Со странами Юго-Восточной Азии (Япония, Корея, Вьетнам)
  1. Снижение смертности населения

В России очень велика смертность трудоспособного населения. Очень много смертей от неправильного образа жизни, травматизма, аварий на дорогах. Все это во многом связано с алкоголем. Как быть?

Можно принять следующие меры:

  • запрет алкоголя или значительное повышение цен на него;
  • то же самое с табаком;
  • за нарушение запретов привлекать к ответственности, налагать большие штрафы, привлекать к уголовной ответственности.

Или оставить все, как есть?

ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

  1. Общая реакция на трудные проблемы. Проблемы, вынесенные на обсуждение в фокус-группах, объединены тем, что все они трудны, и все они могут потребовать от населения определенных жертв. В связи с этим можно говорить и об общих реакциях на эти проблемы, которая проявлялась при обсуждении разных вопросов. Общие реакции на трудные проблемы включали в себя четыре основные темы:
  • заявления о геноциде российского народа;
  • обвинения в адрес правительства, которое осуществляет этот геноцид, требование к власти решить эти проблемы. Эти требования сопровождаются своего рода логической обструкцией, т.е. отказом обсуждать проблему по существу;
  • заявления о том, что «деньги в стране есть», но они не доходят до народа;
  • требование развивать производящие отрасли: промышленность и сельское хозяйство
  1. Энергетическая проблема, природный газ. При обсуждении данной проблемы преобладали общие реакции, которые были описаны в пункте 1. Вместе с тем, под давлением модератора некоторые респонденты все же сделали выбор между предлагавшимися им вариантами.

В фокус-группе, состоявшей из респондентов с высшим образованием, преобладало мнение о том, что в ситуации трудного выбора следует сократить объемы поставок газа за рубеж и повысить внешние цены.

В фокус-группе, состоявшей из респондентов, не имеющих высшего образования, преобладало мнение, что следует повысить внутренние цены. Такая реакция не может считаться статистически достоверной, ее можно принять лишь в качестве гипотезы, нуждающейся в проверке. Хотя следует отметить, что прошлый опыт проведения фокус-групповых исследований свидетельствует о том, что респонденты, не имеющие высшего образования, нередко демонстрируют более адекватную и «вменяемую» позицию, чем респонденты с высшим образованием. Необходимо также отметить, что в рассматриваемой фокус-группе преобладающими были описанные в предыдущем разделе общие реакции, а мнение о необходимости повышения внутренних цен звучало как реакция второго порядка.

  1. Проблема пенсий. В этих частях обсуждения преобладали реакции общего типа, описанные в пункте 1. Среди тех респондентов, которые соглашались ответить по существу, преобладало мнение, что лучше уж пусть произойдет сокращение пенсий, но не повышение пенсионного возраста, поскольку в России многие люди просто не доживут до пенсии (про то, что это высказывание справедливо в основном для мужчин, но не для женщин, респонденты не говорили).
  1. Стимулирование рождаемости. В этой части обсуждения преобладали только общие реакции, описанные в пункте 1.
  1. Бюджетная автономия городов. При обсуждении этого вопроса звучало много высказываний, относящихся к типу логической обструкции (например: «Это какой-то бред»). По существу обсуждаемого вопроса респонденты говорили о том, что данная реформа, по их мнению, может пойти на пользу лишь Москве и некоторым другим городам. По мнению респондентов, у большинства городов нет собственной налоговой базы, нет промышленности, поэтому они не могут существовать без внешнего бюджетного финансирования.
  1. Миграция. В этой части обсуждения преобладало мнение, что несмотря на дефицит рабочей силы, мигрантов в Россию все же пускать не следует. Говорилось о том, что приток мигрантов должен быть строго органичен, что их можно использовать только на условиях временного найма и т.п.
  1. Проблемы обороны. По этому вопросу преобладало мнение, что России не следует вступать в НАТО, потому что Россия самодостаточная страна и способна собственными силами обеспечить свою оборону.
  1. Международная интеграция. В это вопросе преобладала абстрактная позиция, что «дружить надо со всеми».
  1. Снижение смертности населения. Обсуждение данного вопроса свелось в основном к проблеме пьянства. Здесь высказываниях респондентов звучала определенная двойственность. С одной стороны, многие высказывались за жесткие меры, например, в отношении рекламы пива. С другой стороны, многие говорили, что вводить жесткие запреты бесполезно: по их мнению, это продемонстрировала антиалкогольная кампания времен Горбачева. Конструктивного синтеза между этими полярными точками зрения в обсуждении не возникло.
  1. Резюмирующее обсуждение. В конце обсуждения респондентам было предложено высказать свои обобщенные мнения по поводу тех проблем, которые обсуждались. Эти мнения вновь свелись к реакциям общего типа, описанным в разделе 1. Вновь прозвучало много высказываний о геноциде российского народа. Неоднократно прозвучало также мнение о том, что Президент В.Путин, вероятно, не знает, чем занимается назначенное им правительство и какие меры оно вырабатывает.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

1. Общая реакция на трудные проблемы

Проблемы, вынесенные на обсуждение в фокус-группах, объединены тем, что все они трудны, и все они могут потребовать от населения определенных жертв. В связи с этим можно говорить и об общих реакциях на эти проблемы, которая проявлялась при обсуждении разных вопросов.

Общие реакции на трудные проблемы включали в себя четыре основные темы:

  • заявления о геноциде российского народа;
  • обвинения в адрес правительства, которое осуществляет этот геноцид, требование к власти решить эти проблемы. Эти требования сопровождаются своего рода логической обструкцией, т.е. отказом обсуждать проблему по существу;
  • заявления о том, что «деньги в стране есть», но они не доходят до народа;
  • требование развивать производящие отрасли: промышленность и сельское хозяйство
А. Заявления о геноциде российского народа
  • Все варианты не приемлемы. Это геноцид какой-то (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я вообще даже выбрать не могу. Геноцид натуральный (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Эти варианты рассчитаны, как побыстрее отправить все русское население на тот свет, попросту говоря (женщина, 50 лет высшее образование, г. Владимир).
  • Да, следующий вариант будет – организованно на кладбище собираться – и без обсуждений (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Да, решили совсем народ изничтожить (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Да, самораспуститься надо всему населению, чтобы мы им не мешали (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Мы обсуждаем вопросы, уничтожающие русский народ совершенно (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Пусть сразу настроят крематориев. И всех туда отправят (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).
  • Складывается такое впечатление, что они просто хотят сократить количество русского населения (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • Да, вообще отвратительную тему Вы нам предложили обсудить, что это они с нами сделать задумали? Совсем что ли изничтожить хотят? (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
Б. Обвинения в адрес правительства, которое осуществляет этот геноцид
  • Наше правительство вообще уже о людях не думает. Ни о пенсионерах, ни о молодых (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Грош цена нашему правительству, если оно может нам предложить только такие варианты (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Кто же там сидит, в нашем в правительстве, если они придумали только такие варианты, как уничтожить народ (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Наше правительство не думает о своих людях. Тошно уже (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Правительству нашему надо поднапрячь мозги и еще подумать. Найти другие пути и возможности решения проблемы. А то складывается такое впечатление, что наше правительство просто хочет сократить количество населения, избавиться от нас (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Я вообще не знаю, как такие мысли приходят в правительстве в голову. Как это можно вообще обсуждать (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • Не те они вопросы взялись решать, гнать надо такое правительство. Как у них вообще совести хватает выносить все это на обсуждение? (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).
  • Мы тут мешаем нашим правителям выкачивать наши богатства. Они хотели бы, чтобы нас тут было поменьше, чтобы содержать было поменьше кого, а богатства вывозить. И обогащаться. Вот и вся проблема. Поставлена задача – сократить население вдвое (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Правительство наше какие-то антинародные меры продумывает (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Меры наше правительство придумало просто безобразные, которыми ничего не решить, а только усугубить можно всю ситуацию в стране, против населения направленные (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
В. Заявления о том, что «деньги в стране есть», но они не доходят до народа
  • В бюджете у нас денег хватает. Пусть прекратят нам тут глупости рассказывать. Мы все равно этих денег не видим (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Деньги уходят неизвестно куда. А собственно говоря, что уж мы так много получаем от этих денег, которых в стране достаточно? (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Деньги в стране есть, только они до нас не доходят. Эти деньги у нас уходят, как вода в песок (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Неизвестно, куда наши деньги на самом деле деваются, куда эти деньги на самом деле поступают, народ не знает, где они. Сомнительно, что с таких денег, которые мы сейчас имеем, можно платить такие мизерные пенсии и зарплаты. Значит, большая часть денег оседает где-то не по назначению (женщина, 44 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Весь этот капитал, который идет от продажи газа, он просто в карманах оседает бизнесменов и членов нашего правительства, а не расходуется на нужды населения (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Контроль нужен, а деньги есть, на все хватит, если следить, чтобы деньги по назначению уходили (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Деньги есть, но они наверняка в бюджет не полностью идут. Они как бы не сказали – по карманам по чьим-то эти деньги расходятся. Я просто не верю в то, что все деньги идут в бюджет (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Я считаю, что деньги в казне есть, они уже не знают, куда их вкладывать (мужчина, 39 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Можно в стране найти деньги, если их правильно распределить и проконтролировать (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Сейчас существует столько денег, после того, как возросла цена на нефть, что их девать просто некуда, они просто оседают не по назначению в чьих-то карманах (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
Г. Требование развивать производящие отрасли: промышленность и сельское хозяйство.
  • Почему мы не восстанавливаем промышленность? Надо восстановить всю свою промышленность, чтобы не только газом можно было бы торговать и от этого наполнять бюджет. Что за глупость? (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Почему они все эти деньги не вкладывают в нашу промышленность, у нас же нет ее практически. Посмотрите, наш Тракторный завод, был 15 000 человек, выпускали по 700 двигателей в день. А сейчас выпускают в день один-два двигателя. Вот куда должны вкладываться деньги, которые у нас образовались (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Прежде всего, экономика. Промышленность поднять, экономику, сельское хозяйство. Без этого никуда мы с места не сдвинемся (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Весь этот капитал, который идет от продажи газа, нефти, его надо вкладывать в производство и промышленности, и село поднимать (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Поднимать производство. Это Вам все скажут. Вот с чего нужно начинать. А не эти дурацкие программки обсуждать (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Нужно эти энергоресурсы опять направить на ту же промышленность, на развитие производства, сельского хозяйства. Развивать другие способы наполнения бюджета (мужчина, 39 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Надо альтернативу искать, развивать опять промышленность, сельское хозяйство поднимать (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Экономику развивать, промышленность развивать надо. И наши верховные должны, те, кто управляет нами, прислушаться они должны к нам (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Поднять промышленность и сельское хозяйство. Вот с чего нужно начинать. Это две основные реформы. Без этого все остальное – говорильня и антинародная политика (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).
  • Нужно начинать с промышленности и сельского хозяйства. Надо наводить порядок начинать общий в стране. Восстанавливать всю разрушенную экономику (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).

2. Энергетическая проблема, природный газ

При обсуждении данной проблемы преобладали общие реакции, которые были описаны в разделе 1. Вместе с тем, под давлением модератора некоторые респонденты все же сделали выбор между предлагавшимися им вариантами.

В фокус-группе, состоявшей из респондентов с высшим образованием, преобладало мнение о том, что в ситуации трудного выбора следует сократить объемы поставок газа за рубеж и повысить внешние цены.

В фокус-группе, состоявшей из респондентов, не имеющих высшего образования, преобладало мнение, что следует повысить внутренние цены. Такая реакция не может считаться статистически достоверной, ее можно принять лишь в качестве гипотезы, нуждающейся в проверке. Хотя следует отметить, что прошлый опыт проведения фокус-групповых исследований свидетельствует о том, что респонденты, не имеющие высшего образования, нередко демонстрируют более адекватную и «вменяемую» позицию, чем респонденты с высшим образованием. Необходимо также отметить, что в рассматриваемой фокус-группе преобладающими были описанные в предыдущем разделе общие реакции, а мнение о необходимости повышения внутренних цен звучало как реакция второго порядка.

А. Мнение о сокращении поставок газа за рубеж (чаще звучало у респондентов с высшим образованием)
  • Поскольку мы занимаем первое место по поставкам нефти и газа, мы, наверное, каким-то образом можем диктовать и цены на внешнем рынке. Пусть повышают цены на внешнем рынке (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Да, нужно уменьшать объемы поставки. Я сторонница третьего варианта. У нас нельзя никак газ и электричество отключать (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я третьего варианта придерживаюсь. Я тоже не понимаю, почему все эти социальные выплаты формируются только за счет продажи газа. Пусть сокращают поставки (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я за то, чтобы прекратить на Запад продавать наш газ в таких количествах. Вот третий вариант (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Не хватает газа, чтобы торговать, пусть еще что-то придумывают, изыскивают, чем можно торговать. А люди-то почему должны страдать? Мне это совершенно непонятно. Я тоже за третий вариант – сократить поставки газа (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я считаю меньшим из зол третий вариант. Сократить поставки, но сокращать их постепенно (мужчина, 31 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я тоже склоняюсь к третьему варианту. Сократить нужно поставки газа на Запад. А население наше страдать при этом не должно (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • А я бы выбрала вариант, чтобы сократить поставки. Так как я не думаю, что от этих продаж мы что-то имеем с Вами. И не думала так никогда. Поэтому я считаю, что если нам самим не хватает, то надо сокращать (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Если самим не хватает, то почему мы должны отдавать наш газ на сторону? (женщина, 43 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Мое мнение такое – если не хватает газа, то уж лучше оставить его тогда у нас. А все эти выплаты, они никак не зависят от продажи газа. Тем более за рубеж мы отдаем его практически за бесценок (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
Б. Мнение о необходимости повышения внутренних цен на газ (чаще звучало у респондентов без высшего образования)
  • Я выбираю, конечно, первый вариант. Потому что мы все-таки в северной стране живем, нам никак нельзя доводить дело до отключений. Все скажется на нас. Если сократить поставки, начнутся конфликты с другими странами, все равно будут повышать, тоже не выход. Я так думаю, что цены повысят все равно. Пусть уже лучше будет первый вариант (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Я за первый вариант. Потому что это бесполезно Государство все равно тарифы все время повышает. А два остальных варианта – они еще хуже (мужчина, 54 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Первый вариант – повышение цен. Здесь уже все сказали. Это самое реальное и самое простое. Потому что другие варианты – там с Европой будут негативные последствия, это уже внешняя политика. А это будет внутренняя политика. И второй вариант – нельзя у нас отключать газ, электричество, мы все замерзнем. Это не выход (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Я тоже за первый вариант. Цены и так повышают. Как бы мы ни решили, все равно, скорее всего, пройдет первый вариант. А как нам будут отключать, мы тоже без газа не можем, у нас уже та жизнь поставлена, что мы без газа не можем. Так что пусть будет первый вариант (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • А лично мне ближе первый вариант – повысить цены. Их и так повышают (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • Если мы на определенный, достаточно большой процент сократим поставки газа здесь в России, то здесь вымерзнут все. Мы не в Алжире живем. Поэтому пусть повышают тарифы (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Я считаю, что продажу газа и нефти обязательно надо делать западным странам и вообще за границу. Это наши деньги. Это наш капитал, наш запас. Поэтому пусть лучше уж цены повышают (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Я считаю так, что сокращать поставки – это, по-моему, неправильно. Это деньги, мы получаем за это деньги. А отсюда деньги идут по всем пенсионным и так далее делам. У нас нет альтернативы, что мы еще можем продавать и чем наполнять бюджет и социальные выплаты. Поэтому у нас нет никакого выхода, как повысить цены на внутреннем рынке. Цены будут расти, хотим мы этого или не хотим, мы обречены (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я согласна с тем, чтобы цены росли, они и так растут. Пусть растут, но при этом пусть и нам повышают. Тогда я согласна. А без этого как, я даже и не знаю (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • И сейчас цены растут каждый день без обсуждения с нами всяких этих вариантов. Лучше бы к этой цене добавить зарплату. И пусть цены и дальше растут. Это самый оптимальный вариант. И пусть еще больше этого газа продают. Все равно у нас больше ничего нет (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).

3. Проблема пенсий

В этих частях обсуждения преобладали реакции общего типа, описанные в разделе 1.

Среди тех респондентов, которые соглашались ответить по существу, преобладало мнение, что лучше уж пусть произойдет сокращение пенсий, но не повышение пенсионного возраста, поскольку в России многие люди просто не доживут до пенсии (про то, что это высказывание справедливо в основном для мужчин, но не для женщин, респонденты не говорили).

  • Я против всех этих вариантов. И если и выбирать из двух зол, то только первый вариант – сокращение пенсий. Потому что продлять пенсионный возраст бессмысленно, до него мало кто дотягивает. А на их пенсии у нас уже давно никто не рассчитывает. Все равно все как-то крутятся, подрабатывают, зарабатывают. Пусть уж лучше будет первый вариант (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Это в Японии можно сделать 65 лет, но не у нас, не в России. Или тогда еще пусть отменят возрастной ценз при устройстве на работу. А то у нас не берут на работу старше 35 лет вообще (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я против увеличения пенсионного возраста. Я не знаю. Женщины у нас еще как-то хотя бы дотягивают до пенсии, а мужчины-то они и до 60 у нас еле доживают (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Мы и не надеемся на эту пенсию. Потом они предлагают увеличить пенсионный возраст. А они в курсе, что сейчас вообще только до сорока лет можно устроиться на приличную работу? Тогда пусть пенсии сокращают (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Мало кто из нас дотянет до 65 лет из здесь присутствующих. Можно пенсионный возраст и до 100 лет сделать, но человек после 50 лет в нашей экономике вообще по-человечески чувствовать себя не может. Это кошмар полный. Повышать однозначно пенсионный возраст нельзя, его наоборот бы понижать надо. По поводу сократить пенсии в два, там, в три, в четыре раза. Да, нужно сокращать. Потому что те пенсии, которые сейчас платят, их все равно сейчас ре хватает. Пенсионеру этих денег все равно не хватало никогда (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Если из двух, то лучше уже, конечно, первый вариант выбирать. У нас есть пример – Ниязов, он вообще пенсии отменил. Кормите, дети. Ну, вот так вот. Если сокращают пенсии, то будем как-то приспосабливаться. Пусть натуральные льготы опять вводят тогда. Потому что второй, куда там, действительно, мы не доживем до этой пенсии. У нас мужчины в среднем живут до 58 лет (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Пусть сокращают пенсии, но возраст нельзя увеличивать. Как-нибудь продержимся (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • В первом варианте какие плюсы, что, если у людей есть здоровье, они смогут на пенсии работать. И плюс минимальная какая-то пенсия. Но кто здоров, тот продержится, как-то будет еще подрабатывать. А 65 лет – это никто реально либо не дотянет, либо не устроится на работу. Это делать нельзя (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).

4. Стимулирование рождаемости

В этой части обсуждения преобладали только общие реакции, описанные в разделе 1.

  • Ну, как к этому можно относиться? Это какое-то нелогическое умозаключение, совершенно несерьезно это обсуждать. Потому что пенсионеров 30%, а рождается капля какая-то. Деньги-то у пенсионеров они отнимут, конечно, но опять эти деньги уйдут неизвестно куда. И не в промышленность, и не в здравоохранение, и уж тем более не этим бедным детям, которые родятся. Это лично мое мнение. Я совершенно не доверяю такому предложению. Просто возмутительно (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Что они к пенсионерам прицепились? У нас есть другие источники, их полно (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я против того, чтобы повышали пособия детям за счет пенсионеров. У пенсионеров и так взять нечего. Пусть правительство начнет со своего кармана (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Пенсионеров трогать нельзя. Я согласна. С двух тысяч пенсии что можно забрать? Пусть с пенсий депутатов заберут (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Ну, это предложение такое же провокационное, как и предыдущие. И кроме ответа «я против» я ничего другого сказать не могу. У нас есть другие источники, чтобы на детей выделить. Пусть головой наше правительство думает, а не другим местом. Вот и все, что я могу сказать (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я вообще не знаю, как такие мысли приходят в правительстве в голову. Как это можно вообще обсуждать. На самом деле надо пожалеть этих бедных стариков всех (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • А что они, к примеру, не связали ситуацию с рождаемостью с инопланетянами? С количеством НЛО на квадратный метр. Ну, это просто бред какой-то. Пенсионеры с их пенсиями не должны иметь никакого отношения к рождаемости (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Принципиально глупое решение в самом начале и в изначальстве (мужчина, 39 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Это неправильное решение. А почему Вы его с пенсионерами связывает? Связывайте его с олигархами или с бюрократией нашей, у них возьмите и ребенку дайте (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).

5. Бюджетная автономия городов

При обсуждении этого вопроса звучало много высказываний, относящихся к типу логической обструкции (например: «Это какой-то бред»). По существу обсуждаемого вопроса респонденты говорили о том, что данная реформа, по их мнению, может пойти на пользу лишь Москве и некоторым другим городам. По мнению респондентов, у большинства городов нет собственной налоговой базы, нет промышленности, поэтому они не могут существовать без внешнего бюджетного финансирования.

  • У всех городов разные бюджетные поступления. Кому-то есть откуда взять, а кто-то на дотации. Им как быть? Нет, это делать нельзя, пусть только центр зав се отвечает, все распределяет (мужчина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я считаю, что мы без федерального регулирования не обойдемся в любом случае. Потому что в каждом городе своя налоговая база. У нас очень неоднородные города. По всей стране (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Только за федеральный бюджет, как сейчас. Где-то нет предприятий, ничего нет для налоговой базы, им что тогда делать? Налог на воздух с жителей будут собирать? (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Правильно сказали, что все города разные. Те же Вязники не сравнишь с Камешками, с Судогдой. У всех разное положение, ресурсы у всех разные (женщина, 44 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я тоже только за федеральное распределение, потому что погибнут просто и города и поселки, если вот отдать на откуп самим себе. Во многих городах и поселках просто нет налогооблагаемой базы какой-то (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я тоже против. Города все разные. Взять Иваново, город невест, там одно купи-продай, молодежь вся разбежалась. Какие там налоги? Или Владимир. Мы настолько богатый город что ли, наш Владимир. У нас если какие доходы и идут, они все в Москве, потому что большинство предприятий Москва скупила. Пусть все как есть остается (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Я тоже против. Потому что правильно уже сказали. Все скуплено, фактически все. Где мы возьмем свои налоги, если городу уже ничего не принадлежит, все заводы скупила Москва (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Решать должно федеральное правительство, федеральное правительство должно разработать механизм, при котором были бы и овцы целы, и волки сыты. Городу, конечно, такая автономия не нужна. Это предельная глупость. Во-первых, все население России будет жить в городе-герое Москве, вся Российская Федерация туда перебежит. Владимир станет микрорайоном города Москвы (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г, Владимир).
  • Владимир может сам себя обеспечивать, но ведь есть же и другие города, где нет производства. Я думаю, в настоящее время, такая автономия невозможна. Сейчас лучше федеральное бюджетирование (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Где мы возьмем свои налоги, если городу уже ничего не принадлежит, все заводы скупила Москва (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).

6. Миграция

В этой части обсуждения преобладало мнение, что несмотря на дефицит рабочей силы, мигрантов в Россию все же пускать не следует. Говорилось о том, что приток мигрантов должен быть строго органичен, что их можно использовать только на условиях временного найма и т.п.

  • Закрывать нельзя, но нужно разобраться правительству, кто сюда едет. Криминал, все эти нелегалы – это нам не нужно. Нужно определить, кто нам нужен, четко. И необходимых специалистов приглашать. Только пусть тендер объявляют, пусть выбирают самых лучших. Вот я за такую миграцию, такая миграция пусть будет (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я просто считаю. Закрыть и никого не пускать. Специалист по обмену приедут и так, по приглашению. А все остальные нам не нужны. А те, которые приезжают просто копать землю, вот у нас тридцать узбеков так плохо работали, что сломали все. Ну, и зачем они здесь нужны? А их кормить, обувать надо. Я думаю, что надо закрывать (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Следует контролировать вот эти миграционные потоки и по определенным критериям отбирать тех, кто к нам приезжает. Может быть, там уровень образования, квалификация, отсутствие связей с криминальным миром. И отправлять их в те отрасли, где как раз ощущается дефицит кадров. Заключается контракт, что он несколько лет отрабатывает в сельском хозяйстве, где-то на том производстве, куда не идут местные люди (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Я думаю, что миграции боятся не стоит, бояться стоит тех гастарбайтеров, которые являются нелегальными мигрантами, которые не оставляют здесь налогов, отправляют капитал себе на родину. А если будет контролируемая миграция, качественная миграция, то это будет только плюс (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я тоже считаю, что пусть приезжают, но только пусть правительство следит за составом этой миграции (женщина, 36 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Давайте вначале мы тормознем, оглядимся вокруг, посмотрим, что дальше-то делать. И первый вариант – это нужно очень четко миграцию закрыть, то есть, пускать только тех, кто нужен. Определить четко и все (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Миграция должна быть, но она должна быть контролируемая, чтобы на благо России, чтобы деньги здесь, в стране оставались (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Я за легальную миграцию по жестким законам. Пожалуйста, легализуйте все это, отслеживайте. Я за это (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Сейчас к нам едет перекати-поле. Но в наших силах навести в этом вопросе порядок. Приглашать действительно необходимых нам специалистов (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).
  • Мне лично не хотелось бы такой миграции, такой повальной, такой обвальной. Пусть приглашают только необходимых нам специалистов, по контракту, без которых мы сами справиться не можем (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).

7. Проблемы обороны

По этому вопросу преобладало мнение, что России не следует вступать в НАТО, потому что Россия самодостаточная страна и способна собственными силами обеспечить свою оборону.

  • На счет вступления, я считаю, что не нужно. Мы имели армию, сейчас она правда несколько развалилась. Но если создать ее на профессиональной основе, то есть специалисты, и будут специалисты всегда (мужчина, 52 год, высшее образование, г. Владимир).
  • И не нужно нам не НАТО, ничего, мы сами кого угодно можем в блок принять и защитить (мужчина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • НАТО нам не надо, нечего нам там делать. Вот был у нас свой блок когда-то, Варшавский, вот и сейчас нам свой надо создавать. Америка никогда другом нам не была (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Никуда нам вступать не надо. Это бессмысленно. У нас такая огромная территория, такая огромная армия. Это к нам пускай все вступают (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Ни в какой блок НАТО ни в коем случае Россия не должна вступать. Россия – самая сильная в мире была, самые крупные ядерные кнопки, самые точные. Вы что, соображаете головой или нет? Что такое НАТО и что такое мы? (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • А вступать в НАТО, я считаю, нельзя. Все равно у нас какие-то свои тайны, у них какие-то свои. Зачем нам все это открывать. Пусть лучше к нам Азия, если хочет, присоединяется. Зачем мы будем своему противник, НАТО, свои военные секреты раскрывать (женщина, 44 года, высшее образование, г. Владимир).
  • А в НАТО вступать – я против, только не в НАТО. У нас должна быть своя держава, своя армия (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • В НАТО не надо вступать, я патриот (мужчина, 54 года, среднее образование, г. Владимир).
  • В НАТО вступать нам не нужно, сотрудничать можно, мы сами должны быть сильными (женщина, 50 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • В НАТО не надо вступать, мы такая мощная страна и без них обойдемся. Мы для них, а они для нас всегда были противниками (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).

8. Международная интеграция

В это вопросе преобладала абстрактная позиция, что «дружить надо со всеми».

  • Я считаю, что интегрироваться надо со всеми странами, лишь бы была польза для нашей России. Вот и все (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я тоже думаю, что интеграция необходима со всеми странами, кто поможет нам поднять экономику. У всех понемногу перенимать хороший опыт (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Надо, конечно, интегрироваться со странами, от которых России будет польза. Правильно здесь уже сказали: присматриваться, в какой стране какое направление лучше развито, и по разным направлениям с разными станами интегрироваться (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Я считаю, что да, надо. Ну, как сказать, с кем. С развитыми странами. А почему бы хорошее не почерпнуть? С развитыми странами, у которых можно перенять передовой опыт (43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Я считаю, что обязательно нужно интегрироваться, я просто – «за». В разных направлениях: и в сельском хозяйстве, и в производстве, и в промышленности, и в военной техники с теми странами, у которых эти направления развиты лучше всего. У каждой страны следует искать свои плюсы (женщина, 43 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Интеграция нужна в первую очередь именно в тех направлениях, которые будут взаимовыгодны (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Обязательно надо интегрироваться. Это обязательно. Это будет очень выгодно. Это для России очень выгодно, это пути транзита, они сами по себе не смогут (мужчина, 39 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Интеграция, она неизбежна и необходима. Но в тех направлениях, где она нам действительно нужна (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Она нужна эта интеграция, но опять же с умом все надо делать. Со всеми надо, с Европой, с Китаем, я не знаю, с кем выгоднее, от кого польза, там и интегрироваться. Искать во всем свою выгоду (мужчина, 30 лет, среднее образование, г. Владимир).
  • Россия должна интегрироваться с западными странами, потому что они богаче, и с Юго-Восточными странами, особенно с Японией там технологии высокие, у них можно многому научиться (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).

9. Снижение смертности населения

Обсуждение данного вопроса свелось в основном к проблеме пьянства. Здесь высказываниях респондентов звучала определенная двойственность. С одной стороны, многие высказывались за жесткие меры, например, в отношении рекламы пива. С другой стороны, многие говорили, что вводить жесткие запреты бесполезно: по их мнению, это продемонстрировала антиалкогольная кампания времен Горбачева. Конструктивного синтеза между этими полярными точками зрения в обсуждении не возникло.

А. Высказывания в пользу жестких запретов
  • С той же рекламой пива пусть что-то решают. И днем и ночью одно пиво показывают (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Строго контролировать, чтобы детям не продавали, вот за это надо привлекать. В общественных местах, чтобы не распивали – за этим должны следить наши органы, милиция, наказывать (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Пусть в общественных местах запрещают, следят за этим, пусть рекламу пива и сигарет сокращают (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Поменьше рекламы и пива, и табака. Потому что молодежь копирует просто-напросто, бездумно копирует этот образ жизни. Это считается круто – с бутылкой «Клинского» идти по улице. Вот о чем надо задуматься (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Прежде всего, запретить рекламу алкоголя и табака. Еще можно ввести штрафы за курение в общественных местах (мужчина, 39 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Начинать нужно с рекламы по телевидению. Когда человек видит каждый день пиво, сигареты, красивую жизнь в кино, то он поневоле начинает эти образцы копировать (мужчина, 39 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Нужно запретить только очень дешевый алкоголь, спирт в аптеках без рецепта, ведь каждый алкоголик может его купить, нужно оставить только алкоголь средней цены от 50 рублей и не поднимать его стоимость (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Запретить торговать ночью любым алкоголем. Еще нужно запретить рекламу алкоголя и табака вообще (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Запретить круглосуточную торговлю алкоголем. Эти круглосуточные киоски абсолютно не нужны. Пускай работают кафе, рестораны, потому что там алкоголь и так с наценкой, там много не выпьешь (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
Б. Высказывания против жестких запретов
  • Запреты алкоголя приведут к тому, что люди будут некачественной водкой травиться и наркотики возрастут еще больше (женщина, 44 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Запрещать, конечно, это нереально, мы уже прошли опыт 85-го года, когда бывший наш президент Горбачев, он тогда вырубил все эти виноградники, что мы теперь и сока–то не попьем в достатке (женщина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Запретительными мерами ничего не решишь, это только приведет к росту теневой экономики. Будут там разливать эту водку дешевую где-то в подполье (мужчина, 31 год, высшее образование, г. Владимир).
  • Запрещать нельзя. Ни алкоголь, ни табак. Пусть курят, пусть пьют, но только пусть с умом все это делают. Все это болезнь, конечно, и алкоголизм тоже болезнь. Но запрещать нельзя (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Запрещать нельзя, это просто бессмысленно, потому как алкоголизм – это болезнь. И печальная статистика говорит, что она неизлечима. Ее можно только остановить, закодировать. Это бессмысленная вещь – запрещать (мужчина, 46 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Никакие запреты не помогут. Вводили и в Америке сухие законы, в общем-то, они ничего не дали. Это и контрабанда, и все остальное. И наркотики, еще больше начнут употреблять, еще хуже будет ситуация (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Было уже когда-то, запрещали, все равно самогоноварение процветало, сколько народа от этой отравы поумирало. Запрещение ни к чему не приведет. А уголовная ответственность. Ну, Вы знаете, у нас люди очень такие, пронырливые. Им если приспичило, то все, ничем не остановишь. Все равно будут торговать. И тот, кто пьет, все равно будет пить (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Запрещать нет смысла. И повышать цену нет смысла. Чем выше будет цена, тем больше будут пить разного суррогата (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Запретами и штрафами ничего не добьешься. Самое главное поднимать культуру общества, культуру питья. Объяснять какой вред наносит алкоголь и курение (женщина, 45 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).
  • Вообще водка в России – это национальная идея, скажем так. От нее избавляться нельзя. Это раз. Потом это система обмена, это как деньги, она у нас еще так существует. Это два. Запрещать – это глупо уже само по себе (мужчина, 44 года, среднетехническое образование, г. Владимир).

10. Резюмирующее обсуждение

В конце обсуждения респондентам было предложено высказать свои обобщенные мнения по поводу тех проблем, которые обсуждались. Эти мнения вновь свелись к реакциям общего типа, описанным в разделе 1. Вновь прозвучало много высказываний о геноциде российского народа. Неоднократно прозвучало также мнение о том, что Президент В.Путин, вероятно, не знает, чем занимается назначенное им правительство и какие меры оно вырабатывает.

  • Я лично думаю, что наш президент просто не в курсе, что нам тут готовят. Ему просто преподносят такие данные, которые совершенно расходятся с нашей жизнью. И из-за этого получаются такие вот программы, которые мы сегодня обсуждали (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • А президент наш, Путин, он в курсе того, какие тут меры продумываются нашим правительством? (женщина, 42 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Мне кажется, что более тщательно надо президенту, которому мы пока все еще очень доверяем и очень в него верим, проверять те данные, которые ему преподносят все эти болтуны из правительств. И вообще ему нужно более тщательно подобрать себе команду и более жестко работать с министрами и с этими бюрократами, которые его окружают (женщина, 43 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Надо президенту более жестко все контролировать, чтобы не допускать вот появления таких программ. Ему там, наверное, голову дурят, что у народа все хорошо. А на самом деле это не так. Пусть к народу прислушается (мужчина, 52 года, высшее образование, г. Владимир).
  • Вот президент дал указание решать национальные программы. Вот пусть они их лучше выполняют. А они программы президентские не выполняют, а какие-то свои выдумывают, неправильные. Пусть прислушиваются к мнению народа и президента пусть выполняют распоряжения (мужчина, 50 лет, высшее образование, г. Владимир).
  • Вот объявили сейчас эти национальный проекты, президент дал задание. А правительство само по себе, какие-то антинародные меры продумывает. Нельзя же так (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • А вот национальные проекты сейчас предусмотрены. А как же это тогда с национальными проектами стыкуется? Или опять обман народа затеяли? Путин говорит, что будем повышать, улучшать, а в правительстве уже приготовили совсем другие проекты и готовятся их воплощать в жизнь (женщина, 36 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Наверное, нам достаточно одного президента, который сам себе подберет порядка пятидесяти грамотных специалистов, помощников. И они будут управлять грамотно. Пусть подберет себе промышленников, экономистов, которые будут грамотно помогать ему разрабатывать программы для народа, а не вот такие антинародные программки подсовывать (женщина, 50 лет, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Ой, у меня такое мнение вот создалось, что все живут сами по себе. Президент просто не знает, что правительство с бюрократами выдает такие вот законы (женщина, 43 года, среднее специальное образование, г. Владимир).
  • Те меры, которые предлагает наше правительство, они с нашим президентом, наверное, не согласованы (женщина, 46 лет, среднетехническое образование, г. Владимир).

7. МАЯТНИКОВАЯ МИГРАЦИЯ В КРАСНОЯРСКОЙ АГЛОМЕРАЦИИ

Текущее состояние маятниковой миграции

Методика исследования

Для изучения вопроса об объемах и структуре маятниковой миграции в Красноярской агломерации 2 – 3 ноября 2008 г. в городах и районных центрах, прилегающих к Красноярску, был проведен социологический опрос. Опрашивалось работающее и учащееся население в возрасте старше 18 лет (в дальнейшем – занятое население). Метод опроса – поквартирный, маршрутный. Объем выборки 1500 чел. Отбор работающих и учащихся респондентов осуществлялся методом фильтрации, причем численность не подходящих по критерию отбора респондентов (не работающих и не учащихся) фиксировалась. Выборка квотная, пропорциональная численности населения в каждом населенном пункте. Опрос проводился в следующих населенных пунктах: Железногорск, Дивногорск, Сосновоборск, Березовка, Емельяново, Сухобузимское. В Манском районе опрос не проводился в связи с отсутствием в нем населенных пунктов, формирующих значимые потоки маятниковой миграции. Для сравнения структуры занятости маятниковых мигрантов и жителей Красноярска использовались результаты отдельного опроса 750 чел., проведенного в Красноярске.

Результаты исследования

Число не занятых респондентов, отсеянных по фильтрующему критерию, в населенных пунктах агломерации составило 739 чел., что составляет 33% от численности взрослого населения. Занятое население в возрасте старше 18 лет составило, соответственно 67% от численности взрослого населения. В процентах от всего населения доля занятых составила 55%. Эта цифра хорошо согласуется со статистическими данными по городам и районам Красноярской агломерации.

Из числа занятых респондентов 38% ездят на работу или учебу в Красноярск, 56% работают или учатся в своем населенном пункте и 6% – в другом населенном пункте.

Таблица 1. Место работы или учебы жителей городов и районов Красноярской агломерации в 2008 г. (без жителей Красноярска), % к числу опрошенных

В пересчете на численность населения городов и районов Красноярской агломерации число маятниковых мигрантов, регулярно ездящих в Красноярск на работу или учебу, составляет 62 тыс. чел., или 7% населения Красноярска. Общая численность населения Красноярска, включая постоянное население и маятниковых мигрантов, составляет практически ровно 1 млн. чел. (без учета маятниковых мигрантов, ездящих в Красноярск по личным делам).

Таблица2. Численность населения Красноярска с учетом маятниковой миграции в 2008 г., тыс. чел. Источник: данные Красноярскстата и социологический опрос

Доля маятниковых мигрантов в составе занятого населения заметно различается в разных населенных пунктах Красноярской агломерации. Решающую роль в формировании этого показателя играют два фактора: транспортная доступность Красноярска и степень развитости собственного рынка труда. Наиболее велика доля маятниковых мигрантов в поселке Березовка (79%), который расположен в непосредственной близости от Красноярска и обладает ограниченным собственным рынком труда. В городах Дивногорске, Сосновоборске и поселке Емельяново доля маятниковых мигрантов составляет 42 – 44%, селе Сухобузимском 38%. Наконец, в городе Железногорске, наиболее удаленном из обследованных населенных пунктов, обладающим развитым собственным рынком труда и хорошей социальной инфраструктурой, доля маятниковых мигрантов заметно меньше – 33%.

Таблица 3. Доля маятниковых мигрантов в составе занятого населения городов и райцентров Красноярской агломерации, % к числу опрошенных

В составе маятниковых мигрантов, работающих или учащихся в Красноярске, повышена доля активных категорий населения: мужчин (61% против 54% занятого населения обследованных населенных пунктов), молодежи в возрасте до 35 лет (50% против 39%), лиц с высшим образованием (36% против 26%). Маятниковые мигранты в среднем получают более высокую зарплату, чем работающие на местных рынках труда (14,7 тыс. руб. против 13,2 тыс. руб.). Реальная разница в зарплате, по-видимому, еще более велика, т.к. представители высокодоходных групп в опросах обычно занижают величину своей заработной платы.

Среди маятниковых мигрантов ожидаемо повышена доля автомобилистов (41% против 23%). Среднее время проезда от дома до места работы или учебы у маятниковых мигрантов составляет 70 минут (у работающих в своем населенном пункте 20 минут).

Таблица 4. Социальные характеристики маятниковых мигрантов, % к итогу

Структура занятости маятниковых мигрантов имеет определенные отличия как от занятости в Красноярске, так и на местных рынках труда. Хотя среди маятниковых мигрантов высока доля образованных и экономически активных людей, их трудоустройство в Красноярске зачастую связано с определенным недоиспользованием их квалификационного потенциала. Это находит свое выражение, в первую очередь, в том, что среди маятниковых мигрантов очень высока доля лиц, трудоустраивающихся в сфере услуг, в частности, торговле (37% против 30% среди жителей Красноярска и 24% среди работников на местных рынках труда). Доля работников, трудоустраивающихся в отраслях бюджетной сферы, напротив, очень мала (9% против 24% среди жителей Красноярска и 16% среди работников на местных рынках труда). Кроме того, среди маятниковых мигрантов снижена доля работающих в промышленности и повышена доля работающих в правоохранительных органах.

Таблица 5. Структура занятости маятниковых мигрантов в сравнении с жителями Красноярска и работниками местных рынков труда, % к итогу

  1. Прогнозное состояние маятниковой миграции до 2025 г.

Прогноз социально-экономического развития Красноярской агломерации до 2025 г. предполагает значительное увеличение населения агломерации: с 1,1 до 1,5 млн. чел. При этом, в связи с исчерпанием социальной емкости Красноярска значительная часть прибывающего населения (около 70%) будет расселена в районах, прилегающих к Красноярску. В связи с этим население этих районов увеличится с сегодняшних 190 тыс. чел. до 450 тыс. чел.

При инерционном сценарии развития, если предположить, что доля жителей районов, прилегающих к Красноярску, работающих в Красноярске, сохранится неизменной, количество маятниковых мигрантов возрастет по сравнению с 2008 г. почти в 2,5 раз и достигнет 150 тыс. чел (при сегодняшнем уровне 62 тыс. чел.).

В 2008 г. 57% маятниковых мигрантов добирались до места работы или учебы общественным транспортом и 41% – на личном автомобиле (в абсолютном выражении это составляет соответственно 35 и 27 тыс. чел.). К 2025 г. доля населения, имеющего в своем распоряжении личные автомобили, согласно общим для России тенденциям автомобилизации, в районах, прилегающих к Красноярску, возрастет с 23% в 2008 г. до примерно 50% в 2025 г., а доля использующих личный автомобиль для поездок на работу в Красноярск ориентировочно до 70. Это означает, что в инерционном сценарии численность маятниковых мигрантов, добирающихся до работы общественным транспортом, возрастет с 35 до 45 тыс. чел (прирост в 1,3 раза), а автомобилем с 27 до 105 тыс. чел. (прирост в 3,9 раза). Последнее означает почти четырехкратный рост автомобильной нагрузки на автодороги, ведущие в Красноярск, а также соответствующий рост нагрузки на автодороги, находящиеся в черте города (с учетом роста автомобилизации жителей города).

Для предотвращения столь высокого роста автомобильной нагрузки на автодороги Красноярской агломерации необходимо принятие трех главных мер. Во-первых, необходимо развитие удобного для маятниковых мигрантов общественного транспорта, в первую очередь железнодорожного, переходящего в черте города в метро. Во-вторых, необходимо опережающее развитие рабочих мест в пригородах Красноярска. В третьих, необходимо повышение связности сети автодорог в районах, прилегающих к Красноярску, чтобы увеличить трудовую мобильность населения прилегающих к Красноярску районов без привлечения их в город Красноярск.

Сегодня доля маятниковых мигрантов, работающих не в Красноярске и не в своем населенном пункте, а в других местах, прилегающих к Красноярску, составляет всего 6% от численности занятого населения, проживающего в этих районах. Другими словами, уровень маятниковой миграции между населенными пунктами этих районов очень низок. Повышение этого показателя в 2025 г. до 20% снизит численность маятниковых мигрантов, работающих в Красноярске, почти на 40 тыс. чел. (со 150 до 110 тыс. чел., т.е. на 27%). Соответственно, число маятниковых мигрантов, ездящих на работу в Красноярск на личном автомобиле сократится со 105 до 65 тыс. чел., что является намного более приемлемым показателем. Создание удобного скоростного общественного транспорта может сократить численность таких мигрантов еще на 20 тыс. чел., т.е. до 45. тыс. чел. В результате автомобильная нагрузка не автодороги, ведущие к Красноярску, увеличится лишь в 1,7 раза. Необходимо отметить, что в этом случае расширение пропускной способности магистральных автодорог является непростой, но все же реалистичной задачей (по сравнению с четырехкратным ростом при инерционном сценарии).

8. ФАКТОРЫ, ПРЕПЯТСТСВУЮЩИЕ РОСТУ ТОВАРООБОРОТА С КИТАЕМ

Данная работа выполнена Фондом эффективной политики (ФЭП) по заказу Центра стратегических разработок (ЦСР). Цель исследования состояла в выявлении факторов, препятствующих росту товарооборота России и Китая.

Метод исследования состоял в проведении глубоких интервью с хорошо осведомленными экспертами. Всего было проведено 32 интервью. Время проведения исследования: июнь – июль 2005 г. Кроме интервью, в общий информационный массив были включены 12 публикаций в СМИ, опубликованные в этот же период и тематически близкие к материалам интервью.

Оглавление

Описание исследования

  1. Проблема низкой конкурентоспособности российской экономики

1.1 Неэффективность российских государственных институтов

1.2. Низкий трудовой и предпринимательский потенциал российского населения

  1. Неэффективность структуры торгового обменамежду Россией и Китаем
  2. Геополитическая и геоэкономическая стратегияразвития Востока России
  3. Социокультурные пробемы, затрудняющие развитие коммерческих отношений с Китаем

4.1. Проблема языкового и культурного барьера

4.2. Рост китайского национализма и китайской национальной гордости

4.3. Превосходство китайской стратегии переговоров

4.4. Коррупционная активность китайцев

  1. Анализ рынка инновационной продукции

5.1. Отсутствие в России разработок, пригодных для промышленного внедрения

5.2. Российские фундаментальные научные заделы не являются в Китае продаваемым продуктом

5.3. Китай обгоняет Россию по уровню своего научного развития

5.4. Проблема поставок в Китай научной и технической продукции военного назначения

5.5. Проблема создания в России конкурентоспособного инновационного сектора

5.6. Экспорт в Китай услуг российского высшего образования

  1. Факторы, препятствующие взаимным инвестициям
  2. Влияние таможни и пограничной службы на российско-китайский товарооборот
  3. Проблема китайской миграции и неформальный китайский сектор в российской экономике

8.1. Проблема качества китайских мигрантов

8.2. Экономические ниши, занимаемые китайскими мигрантами

8.3. Проблема заселения пустующих территорий российского Востока

  1. Проблемы безопасности россиян в Китае и китайцев в России
  2. Проблема посредников в отношениях между российскими и китайскими деловыми партнерами
  3. Барьеры, препятствующие развитию торговых отношений с Китаем

11.1. Перечень барьеров, выявленных при опросе экспертов

11.2. Проблема снятия барьеров как предмет дипломатического торга

Описание исследования

Данная работа выполнена Фондом эффективной политики (ФЭП) по заказу Центра стратегических разработок (ЦСР). Цель исследования состояла в выявлении факторов, препятствующих росту товарооборота России и Китая.

Метод исследования состоял в проведении глубоких интервью с хорошо осведомленными экспертами. Всего было проведено 32 интервью. Время проведения исследования: июнь – июль 2005 г. Кроме интервью, в общий информационный массив были включены 12 публикаций в СМИ, опубликованные в этот же период и тематически близкие к материалам интервью. Полные тексты интервью и публикаций в СМИ даны в приложении к данному отчету.

При написании отчета учтены (без дублирования) материалы Рабочей группы ЦСР по исследуемой проблеме.

В соответствии с Техническим заданием приоритетными темами проведения экспертных интервью были выбраны:

  • влияние таможни и пограничной службы на российско-китайский товарооборот;
  • неформальный китайский сектор в российской экономике
  • социокультурные проблемы, затрудняющие развитие коммерческих отношений;
  • проблема посредников в отношениях между российскими и китайскими деловыми партнерами;
  • проблемы безопасности китайцев в России и россиян в Китае;
  • анализ рынка инновационной продукции;
  • факторы, препятствующие взаимным инвестициям (из России в Китай и из Китая в Россию).

Идеология исследования предусматривала также поиск не учтенных факторов, анализ и оценка которых могли оказаться значимыми для выработки концепции развития экономических отношений России и Китая. Итоговый список факторов, ставший предметом анализа в данном отчете, отражен в структуре оглавления, причем наиболее важные факторы выдвинуты на первый план.

  1. Проблема низкой конкурентоспособности российской экономики

1.1 Неэффективность российских государственных институтов

Общим местом в высказываниях всех опрошенных экспертов было мнение о том, что основным препятствием на пути развития полноценных экономических отношений между Россией и Китаем являются внутренние проблемы России: неконкурентоспособность ее экономики и неэффективность ее государственных институтов. В этом смысле проблемы взаимоотношений между Россией и Китаем не являются специфичными, поскольку те же самые проблемы существуют и в отношениях России с другими значимыми для нее экономическими партнерами, включая ЕС, США, страны Ближнего Востока и др.

Основная проблема России, по мнению всех экспертов, состоит в коррумпированности ее государственных институтов, причем коррупция является первопричиной большинства остальных экономических и государственных проблем. Следствиями коррупции являются неблагоприятный (враждебный) инвестиционный климат, неспособность России производить конкурентоспособную продукцию перерабатывающих и инновационных отраслей, сырьевая направленность структуры российского экспорта и многое другое.

Другим фактором, связанным с коррупцией, но имеющим самостоятельное значение, является ригидность российских государственных институтов, плохо проработанное законодательство, а также неэффективная и избирательная практика его применения.

По мнению экспертов, только наведение порядка внутри России может создать условия для роста ее экономического и экспортного потенциала, в том числе и в направлении расширения экономического сотрудничества с Китаем.

  • Постановка вопроса об увеличении товарооборота, взаимных торговых отношений с Китаем станет необходима и своевременна в том случае, если внутренняя обстановка в будет стране нормальная. В нашей стране эта обстановка ненормальная. Что мы имеем с нашей стороны? Отставание законодательной базы, в том числе по поводу инвестиций. А с китайской стороны основным сдерживающим фактором является недоверие китайского бизнеса в широком смысле к возможности широкомасштабных проектов в России. Первопричина, конечно, в нас. (Дикарев Андрей Дмитриевич, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, г. Москва).
  • Я бы высказал вот такую вот идею: если мы хотим этот рынок осваивать, то, к сожалению, нам практически все с нуля придется выстраивать. Без этого масштабные изменения не произойдут. Попросту говоря, необходимо начинать наводить порядок внутри России (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г. Москва).
  • Самое большое препятствие на этом пути – это мы сами. Все эти истории, начиная с истории с «Юкосом», точнее, со «Славнефтью», когда решили не продавать Китаю активы. История с нефтепроводом, история с газопроводом, который неизвестно когда построят. На самом деле вся проблема в нас самих, что с Китаем-то вести переговоры. Все очень просто на самом деле. Это наши внутренние проблемы (Лукашов Владимир Михайлович, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Какие проблемы надо решать, чтобы увеличить товарооборот с Китаем? Нужно, прежде всего, ликвидировать бардак в России, а также и коррупцию. (Лукин Александр Владимирович, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС, г. Москва).
  • Со страшной силой на экономические отношения с другими странами проецируются наши собственные, внутренние проблемы российские. Только почему-то страдает больше других несчастный Китай, им больше всего это дело бьет по голове. Вот весь негатив, который есть у нас, он весь и проецируется на российско-китайские отношения (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли с Гонконгом).
  • Вы знаете, навести порядок в стране надо, прежде чем затевать все эти увеличения торговли с Китаем. Но это из области книжных высказываний, это всем все понятно. У нас пятнадцать лет бардака в стране и дальше будет только хуже (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Первая и главная проблема, которую надо нам решать – это, конечно же, не увеличивать товарооборот с Китаем. Решать необходимо наши внутренние проблемы, я бы сказал даже не только экономические, но и политические. То есть весь комплекс проблем, связанных с государственным устройством. (Рыбаков Сергей Юрьевич, бывший сотрудник ГРУ, независимый эксперт, г. Москва).
  • При таком внутреннем бардаке в России то, что происходит у нас в торговле с Китаем, это для России вредно, если не сказать губительно. Если импорт превышает определенную долю собственного производства на внутреннем рынке, то страна становится зависимой от других стран. (Дмитрий Микитченко, заместитель руководителя департамента промышленности и предпринимательства администрации Новосибирской области, г. Новосибирск).
  • Китайские госструктуры давать взятки нашим госчиновникам не будут. А тогда спрашивается, как это все пойдет, кто будет реализовывать различного рода проекты совместные. Вот то, на что натыкаются китайцы у нас в России. То есть, как бы если их бизнес уже научился договариваться, то их госструктуры по нашим-то схемам работать не будут (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).

По контрасту с оценками состояния дел в России все эксперты высоко оценивали конкурентоспособность китайской экономики и качество ее институциональной среды. По мнению экспертов, Китай значительно опередил Россию в создании системы законов, благоприятных для развития бизнеса и инвестирования. Кроме того, в Китае существует эффективная практика правоприменения, законы соблюдаются, отсутствует практика вымогательства со стороны чиновников.

  • После многих лет постепенной подготовки, включающей в себя привлечение иностранных предпринимателей и специалистов, подготовки собственных управленческих кадров, создания и совершенствования правовой базы ведения бизнеса, создания системы институтов рыночного хозяйства, создания производственной, складской и транспортной инфрастуктуры, Китай просто созрел для того, чтобы стать масштабным реципиентом инвестиций. При этом спад в экономиках развитых стран позволил Китаю привлечь инвестиции в передовые высокотехнологические сектора. Фактически, за несколько лет у всех на глазах Китай превращается в доминирующую в мировой экономике производственную базу (Доклад Л. Вальдмана на семинаре в Институте национальной модели экономики 18 сентября 2003 года с дополнением от 2004 г. «Об экономической ситуации в США»).
  • Дело в том, что Китай в вопросах организации, в вопросах государственных структур, там, где должно действовать государственное регулирование, у Китая все прекрасно. Там достаточно жесткая власть, все следуют инструкциям, установки из центра соблюдаются. Понимаете, в Китае законы жесткие, но они более совершенные. Любой человек обязан их выполнять, будь он даже чиновник самого высокого ранга. За нарушением следует наказание, это неминуемо (Миняев Егор Юрьевич, ведущий эксперт экспертного центра «ChinaCom», г. Москва).
  • В Китае разработано, с одной стороны, довольно, жесткое таможенное, налоговое законодательство, которого все стараются придерживаться. С другой стороны, это законодательство вполне реально для исполнения. Его проще выполнить без всяких проблем и убытка для себя, чем нарушить (Семенов Дмитрий Евгеньевич, директор международной компании транспортных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • В Китае есть абсолютно четкие правила, которые проще выполнить, чем нарушить, а потом иметь неприятности с законом, которые будут обязательно и для всех без исключения. Китайская система более гибкая, и она более реальна (Жебокритская Лариса Владиславовна, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

1.2. Низкий трудовой и предпринимательский потенциал российского населения

Еще одним фактором слабой конкурентоспособности российской экономики является низкий трудовой и предпринимательский потенциал российского населения, его пассивность и стремление жить жизнью рантье. Эти черты сочетается с ксенофобией и активным (по-видимому, растущим) социальным недовольством. Эксперты отмечают, что именно на Дальнем Востоке эти деструктивные черты современного менталитета российского населения приобретают особую остроту и делают регион экономически беззащитным перед внешней экономической экспансией.

  • Можно заметить и то, что местное трудоспособное население (регионы Дальнего Востока) не желает трудиться, жалуется на отсутствие помощи от Москвы, все глубже увязает в бедности, предпочитает заниматься челночным, а то и вовсе нелегальным бизнесом (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Представители китайского народа выполняют сегодня в регионах Дальнего Востока большую часть черновой работы, в то время как коренное население предпочитает пить и бродяжничать(Виктор Федотов, независимый эксперт, журнал «Дальний Восток», г. Хабаровск).
  • На Дальнем Востоке, по-моему, с проблемами население особо не заморачивают себе голову. Вот Вы сами представьте, как это работает. Населению-то там, в основном и заняться нечем. Ну, вот у меня есть, допустим, 1000 долларов, вот ходят вокруг меня Петя, Вася, Ваня, которым не за что похмелиться и покушать сегодня, я их беру с собой через границу товар привезти, пою, кормлю, вот они сегодня поработали. Это действительно нерешаемые вопросы, это социальные вопросы, внутренние российские социальные вопросы (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).
  • На Дальнем Востоке, поскольку низкий уровень зарплат даже у квалифицированного персонала, люди в основном торгуют или занимаются неквалифицированным трудом Да и в целом там минимальное количество работающего населения (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).

Трудовая активность китайцев по сравнению с россиянами оценивается экспертами значительно более высоко.

  • Китайцы более мобильны, более трудолюбивы, более обучаемы, более дисциплинированны, чего не скажешь о нашем населении, к сожалению (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • Я приехала в Китай, здесь были талончики, это было в 90-м году. И как все быстро изменилось, на моих глазах. Китайцы действительно очень трудолюбивые (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  • Есть китайские рабочие, трудолюбивые, исполнительные, которых в Китае в избытке. И государство китайское готово экспортировать нам эту рабочую силу. А Вы знаете, какая производительность у них? Вот в лесоразработках, я говорил с руководителями лесопромышленного комплекса, один китаец заменяет четырех российских рабочих. В тех же бытовых соображениях, Вы можете представить, сколько один китаец может вырастить лука, один китаец? Он может завалить один маленький город этим луком. Просто китайцы умеют это делать и хотят это делать, а мы не умеем и не хотим (Роман Саяпин, директор консалтинговой компании «Окно в Китай», г. Пекин).

В рамках данного отчета нецелесообразно обсуждать вопрос о том, является экономическая неконкурентоспособность российского населения причиной или следствием слабого развития предпринимательства в России. Возможно, эти явления взаимосвязаны по принципу “порочного круга”. Так или иначе, но только разрыв этого “порочного круга” путем эффективного реформирования государственных институтов и значительный рост экономической активности российского населения дает России шанс сохранить экономический и, как следствие, политический контроль над территориями Востока России.

  1. Неэффективность структуры торгового обменамежду Россией и Китаем

Согласно высказываниям экспертов, а также материалам Рабочей группы ЦСР, основной статьей экспорта из России в Китай является необработанное сырье, включая углеводороды, круглый лес, рыбу, биоресурсы сибирского леса и российских акваторий Тихого океана. В силу объективных экономических причин такая структура экспорта отчасти является экономически оправданной, однако форсирование добычи и экспорта первичных ресурсов может привести к их быстрому исчерпанию, а также усугублению экологического кризиса на всей территории российского Востока.

По мнению экспертов, такой сценарий развития торговых отношений противоречит национальным интересам России.

Одной из возможных альтернатив является, возможно, реализация на территории Сибири крупных инвестиционных проектов, ориентированных на создание экспортооринтированных производств, направленных, в том числе, и на удовлетворение промышленных нужд Китая. Этот вопрос носит стратегический характер, поэтому он будет рассмотрен отдельно в следующем параграфе.

  • Российский экспорт состоит из нефти и нефтепродуктов, которые занимают первое место в нашем экспорте, второе место занимают поставки древесины, далее идут черные металлы, потом металлы технической группы и цветные металлы, немного приходится на рыбу и морепродукты. В то же время доля машин и оборудования в нашем экспорте неуклонно сокращается. Если в начале 2000-х годов доля нашего экспорта машин и оборудования в Китай составляла где-то порядка больше 20%, то в прошлом году она составили лишь около 5%. (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).
  • Основной экономический нюанс, который на данный момент есть – это та структура экспорта-импорта, которая на данный момент у нас наблюдается, что в какой-то мере мы превращаемся, пока не превратились полностью, но превращаемся в сырьевой придаток Китая. В огромном количестве они покупают у нас лес, сырье для химической промышленности, но наукоемких, высокотехнологичных товаров с нашей стороны практически не поступает. Ну, мы там для атомных электростанций поставляли кое-что, но чего-то такого более серьезного, с высокой добавленной стоимостью с нашей стороны не идет. На мой взгляд, в этом есть вина, прежде всего, нашего бизнеса, которому проще продать нефть там, газ, лес, чем что-то более сложное. (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Если товарооборот увеличивать только за счет сырья, то и момент неправильно выбран, и вообще не стоит ничего делать в этом направлении. А китайцы нацелены в основном на наше сырье. Я сторонник того, что России, наоборот, в сотрудничестве с Китаем необходимо закрутить все гайки и поставлять в Китай только переработанное сырье. Если речь идет об увеличении товарооборота за счет тех традиционных вещей, о которых мечтают китайцы и которые традиционно присутствовали в товарообороте все предыдущие годы, то есть готовый продукт, китайский ширпотреб из Китая в Россию, и массированный поток необработанного сырья в сыром виде в Китай, то это просто смешно. Такой товарооборот, а тем более его увеличение, нам просто не нужен, да и опасен (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • В этом плане катимся не просто на обочину, а в канаву. Я не знаю, чем мы там будем заниматься. Ведь ресурсов-то не так много сырьевых. Обустроенных запасов нефти у нас осталось на 15-20лет. Ну, конечно, есть еще низкорентабельная нефть, есть скважины, которые сейчас невыгодны, но можно их активизировать и еще добыть. Их много всяких еще источников. Но самое главное, что в стратегическом плане все страны тихо-тихо закачивают в свои подземные емкости вот эту самую нефть, уже давным-давно, уже много лет копят. А мы продаем. В той структуре экспорта-импорта, которая у нас с Китаем существует, нам не нужно увеличивать такой товарооборот (Юрий Лебедев, Президент Российского Инновационного Консорциума, г. Москва).
  • В настоящий момент, несмотря на неуклонный рост товарооборота между Россией и Китаем, структура этого товарооборота оставляет желать лучшего. Из России экспортируются в основном сырьевые товары: лес, металлы, топливно-энергетические ресурсы, сырье для химической промышленности, то есть товары с низкой добавленной стоимостью, но нет наукоемких и высокотехнологичных товаров (Сергей Шилин, председатель Русского клуба в Пекине, г. Пекин).
  1. Геополитическая и геоэкономическая стратегияразвития Востока России

Разработка стратегии развития торговых отношений с Китаем является частью более широкого вопроса, а именно разработки геополитической и геоэкономической стратегии развития Востока России. При этом разработка первого вопроса вне контекста второго сужает диапазон стратегических возможностей и усиливает вероятность осуществления неблагоприятных для России геополитических сценариев.

В высказываниях экспертов можно вычленить три потенциально возможных геоэкономических сценария развития российского Востока.

  1. “Консервативный” сценарий, в основе которого лежит закрытие экономических границ и фактический отказ от активного хозяйственного освоения российских восточных территорий, опора на собственные силы и на собственные инвестиционные возможности.
  2. “Китайский” сценарий, предусматривающий активное хозяйственное освоение восточных территорий в основном с помощью китайских инвестиций и китайской рабочей силы.
  3. “Антикитайский” сценарий, предусматривающий хозяйственное освоение названных территорий в основном с помощью экономических и политических конкурентов Китая – США, Японии, Кореи.

“Консервативный” сценарий, в основе которого лежит страх перед китайской экспансией, представлен в массиве интервью, скорее, в виде эмоций, чем в виде конкретной политико-экономической стратегии. Эти эмоции в наибольшей степени свойственны российскому населению восточных территорий, в какой-то мере властям этих территорий, и отчасти также экспертам.

  • Военной доктриной КНР с 1987 года предусмотрен “перенос стратегических границ Китая за пределы национальной территории”. Этот принципиальный курс предусматривает освоение ресурсов других народов за счет экономической экспансии за рубеж и отправки туда китайской рабочей силы. Противодействие же этому курсу не исключает введение китайцами, в пределах стратегических границ, силового контроля над источниками природных ресурсов и путями их доставки в Китай (Рыбаков Сергей Юрьевич, бывший сотрудник ГРУ, независимый эксперт, г. Москва).
  • Взять хотя бы регионы Дальнего Востока, в отношении которых у нашего государства тоже нет адекватной стратегии. Когда пустеет твоя территория, а у тебя под боком находятся полтора миллиарда стремительно развивающегося населения с довольно сильной политической властью, то просто пустеющая и чахнущая территория гигантским магнитом притягивает эти массы в эту орбиту (Сергей Кургинян, политолог, президент общественного международного фонда «Экспериментальный творческий центр» (Центр Кургиняна), г. Москва).
  • Никто не собирается спорить с тем, что Дальний Восток (равно как и любой другой российский регион) нуждается в инвестициях. И сотрудничество с Китаем в этой сфере может быть весьма и весьма плодотворным. Только на проблему стоит взглянуть с другой стороны. Дело в том, что Китай в настоящее время является экономически гораздо более мощной державой, чем Россия. И, как следствие, массовая китайская миграция создает все предпосылки для отторжения Дальнего Востока от России (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).

Хотя на уровне эмоций приверженность консервативному сценарию свойственна, в том числе, и многим экспертам, все эксперты (за исключением географа Родомана, о мнении которого будет сказано ниже) признают тупиковость и неконструктивность этой позиции. В результате часть экспертов склоняется к “китайскому”, а часть к “антикитайскому” сценарию.

Сторонники «китайского» сценария считают, что этому сценарию нет альтернативы, что он выгоден для России, что результатом реализации этого сценария станет быстрый экономический рост восточных российских территорий. Наличие довольно большого числа экспертов, выступающих с этих позиций, позволяет говорить о существовании в экспертной среде определенного “китайского лобби”, причем в данном случае речь идет о профессионально добросовестном, некоррупционном лобби (о возможном существовании коррупционного прокитайского лобби речь пойдет ниже).

Добросовестное прокитайское лобби представлено в экспертном сообществе в основном крупными бизнесменами и государственными чиновниками, ведущими дела в Китае. Эти люди хорошо знают Китай, многие из них являются профессиональными китаистами. Часть этих экспертов является выходцами из подразделений советских и российских спецслужб, занимавшихся Китаем.

Будучи в целом прокитайски настроенной, данная группа экспертов понимает и геополитические опасности, связанные с реализацией предлагаемого ими курса. Эксперты этой группы зачастую пытаются дать ответ на возможные вопросы, возникающие в связи с этим.

  • В какой-то мере китайская миграция становится позитивным моментом, потому что сейчас необходимо либо закрывать на ключ земли Дальнего Востока, но народу там нет, а тот, который есть, тоже сокращается, либо вводить некую регулируемую китайскую иммиграцию (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Китай наше приоритетное направление – об этом трактовали все правительства, начиная с Горбачева, Ельцина и заканчивая Путиным. И огромную ошибку допустит то правительство России, которое скажет – нет, с Китаем нам по каким-то геополитическим причинам нам не надо развивать отношения, в том числе и экономические. Я думаю, что такого правительства у нас не будет. А если оно будет, то нормальных людей здесь не останется. Это к вопросу о геополитических устремлениях и о своевременности. Россия обречена балансировать, для нее равным образом должен быть геополитический интерес и на Западе, и на Востоке. Но, учитывая, что территориально в большей степени Россия находится на Востоке, то соответственно и больше геополитических интересов у нее должно быть на Востоке (Андрей Дикарев, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, г. Москва).
  • Хорошо, конечно, если у Москвы получится пригласить законопослушных и предприимчивых китайцев заселить Дальний Восток и сделать его процветающим и производительным, то у этого региона появятся хорошие шансы стать привлекательным для россиян и прочих граждан, желающих заниматься бизнесом. Несмотря на свою репутацию холодного края, значительную часть региона можно сделать обитаемой, обеспечив требуемые инвестиции в инфраструктуру. В этом регионе много ценных природных ресурсов. Чем привлекательнее для внешних инвесторов станет этот регион, тем больше там станет людей, заинтересованных в поддержании стабильности российского правления, в том числе и самих китайцев, которые во многих других государствах доказали, что являются добропорядочными гражданами. Разумеется, для того чтобы это стало возможным, россиянам тоже следует изменить свои ксенофобные воззрения (Андрей Федотов, независимый эксперт, журналист, журнал «Дальний Восток», г. Хабаровск).
  • Ресурсов в Сибири много, но Вы посмотрите, какие там ужасные условия, народ оттуда течет, опять на европейскую часть, за Урал, в Екатеринбург, в Москву, в Санкт-Петербург. И мы теряем численность восточных регионов. А дальше то что? Процесс становится необратимым. Китайцы так и так сюда придут. Мы им сами отдадим этот Восток. Если земли пустые, если некому работать. Так и сейчас полно уже этих легальных и нелегальных, серых и белых, приток рабочей силы из Китая официальный характер имеет (Роман Саяпин, директор консалтинговой компании «Окно в Китай», г. Пекин).
  • Количество китайских рабочих будет расти. В ряде случаев на Дальнем Востоке других просто нет, а люди, обрабатывая заброшенные сельхозугодия, они кормят и население региона в значительной степени, и обеспечивают экспорт продукции, формально российской, в Китай. В общем, это сотрудничество взаимовыгодно, другое дело, что важно понимать, что объем такого сотрудничества может расти постепенно, по мере реализации крупных инфраструктурных проектов на российской территории. (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Существуют оценки Института экономических исследований в Хабаровске, которые говорят о том, что, если бы китайцы вдруг одномоментно из региона ушли, то его валовой региональный продукт, по крайней мере, Хабаровского и Приморского края и Амурской области, сократился бы на 40%, то есть позиции китайцев достаточно серьезные в этих регионах (Владимир Портяков, заместитель директора ИДВ РАН г. Москва).
  • Расширение контактов России и Китая исторически неизбежно. И не какое-то, а чрезвычайно масштабное. В какой-то момент оно примет обвальный характер. И россияне к этому абсолютно не готовы. Растущий Китай с его экономической мощью, – это какой-то принципиально новый вызов для России, который до сих пор очень мало кем осознался. Россия совершенно не готова к этому вызову(Евгений Колесов, независимый аналитик, «Правда.ру», г. Москва).

Вместе с тем в мировоззрении части “прокитайских” экспертов имеется определенная предвзятость, связанная с их негативным отношением к Западу, а также с их негативной оценкой российских “прозападнических” экономических реформ. В связи с этим позиция данных экспертов, по крайней мере, отчасти, мотивирована устаревшей идеей противостояния России и Запада, идеологией “холодной войны”. Наличие такой предвзятой идеи снижает рациональную ценность аргументов некоторых “прокитайски” настроенных экспертов. Этот аспект следует учитывать при подведении общего баланса мнений по данному стратегическому вопросу.

  • Главный наш финансист Кудрин, глядя немигающим глазом в око телекамеры, торжественно заявляет, что правительство РФ делает все возможное для повышения конкурентоспособности российской продукции путем сдерживания роста стоимости рубля к доллару. А на деле что это означает, если задуматься? Это значит только то, что система, введенная Гайдаром-Чубайсом, по-прежнему функционирует в России. И смена Ельцина на Путина никак не затронула чубайсовской основополагающей концепции: количество рублей должно равняться экспортной выручке долларов. А отсюда и все последствия, которые имеет Россия в сфере экономики (Сергей Рыбаков, бывший сотрудник ГРУ, независимый эксперт, г. Москва).
  • У нас многое в России находится под контролем западного лобби. Они, безусловно, боятся, что сближение с Китаем будет означать уход от Америки и ограничение их так сказать материальных благ (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • У нас в стране существует ряд кругов, людей, которым наше сотрудничество России с Китаем, ну, которые, мягко говоря, в этом не заинтересованы. Они более прозападнически настроены, такое вот прозападническое лобби. Это первый и самый важный момент (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).

Эксперты, представляющие “антикитайское” направление, рассматривают Китай как геополитического врага, стремящегося к установлению на территории российского Востока своей экономической и политической власти, в конечном счете – к присоединению этих территорий к Китаю. Опасения такого рода высказывали очень многие эксперты.

  • Политика «идти вовне» родилась в 1996-1997 годах. Ее стали разрабатывать с точки зрения завоевания мирового рынка. Были подключены все академические институты, включая институты естественных наук. Было принято, что геологические разработки своими силами – дело долгое и грандиозное по затратам, а китайцам надо было что-то быстрое, что изменило бы ситуацию в стране. Они рассчитывали вырваться на мировой рынок, выпуская дешевый товар в миллиардных количествах. И вышли (Виля Гельбрас, «Скитайцы», интервью «Новой газете).
  • Взять хотя бы регионы Дальнего Востока, в отношении которых у нашего государства тоже нет адекватной стратегии. На этом фоне все разговоры об увеличении товарооборота просто опасны. На мой взгляд, когда пустеет твоя территория, а у тебя под боком находятся полтора миллиарда стремительно развивающегося населения с довольно сильной политической властью, то просто пустеющая и чахнущая территория гигантским магнитом притягивает эти массы в эту орбиту. Нужно ответить на вопрос: мы хотим быть на Тихом океане? Мы понимаем, что Тихий океан становится самым растущим активом двадцать первого века, геополитическим, геофинансовым, прочим. Мы там хотим быть, тогда мы должны перемещать туда население. Мы должны наконец-то ответить на вопрос честно: мы эти территории сдаем или мы их удерживаем? А мы как собака нас сене. У нас говорят о демографическом падении на миллион человек в год, но оно же неравномерно по территориям и по этносам. Меняется динамика структуры населения. Если мы это не меняем, то мы сами уходим из Сибири и Дальнего Востока и китайцы тут не причем. Для того, чтобы Китай не пришел на эти территории, нужно принимать соответствующие решения, нужно развивать транспортные артерии, менять тарифные пороги и потоки, проводить инвестиционную политику развития Дальнего Востока, создавать соответствующие приоритеты (Сергей Кургинян, политолог, президент общественного международного фонда «Экспериментальный творческий центр»).

Многим экспертам, ставящим во главу угла фактор потенциальной китайской экспансии, свойственен прозападнический настрой: они склонны рассматривать Запад как естественного союзника России в противостоянии потенциальной китайской экспансии. Поэтому они призывают не только к экономическому, но и к военно-политическому сотрудничеству с Западом.

  • Все наши антизападные и антиамериканские инстинкты – они просто толкают нас в пасть к китайскому удаву. И масса экономических, политических и стратегических решений последнего времени убеждают меня в том, что наша политическая элита стройными рядами шагает в пасть этого китайского удава. Ну, конечно, у нас есть люди, которые, видите ли, недовольны тем, что о России могут подумать, что младший партнер Запада. Наш политический класс настолько ненавидит Запад и Америку, что готов вот стать вассалом Китая, частичкой этой китайской империи, чтобы как-то продолжать свою священную борьбу с Западом, из пасти китайского дракона таким сухим кулачком грозить Западу. Такие настроения есть, более того, они господствующие в российской политической элите (Пионтковский Андрей, политолог, Директор Центра Стратегических Исследований, г. Москва).
  • Периодически возникающие разговоры об оси «Москва-Пекин-Дели» мне кажутся абсолютным бредом, потому что из трех стран, входящих в эту ось две, Москва и Индия, вообще практически ни чем не объединены. А любой треугольник – это три пары по определению. Так вот пара Москва-Индия вообще ни чем не объединена, завести Индию на каких-то антиамериканских настроениях довольно сложно, потому что индийские комплексы разнообразные, но они антиамериканизма не включают. Русские и китайцы, те еще как включают. Однако у России с Китаем в то же самое время существуют очень старые основания для трений совместных в связи с большой протяженностью границы, специфической демографической ситуацией и спорностью реальной границы, потому что нынешняя граница является результатом территориальных захватов. Даже если русские так думать не хотят, то китайцы все равно так думать будут (Ланьков Андрей, независимый эксперт, г. Сеул).
  • Россия фактически выбита не только из дальневосточного региона, но и из главных мировых игроков. На ее роль второй сверхдержавы все больше претендует Китай. И перед странами дальневосточного региона встает вопрос: с кем идти – с американцами или китайцами? Касается этот вопрос и России. Пока получается, что Япония однозначно выбирает США, Корея пытается балансировать, но медленно дрейфует в сторону Китая, Россия – поживем – увидим. Но кажется, ей Китай симпатичнее, чем США. Хотя, на мой взгляд, это очень близорукая позиция для России.(Ланьков Андрей, Новая газета 29.08.2005)

В экономическом плане в высказываниях экспертов “антикитайского” направления звучит идея осуществления своего рода тендера или аукциона по распродаже концессий по освоению природных ресурсов российского Востока. Эти эксперты не отвергают полностью идею расширения сотрудничества с Китаем, но выступают против явного или неявного предоставления Китаю эксклюзивных или преимущественных прав на реализацию проектов по освоению ресурсов Востока России (опасность реализации этого сценария, по их мнению, сейчас существует и очень велика). Эти эксперты настаивают на необходимости обеспечения баланса сил между будущими инвесторами (и, по-видимому, инородческими общинами) на российской территории – китайскими с одной стороны, и американо-японско-корейскими с другой.

  • Решение состоит в том, чтобы отдать эти территории любому, кто возьмет, кроме Китая. Если допустить, что в Соединенных Штатах есть долгосрочные элиты, долгосрочно мыслящие, а они, видимо, есть, то они заинтересованы, чтобы эта территория не досталась китайцам. Речь идет, наверное, о какой-то ситуации фактического кондоминиума, фактически совладения. Скажем, американцы контролируют и гарантируют России какие-то элементы ее военной мощи, Россия гарантирует присутствие своих собственных полицейских частей, если удастся еще через двадцать лет их набирать из кого-нибудь, которые будут охранять границу. Допустим, Япония гарантирует какой-то хотя бы небольшой ручеек денег, потому что без денег эта территория не может, и Япония тоже не заинтересована в том, чтобы Китай становился сверхдержавой. Хотя она ровно ничего не может с этим поделать. Ну, понимаете, необходим некоторый компромисс, в котором примут участие заинтересованные стороны. Все, кроме китайцев (Владимир Каганский, независимый эксперт, г. Москва).

В рамках геополитической дискуссии следует отметить мнение эксперта Юрия Кузнецова, считающего, что китайское экономическое проникновение на российский Восток, даже если оно будет преобладающим, не увеличивает, а снижает риск военной конфронтации России и Китая за эту территорию, поэтому увеличивать объемы экономического взаимодействия в любом случае необходимо.

  • Торговля уменьшает вероятность войны, войны России с Китаем, поэтому нужно уменьшать эту вероятность. В конце концов, та же Америка, США, они там с Китаем чего-то на политическом уровне бодаются, но торговые-то отношения у них бурно растут. И гораздо они больше, чем с Россией, у китайцев с США. Все-таки полтика и торговля достаточно автономны. Но торговля всегда снижает вероятность войны. Потому что возникает масса людей, просто не заинтересованных в нарушении этих связей, разрушениях, потерях своих активов и так далее (Юрий Кузнецов, независимый эксперт, г. Москва).

Особняком в геоэкономической дискуссии о стратегии развития России, в том числе ее восточных территорий, стоит точка зрения известного российского географа Бориса Родомана. Этот эксперт не опрашивался в ходе данного исследования, однако его точка зрения представлена в СМИ. Суть позиции Родомана состоит в том, что России следует отказаться от индустриализации своих малонаселенных и неосвоенных территорий, иреализовать стратегию экономической эксплуатации их экологического потенциала. Несмотря на свою непривычность для российского государственного менталитета, такая точка зрения имеет право на серьезное рассмотрение и, возможно, частичную реализацию в рамках общей стратегии, которую еще предстоит выработать.

  • Наша страна может выполнить свою уникальную историческую миссию- быть экологическим донором для всего человечества, потому что не надо гнаться за стандартами производства, не надо стараться догонять ушедший поезд и обязательно выравниваться с остальными странами по каким-то экономическим показателям. Россия могла бы специализироваться на роли экологического сторожа, чтобы охранять природный ландшафт в интересах всего человечества, может быть, опираясь при этом и на вооруженные силы, скорее всего, международные, дабы препятствовать, скажем, заселению нашей Сибири. Нельзя допустить, чтобы с ней произошло то, что случилось с Манчжурией всего лишь за одно столетие. Она была такой же таежной, такой же редконаселенной, как Сибирь. Я полагаю, что это может быть реальной политикой, учитывая то, что запасы сырья не вечны. Для нашей страны я предлагаю экологическую специализацию. Некоторые считают это абсурдом. И это, конечно, тоже утопия: нет никакой надежды, что наша власть и наши чиновники к этому прислушаются (Борис Родоман, «Россия – административно-территориальный монстр», Публичная лекция на Полит.ру).

При принятии стратегических решений необходимо учитывать, что, по мнению многих экспертов, военный потенциал Китая в перспективе будет расти, а российский – сокращаться. Уже сегодня ряд экспертов выражают сомнение в способности российских вооруженных сил противостоять китайской угрозе.

  • Никто не сомневается, что если китайцы к нам пойдут, то никто не может ничего сделать, потому что сейчас и наша армия не стоит ломаного гроша. Никто не сомневается, что их пустят и сдадут территории совершенно спокойно. Они сами пойдут, даже и пускать их не надо (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Мощь военного щита России на Дальнем Востоке, конечно, сильно преувеличивается (Владимир Каганский, независимый эксперт, г.Москва).
  • Перспективы Российской армии и оборонки в связи с движением Украины к НАТО вырисовываются нерадужные. В ближайшей перспективе это грозит России потерей остатков былой военной мощи. Со вступлением нашего соседа в альянс мы не только будем вынуждены лицезреть натовские базы чуть ли не под Москвой, но и потеряем половину нашего оружия, которое всегда создавалось в кооперации с украинскими оборонными предприятиями (Ольга Божьева, статья «Майдан безнадежности», «Московский комсомолец»).

Подводя итог рассмотрению геополитического аспекта расширения экономического сотрудничества с Китаем, следует отметить следующее. Судя по собранному массиву интервью и публикаций, российское экспертное сообщество оказалось не готово к выработке сбалансированного решения по этому важнейшему вопросу.

Во-первых, различные (порой прямо противоположные) точки зрения оказались взаимно не “проговоренными”, не вошедшими в логическое взаимодействие друг с другом. Серьезный концептуальный спор, в ходе которого должна родиться стратегическая истина, фактически даже не начался, хотя времени для принятия ключевых решений осталось очень мало.

Во-вторых, точки зрения многих экспертов в той или иной мере, причем не всегда явно, оказались идеологизированными как на основе антизападнической, так и на основе прозападнической идеологии. Причем существует опасность, что в ходе развития публичной дискуссии эти идеологические начала могут взять верх над рациональными аргументами.

В результате возникает опасность принятия непроработанных или идеологизированных стратегических решений, идущих вразрез с политическими и экономическими интересами Российской Федерации. Опасность принятия таких решений особенно возрастает в условиях дипломатического прессинга, осуществляемого в настоящее время китайской стороной, требующей, в частности, принятия быстрых решений. Россия не должна поддаваться этому прессингу и подвергать себя риску принятия односторонних, неравноправных или плохо проработанных обязательств.

  1. Социокультурные пробемы, затрудняющие развитие коммерческих отношений с Китаем

4.1. Проблема языкового и культурного барьера

Факт наличия языкового барьера со стороны россиян очевиден: лишь крайне незначительное число жителей России владеет сегодня китайским языком. Причем освоение китайского языка в массовом сознании россиян воспринимается как задача чрезвычайной трудности, почти не реальная для обычного человека.

Мнения экспертов о необходимости значительного расширения изучения китайского языка россиянами, в том числе учащейся молодежью, оказались неоднозначными. Сторонники расширения изучения указывали на общий фактор роста мирового значения китайской экономики, на неизбежность роста китайского присутствия в России, а также на то, что в деловой практике россиян вообще отсутствует практика создания информационных и рекламных документов на китайском языке.

  • Представители российского бизнеса не только в плане языкового общения отстают от общепринятых стандартов. Наши экспортеры, намереваясь торговать с Китаем, не затрудняют себя даже созданием сайта на китайском языке (Дмитрий Семенов, директор международной фирмы грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Проблемы возникают, потому что элементарно отсутствует необходимая информация, наши бизнесмены, которые ведут дела с китайцами, не могут даже на своих сайтах предоставить информацию на китайском языке (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Практически полное отсутствие информации на китайском языке о российском инвестиционном климате и о России вообще (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Поезжайте у нас в область любую и попробуйте там найти информацию об условиях инвестиций на китайском языке, Вы там попробуйте спросить, какие условия, Вам ответят – мы так точно не знаем, но можно поговорить (Александр Лукин, Директор Центра исследований стран Восточной Азии и ШОС, г. Москва).
  • С российской стороны зачастую отсутствует информация о прямых потребителях, производителях, то есть нет прямых контактов, нет необходимой для китайских партнеров информации (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г.Москва).

В то же время китайцы осваивают практику делопроизводства своих зарубежных партнеров, создают информационные и рекламные документы и на английском, и на русском языках. Многие эксперты указывали на тот факт, что сейчас активно китайцы изучают языки своих зарубежных партнеров, английский и русский язык, а также нередки случаи, когда китайцы ведут переговоры на иностранном языке.

  • Китай, взаимодействующий со всем миром, он вынужден осваивать английский язык, хотя им это и тяжело дается. Ну, впрочем, существует Гонконг, существует еще пока независимый Тайвань, вот, существуют свободные экономические зоны в Китае, где растет число людей, знающих английский язык (Евгений Колесов, независимый аналитик, «Правда.ру», г. Москва).
  • В Китае существует госпрограмма пропаганды и информирования об условиях ведения бизнеса на иностранных языках (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Вот в Китай приезжаешь, в любой там маленький район, я уж не говорю там о городе. Там тебе сразу дают несколько брошюр о том, какие условия для инвестирования, какие доходы, какие льготы, на английском языке и китайском языке. Человек сразу понимает (Александр Лукин, Директор Центра исследований стран Восточной Азии и ШОС, г. Москва).
  • Я приведу в пример справочник, который китайский центр распространял среди участников одного инвестиционного форума. Я удивился, потому что каждый китайский инвестиционный проект был структурирован в том формате подачи материала, как это принято для подачи в самом Китае, в формате китайских внутренних инвестиционных проектов, а сам справочник был издан на китайском, английском и русском языках (Андрей Милов, независимый эксперт, г. Пекин).
  • Новое поколение китайского менеджмента получило образование не только в китайских университетах и институтах, поэтому они достаточно хорошо говорят на английском языке (Дмитрий Семенов, директор международной фирмы грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).

Вместе с тем, ряд экспертов указывают на то, что в настоящее время китаисты и специалисты со знанием китайского языка слабо востребованы российским рынком труда. Среди главных причин называются: слабое развитие взаимных экономических связей, недостаточный интерес российского и китайского рынков друг к другу, практику использования в переговорах английского языка (в том числе при посредничестве фирм из Гонконга) и т.д.

  • Специалисты со знанием китайского языка не востребованы на российском рынке и зачастую не могут найти работу (Андрей Яковлев, проректор ВШЭ, г. Москва).
  • У нас-то основная масса российского малого и среднего бизнеса идет в Гонконг, там то по-английски разговаривают, вот и все. Но как только пересекаешь границу Гонконга и Китая и оказываешься в Шеньчжене, все уже, найти кого-то, кто по-английски говорит – это проблема (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).

Многие эксперты говорят о том, что китайцы лучше знают Россию и русский язык, чем россияне – Китай и китайский язык.

  • Достаточно много китайцев, которые знают очень прилично русский язык. У нас же до сих пор решение президента о развитии китаеведения не выполнено (Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • Китайцы очень хорошо относятся к России, очень хорошо. У них тиражируются наши фильмы. Они их ставят сами, китайцы поставили фильмы многосерийный «Павка Корчагин», и он с успехом прошел много раз по китайскому телевидению. Переводят все наши песни, мы их не помним, а они их поют, мелодичные старинные русские песни. И много другое. Русская культура воспринимается очень хорошо. Китайцы рвутся вообще в Россию посмотреть, как там россияне живут. Достаточное число китайцев неплохо владеют русским языком, изучают его довольно быстро (Роман Саяпин, директор консалтинговой компании «Окно в Китай», г. Пекин).
  • Китайцы будут изучать русский язык очень быстро и работать с русской технической документацией и так далее. Они в этом плане более мобильны. Там есть люди, которые в больших количествах изучали русский язык, которые заинтересованы, чтобы зарабатывать на сотрудничестве нами. Там, например, в китайской армии до последнего времени огромное количество людей изучало русский язык, как язык потенциального противника (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г.Москва).
  • Китайские бизнесмены на порядок образованнее наших. Даже не на очень высоком служебном уровне они получили очень достойное образование, в том числе и в плане деловых отношений, в плане понимания русской культуры, знания языка и так далее (Дмитрий Семенов, директор компании международных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • В отличие от России очень многие технические китайские ВУЗы выпускают специалистов со знанием русского языка (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).

Россияне практически не знакомы с китайской законодательной и социокультурной средой.

  • Российские бизнесмены как-то в Китае не приживаются. Во-первых, связано это с тем, что русские бизнесмены практически не знают китайского законодательства. Это моя точка зрения. Потом давайте все-таки не забывать о колоссальной разнице культур, мировосприятия, менталитета (Дмитрий Семенов, директор международной компании транспортных грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Если говорить о мелком и среднем предпринимательстве, то я бы сказал, что русскому в Китае значительно труднее. Здесь в России есть китайская диаспора, а российской диаспоры в Китае нет. Здесь, прежде всего, создает трудности языковой, культурный барьер, незнание законодательной среды. Если российский предприниматель едет в Китай, он же, ну у нас русских людей, которые говорят по-китайски очень мало, согласитесь, а китайское законодательство и китайские какие-то особенности, какие-то аспекты, они доступны в основном только на китайском языке(Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).
  • Легко ли русским вести бизнес в Китае? Я бы так не сказал. На первом месте здесь различия в языке, колоссальные различия в языке. Китайский язык настолько сильно влияет на сознание, поскольку это производная от сознания китайцев, и фактор, влияющий на сознание. Китайский язык очень сильно отличается от европейских, что это вообще создает некоторый барьер в понимании, естественно. Ну, и плюс такой момент, что пока россияне не очень хорошо знают законодательство Китая. Для кого-то культура китайская представляет проблему. Разница в культурах, конечно, есть. Но любой человек с головой и уважающий другою страну, чужой язык, он немного подумает, почитает об этой стране, прежде чем оказаться в этой стране другой расы, другого языка и другой культуры. (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Барьеров очень много. Это языковой барьер, включая практически полное незнание нашим бизнесом китайского рынка, традиций, обычаев страны, особенностей ведения бизнеса в Китае(Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).

Российский бизнес в Китае практически не присутствует.

  • Русскому человеку, бизнесмену в Китае не просто. Поэтому русских в Китае довольно-таки мало, я бы сказал, что это в основном такие любители экзотики. Ну, бизнес ведется в самых различных областях, мне трудно сейчас Вам все перечислить. В основном рестораны, например, там русские в Пекине есть или в Шанхае, так чтобы сказать, что какие-то крупные инвестиции, крупный бизнес – такого нет. Туризм сейчас очень серьезно развивается, русские в Китае занимаются туристическими бизнесом, наши нашли там определенную нишу. В основном едут те, кто знает по своим там каналам, что Китай – достаточно привлекательная страна в плане бизнеса (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • С моей точки зрения, российского бизнеса в Китае практически нет. Это связано, прежде всего, с теми правилами, ведения бизнеса, которые устоялись в российской бизнес-среде. Как бы порядок ведения бизнеса у российских предпринимателей показывает, то он не очень хорошо приживаются на иностранной почве. Я вот был в Китае и что-то не очень много видел там российских бизнесменов. В Китае очень жесткое законодательство, которое не терпит каких-то путей обхода, попросту не допускает их, очень жесткое налоговое законодательство, российские бизнесмены как-то не уживаются в этой среде, где законы надо выполнять (Дмитрий Семенов, директор международной компании транспортных грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Да никакого там особого русского бизнеса в Китае я не наблюдал, хотя русские едут в Китай. Это огромное количество мелких и средних торговцев, которые приезжают в Харбин и в Пекин, где есть специальный рынок, где покупается вот все это тряпье, которое перепродается здесь. А, значит, следующий, так сказать, более высокий уровень практически отсутствует, уровень такого крупного характера, потому что импортные поставки тряпья в основном осуществляют сами китайцы, поскольку у них налажена схема, так сказать, подставных фирм и предприятий в России, то есть это русские физические лица, которыми владеют китайцы (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).

Сегодня в переговорах с россиянами китайцы используют английский и отчасти русский язык. Возможно, что такая практика в будущем станет преобладающей, но она ставит россиян в неравноправное положение в переговорах. В будущем по мере расширения торговых взаимодействий подобное неравноправие станет негативно сказываться на переговорных позициях россиян. Поэтому значительное расширение в России практики преподавания китайского языка и китаистики выглядит исторической неизбежностью (равно как и практики преподавания английского языка).

  • Нужно открывать какие-то спецшколы, как это раньше делалось, нужно резко расширять ВУЗовское образование. Сейчас это еще вроде бы не очень востребовано, но ситуация может измениться довольно скоро. Ну, и, конечно же, в ВУЗах надо нарастить возможности преподавания китайского языка и китаистики. я склонен думать, что вот сейчас в условиях, когда и английского-то языка мы не усвоили, национальным приоритетом должно стать освоение не одного, а уже двух языков – английского и китайского. И соответственно освоение культурных, правовых и иных пространств этих двух сверхцивилизаций, между которыми в настоящий момент Россия и оказалась (Евгений Колесов, независимый аналитик, «Полит.ру»).
  • Языковая проблема существует, она очень серьезная, но она решаемая. Когда на рынке услуг появится такая потребность, я Вас уверяю, что преподаватели китайского языка из того же ИСАА, учитывая, сколько они там получают, пойдут работать в коммерческие фирмы, и разовьется китаеведение. Был бы спрос, это как раз саморегулируемая проблема (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции, г. Москва).

4.2. Рост китайского национализма и китайской национальной гордости

Большинство опрошенных экспертов отмечают крайне неблагоприятный для России диспаритет во взаимном восприятии китайцев россиянами и россиян китайцами. В России и среди населения, и даже среди образованной элиты до сих пор распространены представления о Китае как о стране, крайне нуждающейся в России и в ее высоких технологиях. Такое представление уже сегодня катастрофически расходится с действительностью.

О проблеме технологий будет сказано ниже, а здесь необходимо указать на отмечаемый многими экспертами рост китайского национального самосознания и национализма, которые будут усиливаться по мере роста экономической и военной мощи Китая.

  • Есть некий момент китайского высокомерия, который все больше заменяется у молодого поколения восторгом по поводу экономического китайского развития. В Китае в случае ухода от власти компартии, а этот уход рано или поздно произойдет, новая власть может оказаться очень либеральной по части экономической политики, может быть очень демократической по части политики внутренней, но это очень хорошо может сочетаться с великодержавной и националистической идеологией, что, скорее всего, и будет, то есть великодержавная шовинистическая внешняя политика. Может быть, она будет даже более идеалистична и фанатична с точки зрения тех, кому такая политика не нравится. Компартия все-таки очень прагматичную линию проводит, национальное величие хорошо, но постольку поскольку мы с этого имеем какие-то денежки. Следующее правительство посткоммунистическое может заинтересоваться национальным величием без всяких денег (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).
  • Существуют несколько пластов восприятия России в Китае. Они в общем умеренно негативные. Умеренно, но все-таки негативные. То есть, во-первых, есть память о России, восприятие России как империалистической державы. Это представления, уходящие еще к 19 веку. Во-вторых, есть какие-то скажем опасения, вызванные вообще тем, что Россия является большим и серьезным соседом, некая настороженность присутствует, плюс сочетающаяся с определенным высокомерием, потому что Китай в общем очень горд своими экономическими успехами. В России тоже имеется некоторое такое высокомерно-пренебрежительное, расистское, я бы сказал, отношение к Китаю (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).
  • Каждый китаец гордится своей страной, городится тем, что эта страна развивается по инновационному пути развития, причем это знают на всех уровнях (Роман Саяпин, директор консалтинговой фирмы «Окно в Китай», г. Пекин).
  • У нас к китайцам отношение как людям второго сорта, как к людям из развивающейся страны. Это настолько диссонирует с реальным положением вещей, что китайцам это даже в голову придти не может, что у нас такое положение вещей (Роман Саяпин, директор консалтинговой фирмы «Окно в Китай», г. Пекин).
  • К Китаю в России отношение, как к какому-нибудь Казахстану, как какому-то непонятному, какие-то там казахи китайские в халатах ходят, ездят там на велосипедах, едят рис палочками и вообще там бедные и отсталые, на самом деле мы с Вам имеем дело с совершенно другой ситуацией. Вся мировая экономическая ситуация, она идет к тому, что мир будет поделен на два больших лагеря, причем это не военное будет деление, а экономическое. Так вот весь мир будет поделен на две большие экономические зоны, произойдет экономический раздел мира. Одной частью мира будет командовать, руководить, это будет сфера экономических интересов Америки и примкнувшего к нему остального европейского сообщества, все остальное будет во главе с Китаем (Андрей Милов, независимый эксперт, г. Пекин).

Одновременно с ростом собственной национальной гордости у китайцев происходит переоценка восприятия России, причем в неблагоприятном для россиян направлении. Ныне Россия воспринимается как неупорядоченная страна, страдающая от собственных внутренних проблем и обладающая огромными, но практически не используемыми природными ресурсами. По словам эксперта Юрия Лебедева, из прежнего “старшего брата” Россия в восприятии китайцев превратилась “в нуждающуюся в опеке младшую сестру”, что нашло отражение в иероглифическом отображении России в китайской письменности.

  • Китай идет вверх, а мы катимся вниз, и скоро мы будем просто не интересны, потому что там мы уже не будем ровней. Вы знаете, как произошла эволюция изменения, мы раньше были «старшим братом», а теперь небольшое изменение в иероглифах, обозначающих это сотрудничество, мы как бы являемся теперь такой «сестрой», о которой надо заботиться. Это мне специалисты по китайской иероглифстике объяснили. «Старший брат» остался в прошлом (Юрий Лебедев, Президент Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • И к России, к россиянам в Китае отношение несколько свысока просто потому, что Россия страна бедная и страдающая внутренними беспорядками (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).

Описанный взгляд китайцев на россиян усиливается незнанием и непониманием последними китайской культуры. Это затрудняет и в обозримом будущем будет затруднять достижение доверия между российскими и китайскими деловыми партнерами, что при прочих равных условиях будет вести к росту транзакционных издержек при экономических взаимодействиях.

4.3. Превосходство китайской стратегии переговоров

Ряд экспертов, хорошо знающих культурные традиции Китая, его дипломатическую и деловую практику, отмечают, что китайцы обладают глубоко заложенными в их культуру стратегиями ведения переговоров, которые позволяют им достигать значимых дипломатических и торговых побед. Важными аспектами этих стратегий являются алгоритмы изматывания противника, оказания на него психологического давления, дезинформация и обман, а также множество других приемов, которые эксперт Евгений Колесов назвал “макиавеллевской тактикой” или “школой политического цинизма”, входящих в состав традиционной китайской философии.

Вполне очевидно, что китайскую стратегию переговоров нельзя сводить к чистому обману и “надувательству”. По выражению эксперта Елены Велиховской, у китайцев есть своя сложная (и непонятная россиянину) этическая система, а также ритуалы переговоров, которым они, в общем, следуют.

Проблема, однако, состоит в том, что современный россиянин абсолютно не знаком с этой стороной китайской культуры, не знает и не понимает ее. Кроме того, культура ведения деловых переговоров в современной России вообще чрезвычайно низка. Никакой собственной “философией переговоров” российская культура в настоящее время не обладает. Это влечет за собой весьма неблагоприятные последствия: в бизнесе не реализуются многие потенциально возможные сделки, а в политике, по мнению ряда экспертов, Россия проигрывает Китаю дипломатическую кампанию, ведущуюся на протяжении последних лет.

  • Когда наши бизнесмены просят у меня консультаций, я всегда говорю: «Ребята, если хотите познакомиться с китайцами, я вас познакомлю, только не говорите с ними на первой же встрече о деньгах». Наши обязательно начинают говорить о деньгах. А китайцы это не воспринимают. У них сначала доверие, а потом деньги. Ну как бы с одной стороны должен быть выстроен алгоритм взаимоотношений, который им понятен и, так сказать, приятен. А с другой стороны, нужно достаточно жестко отстаивать свои интересы. А с нашей стороны не делается ни того, ни другого(Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Россияне, которые бизнес ведут с китайцами иногда не дают себе труд заглядывать в какую-то литературу по культуре Китая и тому подобное. Все зависит от подготовки наших бизнесменов. Понимаете, в принципе, бизнес – это же не детский сад, готовиться нужно к любой сделке, к переговорам даже с европейским партнером, а с китайским партнером – так это надо готовиться особенно тщательно, это несомненно и совершенно точно (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Безусловно, есть некая специфика ведения переговоров в Китае. Традиционно, китайцы – одни из самых сильных переговорщиков. Накладывается традиционный китайский менталитет. Желательно все-таки учитывать некую эмоциональную специфику, точно так же, как нужно ее учитывать при общении с представителями любой другой страны. Это относительно того, что российские бизнесмены практически не знают и не хотят учитывать китайские особенности при ведении бизнеса (Сергей Шилин, Президент Русского клуба в Пекине, г. Пекин)
  • Китайцы всегда морально готовы к очень долгим и изматывающим переговорам, это часть их национальной традиции. Вообще говоря, я думаю, что китайская традиция переговоров в настоящий момент в мировом масштабе как-то еще и не осмыслена(Михаил Копытин, независимый эксперт).
  • Китайцы, безусловно, очень сильные переговорщики. В этом надо отдавать себе отчет. И еще надо понимать, что в русской культуре и философской традиции искусство переговоров вообще не проработано. По крайней мере, так обстоит дело сейчас. К сожалению, я не знаю, как было до революции, хорошими ли переговорщиками были российские купцы. Допускаю, что были хорошими. Но в советский период, эта традиция оказалась совершенно разрушенной и, в итоге, на мой взгляд, культура ведения деловых и дипломатических переговоров в России находится на низком уровне, по сравнению с другими народами (Евгений Колесов, независимый аналитик).
  • Важный момент, который надо отметить в отношении китайской философии, это ее «макиавеллизм». То ли практицизм китайской философии, то ли жизнь на этих необъятных пространствах, привели к тому, что там и в деловой и в дипломатической практике на уровне философии, в общем-то, оказался силен элемент того, что мы в европейской традиции могли бы назвать этим понятием. Люди, знающие Китай и китайскую философию, хорошо знают, что знаменитый трактат Макиавелли «Государь» – это просто студенческий реферат по сравнению с проработками подобных вопросов в древней китайской философии. То есть, школа политического цинизма в китайской философии, в общем-то, очень развита, причем развита гораздо более серьезно, чем в европейской философской традиции(Евгений Колесов, независимый аналитик).
  • При работе с китайцами у меня у меня создалось впечатление, что китайский стиль переговоров – это гремучая смесь английского и индийского стилей. То есть китайцы, как англичане, изматывают тебя многочасовыми переговорами, цепляясь к каждой букве, но при этом, подобно индийцам, еще и пытаются тебя обмануть. Китайцы бывают очень любезными, но у меня создалось впечатление, что на переговорах любезный китаец – это опасный китаец. Впрочем, мой взгляд, наверное, упрощенный, потому что люди, специализирующиеся на Китае, находят с китайцами общий язык. У китайцев есть какая-то своя сложная и непонятная нам этическая система, которой они, наверное, в целом следуют. Но непосвященному человеку вести серьезные переговоры с китайцами трудно, надо все время быть начеку (Елена Велиховская, менеджер по внешнеэкономической деятельности).
  • Это просто видение разное. Всегда нужно стараться представить, что существует как бы стена между двумя сторонами, и всегда нужно стараться ее подвинуть. Потому что китайцы тоже будут стараться ее подвинуть. Вопрос в том состоит, где она остановится, эта стена. Этот вопрос зависит от напора каждой стороны. Один двигает ее от себя, и другой двигает ее от себя. И в каком-то моменте вот эти силы сойдутся в паритет. Если ты чуть-чуть ослабишь движение, то партнер тебя подвинет, если ты будешь стоять на своем, то очень велика вероятность того, что ты чуть-чуть подвинешься вперед, либо, во всяком случае, свое получишь. Есть такой момент, когда, казалось бы, все договорено, все головой покивали, все согласились на все, но контролировать нужно буквально каждый шаг. Потому что, если ты в какой-то момент успокоишься, то наверняка рука подвинется чуть-чуть дальше, и это будет в их пользу. Это такая логика, даже не ведения дел, а просто какого-то мировосприятия действительности (Ирина Уфимцева, независимый эксперт, г. Пекин).

4.4. Коррупционная активность китайцев

По общему мнению осведомленных экспертов, коррупция в Китае есть, но законопослушным людям и законопослушному бизнесу она практически не видна. В этом аспекте китайская экономическая среда разительно отличается от российской, где коррупция фактически является запретительной для законопослушного бизнеса.

  • Берут взятки только там, где действительно какой-то криминал чувствуют, где сделка не совсем чистая, не совсем законная. И берут, как это называется, «по чину». Это вот по моим личным наблюдениям. То есть, человек не наглеет, может быть, это я так на бытовом уровне сказал. Просто он как бы вот не берет, чтобы вот так «дай, дай, потому что мне просто деньги нужны». Там чиновник видит возможность для взятки только, если человек, который к нему пришел, сам создает для этого прецедент, то есть, если человек пришел какой-то криминальный бизнес делать действительно, то понятно, что какие-то деньги ему придется отдавать. Там, где есть какие-то нарушения, китайцы могут этим воспользоваться, хотя опять же гораздо в меньшей мере, чем в России, потому что за этим может последовать наказание очень жесткое, и уже не спасет ни должность, ни заслуги былые. То есть были случаи, когда просто на деньги партии создавали какой-то бизнес, деньги отмывали и, несмотря на высокие звания этих людей в Шанхае, их очень жестоко наказали за это, там дали очень много лет тюрьмы. То, что у нас Ходорковского посадили, для Китая это не особо удивительно. Там так: если ты действительно брал взятки, украл, то уже все, никто удивляться не будет, что этого человека посадили (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Понимаете, нельзя сказать, что в Китае вовсе отсутствует коррупция. Скажем так, иногда некоторые проявления коррупции и не воспринимаются как коррупция. Например, человеку нужно найти себе работника, предположим, найти секретаря. Скажем так, коррупция в современном Китае частично идет от сознания людей, что нужно сделать по знакомству. Это естественный императив поведения, который идет от традиционного Китая. Они зачастую даже возьмут человека неквалифицированного, не совсем подходящего к исполнению это должности, но просто им так спокойнее. Им этого человека рекомендовали. Таким образом, они одалживают своих знакомых, и они где-то могут этим сделанным одолжением воспользоваться, в другой ситуации (Ирина Уфимцева, независимый эксперт, г. Пекин).
  • В понимании китайцев взятка – это что-то такое, за что не стыдно сесть. В китайском понимании это должно быть что-то очень большое. Здесь, например, очень распространена такая взятка, как приглашение в ресторан. Но это настолько элемент китайской жизни, что как взятка и не воспринимается. Рестораном заканчивается любая сделка. Это просто одна из сторон жизни (Ирина Уфимцева, независимый эксперт, г. Пекин).
  • Например, в Китае тоже есть коррупция, но там, грубо говоря, если чиновнику дашь, то он сделает, а у нас, даже если кому-нибудь дашь, то он сбежит, а придет следующий и еще попросит. Так же нельзя действовать (Александр Лукин, директор Центра исследований стран Восточной Азии и ШОС).
  • В России, попадая во взаимоотношения с чиновниками, понимаешь, что лучше как-то неофициально заплатить, пойти в обход, только избежать всей этой волокиты и неприятного общения. В России сами чиновники как-то вот вынуждают им заплатить. В Китае ведь все очень просто. В Китае по законодательству наказывается не только проститутка за проституцию, но и клиент. Точно также наказывается не только тот, кто берет взятку, но и тот, кто дает взятку. Даже за предложение взятки последует наказание. Во всех присутственных местах в Китае висит табличка, которая означает «взятки предлагать запрещено». Я здесь ни разу не заметила, чтобы чиновники меня провоцировали на взятку (Ирина Уфимцева, независимый эксперт, г. Пекин).
  • Во-первых, в Китае есть абсолютно четкие правила, которые проще выполнить, чем нарушить, а потом иметь неприятности с законом, которые будут обязательно и для всех без исключения. Во-вторых, если бы Вы знали, сколько здесь получают, я имею ввиду в Китае, в таможне, в милиции. Им нет смысла, они очень дорожат своим местом работы, это очень хлебные, очень хорошие должности, им просто смысла нет. Здесь с этим очень строго, потом они же не враги себе, чтобы потерять такое место работы. Количество населения огромное, конкуренция идет, начиная со школы. Наверное, перегибы какие-то есть везде. Я знаю, что наши тоже пытаются какие-то товары в обход таможни переправить, разные виды продукции ведь разными налогами облагаются(Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

Тем не менее, Китай – это страна с многовековой историей коррупции, и китайцам отнюдь не чужда способность использовать там, где это возможно, коррупционные сделки для достижения своих целей. На территории России китайцы активно используют коррупционные средства ведения дел.

В ряде случаев коррупционная активность китайцев порождена вымогательством со стороны российских чиновников. В основном это касается малого бизнеса. Основная часть моральной ответственности за этот вид коррупции лежит на российской стороне.

  • Китайцы у нас в России сталкиваются и с вымогательством на нашей таможне, и пристальным вниманием милиции к ним. Китайским бизнесменам нередко приходится «договариваться» с нашими чиновниками (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г.Москва).
  • Таможенники настолько насобачились на этом всем промысле, что для того, чтобы взять с китайца, они не применяют даже ни одного слова. То есть процесс имел место быть, им все положили, что положено, причем он даже ничего не произнес, вообще никаких улик. Схема отлажена до уровня бессловесного контакта. Все всё понимают, мигнул, кивнул головой и так далее и тому подобное (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • В основном и китайцы, и русские боятся нашей, русской, таможни (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  • Возьмем милиционера, который занимается миграционными вопросами. Ему сегодня китаец заносит пятьдесят долларов, он ему делает какое-нибудь разрешение или карточку. Проблемы у китайцев в России такие же как и у любых других предпринимателей.. Здесь их либо милиция «крышует», либо еще кто-нибудь (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).

Однако, по мнению ряда экспертов, существуют и иные, причем значительно более значимые сферы, где коррупционная активность китайцев является их собственной инициативой. Это происходит как в бизнесе, так и в политической сфере. (Оговорим, что речь идет не об установленных фактах, а о мнениях экспертов).

  • Китайцы охотно дают крупные взятки, причем не на уровне рядовых исполнителей, а на уровне высокого руководства. Например, когда я услышала, что яблочный концентрат для производства соковой продукции в Россию в больших объемах везут из Китая, мне стало очевидно, что в этом контракте не обошлось без крупных “откатов”. Потому что яблочный концентрат хорошего качества есть и в самой России (в Краснодарском крае), и в Польше, которая находится совсем рядом. (Елена Велиховская, менеджер по внешнеэкономической деятельности).
  • Китайцы пытаются получить выход в Японское море через, там есть такая река, где подходит китайская граница, Туманная называется. Они хотят получить разрешение на прокладку железной дороги и получение коридора на базе долгосрочной аренды, концессии и так далее. И готовы платить миллиарды долларов за это, потому что это даст возможность им сократить поставку товаров в Японию, а главное, почему они к этому стремятся, они хотят получить обходной путь и воссоздать так называемую шелковую транспортную ленту. И для того, чтобы обойти, значит, наши транспортные Транссибы и БАМы, они как раз и должны пробить вот эту вот ситуацию там на взятках или еще на чем. Пока Путин отказывается и правильно делает. Но шансы у них, конечно, есть, если они аккумулируют взятки там 200-300 миллионов долларов руководству, то есть они пробили такую же ситуацию, значит, в районе Астрахани. Там получилось зацикливание маршрута железнодорожного из Пекина на Ближний Восток и в Европу. И это одна из стратегических китайских целей – воссоздание шелкового пути. То есть, вот эти транспортные артерии железнодорожные на повышенных скоростях должны идти, таким образом, минуя Россию. В наши интересы это не входит, но дело в том, что вот там коридор им разрешили, под Астраханью, там были данывзятки большие. Вот, и я думаю, что таким же образом на взятках будет пробита ситуация на Тумангане (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).

В свете названных фактов некоторые эксперты склонны подозревать формирование в России коррупционного прокитайского политического лобби, действующего в ущерб интересам России.

  • Если Жириновский, в июле 2005 г. вернувшийся из Китая, заявил, что раньше он видил китайскую угрозу, а теперь больше ее не видит, то ясно, что здесь дело не обошлось без политической взятки. И это еще довольно безобидная взятка, потому что она у всех на виду. Теневые взятки могут быть гораздо серьезнее. Брали же высшие российские чиновники политические взятки у Ирака. Это теперь всему миру известно. Конечно, иракские взятки не были так опасны для нашего государства. Мы лоббировали их интересы, но американцы все равно сделали по-своему. Кто-то из чиновников заработал на иракской нефти и ладно. Тот же Жириновский тоже заработал. Но с китайцами все намного серьезнее. (Евгений Колесов, независимый аналитик, «Правда.ру»).
  1. Анализ рынка инновационной продукции

Возможность России продавать Китаю инновационную продукцию и продукцию высоких технологий часто рассматривается как “козырная карта” России, альтернатива сырьевой направленности ее экспорта. К сожалению, экспертный анализ этой проблемы не подтверждает на сегодняшний день наличия такой альтернативы.

Крайняя ограниченность возможностей России создавать инновационную и высокотехнологичную продукцию, как для собственного, так и для внешних рынков, является исключительно внутренней проблемой России, одним из факторов ее неконкурентоспособности в международной экономической среде. В своей основе эта проблема никак не связана с Китаем или какой-либо еще внешней страной.

Причины такого положения дел будут проанализированы ниже. При этом данные экспертных интервью, полученных в рамках данного проекта, будут дополнены экспертными интервью, полученными в рамках другого исследовательского проекта – оценке состояния научных институтов Российской Академии Наук.

5.1. Отсутствие в России разработок, пригодных для промышленного внедрения

В советское время фундаментальная наука, за исключением той, которая была связана с военно-промышленным комплексом, фактически не имела практических выходов. Внедренческая цепь, состоящая из звеньев: фундаментальные разработки – прикладные разработки – опытно-конструкторские разработки – серийное производство – продвижение на рынок, обрывалась на первом звене, не имевшем никакого продолжения.

Катастрофическое обрушение российской фундаментальной науки в постсоветские годы во многом вытекает из этого обстоятельства.

По свидетельству экспертов, в настоящее время, за очень редкими исключениями, Россия не располагает прикладными и опытно-конструкторскими разработками, не говоря уже об опытных образцах, внедрение которых было бы интересно Китаю или какой-либо другой стране.

  • У нас примерно сегодня так: ну, процентов десять – это разработки, готовые к использованию, а девяносто – это разработки, которые завершились только ниокровским отчетом. Даже нет там еще опытной установки или прототипа, то есть их нужно доводить еще (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г. Москва).
  • У нас нет высокотехнологичных и прорывных технологий. У нас просто уже нечего покупать. А в плане хай-тека вообще покупать нечего (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • У нас наука не носит прикладной характер и не переходит именно в инновационный сектор – это уже да, действительно, это наша серьезная проблема (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • У нас есть, что предоставить Китаю, но проблема заключается в том, что у нас есть интересные разработки, но нет денег на их внедрение их внутри страны (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).

5.2. Российские фундаментальные научные заделы не являются в Китае продаваемым продуктом

Российские фундаментальные научные заделы являются результатом очень крупных (порой огромных) прошлых инвестиций, но сами по себе они представляют собой очень специфичный продукт, почти не имеющий рыночной стоимости. При отсутствии необходимого дополнения в виде внедренческих разработок этот продукт зачастую вообще не может найти себе покупателя или спонсора. В некоторых, более благоприятных случаях этот продукт может быть встроен в ведущиеся в разных странах мира фундаментальные научные работы через систему грантов и иных форм контрактации с учеными. Необходимо отметить, что таким способом достигается возможность продолжения научной деятельности отдельных ученых, но не значимый экономический эффект для России.

Китай, в отличие от стран Запада, не практикует систему международных научных грантов, поэтому данный способ сотрудничества с Китаем для многих российских ученых фактически закрыт. По свидетельству экспертов, Китай проявляет интерес к двум типам научных разработок:

– имеющим перспективу промышленного внедрения;

– имеющим значение для военных разработок (либо сочетающих в себе оба критерия).

  • Мы для них можем быть интересны только в плане вооружения, это основной момент на сегодняшний день, это, несомненно, наше вооружение, наши танки и, может быть, еще оборудование для атомных электростанций (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Сохранились же у нас две главные позиции – это экспорт продукции атомной энергетики, оборудование для атомных электростанций, и некоторые виды военной техники, прежде всего, военные самолеты и некоторые виды судов, ну там есть кое-что еще (Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • Пока мы интересны Китаю, но в очень узком секторе. Например, самолетостроение, но то, что скажем можно, уже делается. Скажем, заводы в Сиане работают по советским технологиям, то есть Сухой и так далее и так далее и так далее. А надо бы было по идее, если сами не можете, впустить их на МИГовские заводы, на МИГовские КБ и создавать совместные, так сказать, проекты, раз нас не пускают в другие места. Вот. Ну, и, конечно, Туполев – нужно было давно его объединить и сделать совместным проектом с Китаем. Тогда бы они не покупали бы «Боинги» у американцев и не тратили бы на это миллиарды долларов (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • В Китае новые производства, они там с иголочки все и куплены на Западе, это Германия, Франция, Великобритания, очень много Америка. И вот здесь у них интерес к нам очень большой. Почему – потому что они понимают, что хотя они закупают, вообще говоря, самые такие передовые технологии и с очень таким современным оборудованием, но сегодняшняя технология, она больше там пяти-шести лет не живет. А дальше что? Дальше им что, опять идти и просить большие деньги, причем они и покупались за очень приличные деньги все. И вот здесь они хотели бы с нами войти во взаимодействие с тем, чтобы поддерживать устойчивую работу вот этого сегмента промышленности (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского Технопарка, г. Москва).

Российские фундаментальные научные разработки, даже если они находят спрос со стороны китайских или иных покупателей, покупаются очень дешево, фактически по цене заработной платы соответствующего ученого. При этом ни у российского государства, ни у российских экономических субъектов зачастую в принципе нет правовой возможности потребовать оплаты прошлых инвестиций или доли в будущих прибылях. Если же такие правовые возможности есть, реализовать их на практике чрезвычайно трудно – особенно в Китае, где покровительственное отношение к пиратскому копированию чужих технологий отчасти возведено в принцип государственной политики. В результате фактически осуществляющийся переток российских научных достижений в Китай (равно как и в другие страны мира) осуществляется почти бесплатно и в лучшем случае способствует профессиональному выживанию некоторых российских ученых (часть из которых перестает быть российскими).

  • Китай немалые ресурсы выделили на то, чтобы привлечь максимально дешевую для них интеллектуальную собственность или какие-то даже разработки, там необязательно даже интеллектуальная собственность, а скажем там научно-технические разработки из России. Китайцы платят, пусть небольшие деньги, но результаты международной деятельности, созданные по договору, принадлежат в этом случае китайской стороне (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • Очень неплохие разработки перекочевывают вместе со специалистами на какое-то время на китайскую территорию. Специалистам создаются действительно нормальные, очень хорошие условия для работы, зарплата там и так далее. Но только специалисты эти, как правило, достаточно мало понимают в цене этой интеллектуальной собственности и своих научно-технических разработок. И в итоге она достается китайцам как бы по себестоимости. Не по рыночной стоимости, а по себестоимости. Причем себестоимость не очень высокая, так как порадовать наших разработчиков можно и не очень высокими зарплатами, даже с китайской точки зрения (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • Китай закупает довольно много российских технологий, но в то же время нужно сказать, что множество сделок вот таких с Китаем совершается, опять же по внутренним российским причинам, не в пользу России. То есть, как бы продается технология частным образом, там за взятки, совсем не за те деньги, за которые можно было бы эту технологию продать. Нет как бы в этом вопросе четкой государственной политики, нет какого-то государственного фонда по продаже технологий. Китайцы просто по-тихому приезжают на разные заводы, предприятия, институты научные и пытаются там по дешевке договориться лично с какими-то деятелями, с какими-то учеными, их переманить к себе, закупить из разработки. Какой-то государственной политики и государственной поддержки этого сектора нет. Понимаете, вот в этой области государство должно установить как бы правило, реальную монополию полезную, сказать, что мы продаем технологию, но с определенными условиями, чтобы на нашей территории или в Китае предприятие возникло какое-нибудь, а не просто продали что-то, деньги поделили. Бывает так, что у нас что-нибудь изобретут, а потом в Китае или в другой стране начинается производство, а у нас нет денег на производство, никто не выделил. И ни Россия, ни наш изобретатель ничего не получают(Александр Лукин, директор Центра Исследований стран Восточной Азии и ШОС).
  • Конечно, существуют попытки, не всегда, но они довольно часты, это попытки эти технологии, как бы так сказать помягче, заиметь не совсем официальным путем(Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).

5.3. Китай обгоняет Россию по уровню своего научного развития

В 50-е годы ХХ века Китай был действительно отсталой страной, и СССР намного опережал его в научно-техническом развитии. К сожалению, среди россиян этот стереотип отчасти продолжает существовать до сих пор, хотя в настоящее время он уже не соответствует действительности. Все эксперты говорят о том, что Китай стремительно превращается в одну из ведущих научных держав мира.

  • По сравнению с тем, как преуспели китайцы в области высоких технологий, в области иннвоаций, мы, конечно, сильно отстаем (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • Во многих направлениях Китай нас на сегодняшний день опережает в плане инноваций. Это, прежде всего, биотехнологии, электроника, многие виды машиностроения. И нам, безусловно, есть, что позаимствовать в плане инноваций у Китая (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • Китай скоро удивит мир как научная держава (эксперт Ю., российский физик, выпускник МГУ, работает в Институте теоретической физики Кельнского университета. Цитата из книги «Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных фондов, на примере Фонда им. А. Гумбольдта», М., 2005).

Специфика научно-технического развития Китая в сравнении с Россией состоит в том, что в последние десятилетия Китай в приоритетном порядке развивал не фундаментальные научные заделы, а создавал передовые инновационные производства, опираясь на научно-технические достижения других стран. Фундаментальные заделы до последнего времени в Китае заметно отставали. Этим объясняется тот факт, что, по мнению многих экспертов, в России до сих пор существуют научно-технические заделы, потенциально представляющие интерес для китайцев (равно как и для других стран мира). Однако реализовать с пользой для себя Россия этот потенциал практически не может. Главные причины этого состоят слабом развитии прикладных разработок и в отсутствии институциональных механизмов привлечения инвестиций в развитие НИОКР на базе имеющихся фундаментальных заделов.

  • У нас Россия отличается тем, что у нас огромное количество результатов интеллектуальной деятельности находится на складе готовой продукции. Склад забит просто интеллектуальной собственностью. И наука по-прежнему увеличивает эти складские запасы, неликвидные постольку, поскольку нет национальной инновационной системы. И они будут неликвидны (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • У нас отсутствует финансовая инфраструктура, которую можно использовать для инновационного бизнеса вообще. За исключением редких зарубежных фондов и совершенно единиц некоторых отечественных, которые опять-таки работают не на завершающем цикле инновационном (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • Если грамотно построить политику, а сейчас еще есть шанс в российско-китайских отношениях, то можно привлечь инвестиции китайские в национальную инновационную инфраструктуру, если объявлять о том, что мы ее создаем (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • Если мы хотим этот рынок осваивать, то, к сожалению, нам практически все с нуля придется выстраивать. Выстраивать с нуля некую инфраструктуру, выстраивать систему государственной поддержки или государственных гарантий (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского Технопарка, г. Москва).
  • У нас в России существует крупная проблема, которая не решается десятилетиями, – это проблема интеграции науки и производства, отсутствие отлаженного инновационного процесса(науковед, Москва, интервью).
  • Наука, которая отделена от инновационного процесса, обречена на умирание. Для выживания фундаментальной науки это просто необходимо (физик, Москва, интервью).

Важно отметить сложившийся в Китае крайне негативный имидж России как делового партнера в области инновационных проектов.

  • У китайцев к нам отношение в том плане сложилось, что мы очень ненадежные партнеры. И тоже у них много оснований для этого существует. Я просто длительное время, лет шесть, был сопредседателем рабочей группы по коммерциализации технологий, была такая между двумя министерствами, и знаю примерно ситуацию, когда, скажем, мы им такие разработки впаривали, я извиняюсь за это слово, которые были абсолютно не судоходными. Эти годы были, когда мы так, лишь бы что-то заполучить, поэтому мы такими эпитетами расписывали – «единственное», «неповторимое», «самое лучшее в мире», на слова мы не скупились, и нам доверяли, а в итоге получалось так, что эта разработка, мягко говоря, совсем не та, что мы им расписывали. На практике это не подтверждалось (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г. Москва).
  • Но вся беда в том, что у нас очень мало технологий высокого, действительно высокого уровня. У нас, знаете, у нас некий такой был миф, что технологии на Запад не спихнули, ну, уж Китай с руками оторвет (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).

По мнению экспертов, если ситуация не изменится в течение ближайших 5 лет, в России практически не останется научных и технологических заделов, представляющих интерес для других стран мира, включая Китай.

  • Мы сейчас стоим, а поезд уходит. Через три-пять лет и уж точно через семь-десять лет все, что накопила Россия, там в советский период и вопреки системе после перестройки, львиная доля этого будет не нужна и никому. И я понимаю, что мы в этом плане катимся не просто на обочину, а в канаву (Юрий Лебедев, Председатель Российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • В Китае сейчас все наоборот, потому что самый такой высоко динамичный рынок, самая высокая конкуренция, поэтому нужны высокие технологии. Мы здесь опоздали (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г. Москва).
  • Вопрос об инновационном рынке – это вопрос несерьезный. Рынок этот развивается со страшной силой во всем мире, но только не для России. И нет оснований полагать, что в ближайшее время будут сделаны какие-то шаги в этом направлении. Вот была хорошая ниша – оффшорное программирование, у нас же очень сильные программисты. Мы эту нишу упустили, и Индия, которая, собственно говоря, к программированию имела косвенное отношение, но своевременно начала разрабатывать и проводить нормальную государственную политику в этом отношении, захватила весь этот рынок. Нам там ничего не осталось. Примерно то же самое и в других направлениях. Нет этого рынка инноваций. Поэтому здесь влияй – не влияй, ноль на что не умножай – все равно ноль получится (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Ввиду того, что у нас научно-техническая сфера пребывает в таком затухающем состоянии, я не могу сказать, что в ближайшее время инновационный рынок будет быстро и активно развиваться, что мы очень интересны Китая именно в этой сфере. У нас этот рынок, к сожалению, затухает. То есть, есть неожиданные какие-то всплески, но в целом эта тенденция сейчас такая (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).

5.4. Проблема поставок в Китай научной и технической продукции военного назначения

Специфика российских научных заделов в военной области состоит в том, что эти заделы в свое время были доведены до стадии промышленного внедрения и серийного производства.

Как известно, Китай является крупным покупателем российских наукоемких вооружений, причем закупка именно российских вооружений зачастую была для Китая безальтернативной в силу запретов, установленных в США и странах ЕС.

Наряду с закупкой самих вооружений, Китай является активным покупателем технологий и фундаментальных научных заделов, имеющих военное значение. При закупке этой продукции Китай там, где это возможно, использует “серые” схемы, зачастую на много порядков снижающие стоимость покупок. Однако, необходимо отметить, что использование китайцами “серых” схем осуществляется не только в инновационной сфере, а является общей практикой ведения ими дел на российской территории (т.е. является проблемой России, а не Китая).

Стратегическая линия Китая состоит в том, чтобы создать собственный национальный военно-промышленный комплекс, конкурентоспособный по отношению к США и странам НАТО. С этой точки зрения закупка Китаем готовых вооружений преследует цель не только оснащения своей армии, но и заимствования технологий с целью последующего их освоения и развития.

Как и в ряде других вопросов, приходится констатировать, что вопрос о приемлемых для России формах военно-технического сотрудничества с Китаем не проработан в экспертном сознании. Точки зрения экспертов отличаются «непроговоренностью», противоречивостью, большим количеством смысловых и логических «лакун».

В экспертном сознании существует точка зрения о недопустимости продажи Китаю оружия и военных технологий.

  • В этом смысле самым безумным действием нынешней российской власти является накачка Китая оружием. Вот о подобных вещах в первых Государственных Думах задавался вопрос: «Это глупость или измена?». Я бы хотел сформулировать это именно так: это глупость или измена. Нет ничего более опасного для России, как накачивание Китая оружием, потому что некуда деть это оружие, кроме как направить его в сторону России, больше некуда (Владимир Каганский, независимый эксперт, г. Москва).

С другой стороны, по мнению многих экспертов, логика развития военно-промышленного комплекса Китая в обозримом будущем приведет к тому, что Китай перестанет быть импортером российских вооружений. Это может произойти уже в самом ближайшем будущем, особенно если страны ЕС снимут законодательные ограничения на поставку оружия Китаю.

Российские технологические и фундаментальные заделы военного или двойного назначения, если они не получат существенного развития, также в скором времени перестанут быть интересными для Китая и для других стран. Поэтому многие эксперты считают, что России следует развивать военно-техническое сотрудничество с Китаем, пока для этого имеется хоть какая-то возможность.

  • Можно сказать, что ни мы Китаю в этом плане не интересны, ни Китай нам. Вот сейчас эта история со снятием эмбарго ЕС на поставку военной техники в Китай. Почему она возникла – Китай у нас покупает практически любое вооружение – пока покупает. Но у нас нет высокотехнологичных и прорывных технологий. Скоро у нас просто нечего будет покупать. Другие страны нас вытеснят. В плане хай-тека вообще покупать нечего. У нас раньше можно было покупать разработки теоретические, а теперь и все теоретики уехали (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Здесь, кончено, сразу же возникает проблема секретности. Это вещь, о которой я постоянно говорю. Мы собаки на сене. Самым натуральным образом. Для чего нам эти вещи нужны, я не понимаю. Они через несколько лет все равно перестанут быть секретами и станут никому не нужны совершенно. Я абсолютно согласен, что нам нечего здесь секретить, абсолютно нечего(Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества).
  • Пока у нас еще имеются огромные возможности. В частности, в ядерной энергетике. Нужно приглашать китайцев работать в Дубне, приглашать китайцев работать на ядерных станциях и, я не знаю, в ядерных институтах. Это вполне возможно, но не реализуется. Дело в том, что никакой секретности давно уже не существует, никакой проблемы секретности давно уже нет. Если мы еще года два-три подождем, то вообще никому не нужны будем со своими секретами (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).

В последние годы в СМИ широко освещались уголовные процессы против российских физиков, якобы продававших Китаю научно-технические секреты военного или двойного применения. В отношении обоснованности этих процессов у многих экспертов возникают серьезные сомнения. Один из аргументов состоит в том, что довольно странно продавать Китаю новейшее вооружение вместе со всей технологической документацией, и одновременно преследовать ученых, передавших Китаю, пусть даже по “серым” схемам, те или иные технологические частности. Второй фактор сомнения связан с описанными в СМИ серьезными нарушениями процессуальных норм при проведении названных процессов. Наличие этих нарушений приводит некоторых экспертов к выводу, что эти дела являются в коррупционными или показными, а не вытекающими из стратегических интересов России. При этом эксперты отмечают, что продолжение практики таких дел приведет к закрытию в России многих фундаментальных направлений, которые пока еще имеют шанс сохраниться.

  • Все эти процессы, физики, экологи, проданные секреты, все ведь это как-то не очень хорошо сказывается (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Вот информация, когда обвинили, я просто знаю вот этого человека, он у нас в Харбине работал, в институте. Понимаете, я не думаю, что он открыл какой-то уж очень большой секрет китайцам. По-моему, это просто политический процесс, который был нужен России для каких-то целей. Это был Денисов. А потом прошла информация про Щурова. Я тоже его знаю прекрасно, у нас же здесь работали они все, в разных институтах. Я не думаю, что они какие-то секреты выдавали. Они работали вместе с китайцами, во-вторых, они развивают уже имеющиеся какие-то технологии. Просто в этом случае все связано с политикой. А это не идет на пользу развитию хороших отношений. Нам здесь было просто смешно, потому что мы прекрасно знали этих людей, причем почему-то выбрали именно этих людей, непонятно. Там ведь большие коллективы работали, там вообще одно время работало человек двадцать из России. А институт, где они работали, вообще построили русские в свое время. Так что непонятно, какие там секреты. В свое время здесь сто пятьдесят русских работало в этом институте. Честно говоря, было все это непонятно и неприятно (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  • Я думаю, что важнейшей задачей российских физиков сейчас является прекращение возмутительного балагана, который развели так называемые “правоохранители” вокруг Валентина Данилова. Его посадили на 14 лет (!) по абсолютно фальшивому обвинению, по страшному обвинению – это называется “измена Родине в форме шпионажа”. А на самом деле – это больше всего похоже на “соцсоревнование” между разными областными управлениями ФСБ за то, кто из них больше таких “шпионов” поймает. Подобных дел по стране как минимум полдюжины, но про остальные мы (физики) меньше знаем, потому что области науки другие. Людям науки пытаются объяснить, что место наше у параши. Дело настолько очевидно дутое, что очень многие люди, крайне далекие от политики, сильно разозлились по этому поводу (Михаил Фейгельман, заместитель директора Института теоретической физики им. Ландау, г. Москва).

В рамках настоящего отчета нет возможности давать правовую оценку описанным выше уголовным делам, однако правомерно (в соответствии с высказанными экспертами мнениями) ставить вопрос о том, насколько последовательной является политика России в отношении поставок в Китай продукции военного назначения, и насколько эта политика в разных аспектах соответствует интересам России. Этот вопрос требует концептуальной проработки.

5.5. Проблема создания в России конкурентоспособного инновационного сектора

Проблема сотрудничества с Китаем в области торговли наукоемкой продукцией и создания наукоемких производств связана не с Китаем, а самой Россией. Россия пока еще обладает передовыми научно-техническими заделами, но не обладает экономическими институтами, необходимыми для преобразования этих заделов в продукцию, предназначенную для реализации на рынках. Ключевым аспектом, от которого зависит все остальное, здесь видится создание схем инвестирования таких проектов.

Многие эксперты указывали в этой связи на огромное развитие в Китае технопарков и бизнес-инкубаторов, и на катастрофическое отставание в этой сфере России. Эта мысль является правильной, но отчасти технократической, поскольку данная проблема должна ставиться не в технической, а в финансовой плоскости.

  • Если говорить о ситуации с технопарками в России, если брать по международным таким нормам, по масштабу, по объемам, ну, я бы сказал, что есть три-пять, может быть, наберется, а в основном-то нет.. На начальной стадии развитие инновационной инфраструктуры, это любую страну Вы можете взять, все это создавалось с очень такой солидной государственной поддержкой. А у нас все эти технопарки скорее возникали не благодаря поддержке государства, а вопреки. Как, знаете, донкихоты, вот они это дело создавали. Это, конечно, самое главное препятствие(Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г. Москва).
  • У нас сейчас в России порядка 87-90технопарков. Из них реально работают, может быть, единицы. И то из тех, которые работаю, в инновационном бизнесе работают процентов на 10-15, для того, чтобы хоть как-то соответствовать понятию «технопарк». У нас их очень мало (Юрий Лебедев, Президент Российского Инновационного Консорциума, г. Москва).
  • В Китае действуют технопарки различного вида – от научных до промпарков, и образуют вот эти самые зоны развития новейших и высоких технологий Они сейчас переходят к понятию зона экономического развития Таких зон тоже очень много, гораздо меньше, чем технопарков, конечно, но несколько десятков существует. Среди них выделяются крупные зоны. Их там всего несколько, они уже специализированы по направлениям инновационного бизнеса. А начинали они вот таким вот массовым образом в провинциях, которые нужно было развивать, создавали инновационную инфраструктуру и через нее развивали промышленность. То, что и нужно делать любому государству, которое не хочет быть на обочине современной экономике. А мы туда на эту обочину упрямо бредем (Юрий Лебедев, Президент Российского Инновационного Консорциума, г. Москва).
  • У нас в России, по-моему, ни одного технопарка на сегодня нет, у нас только говорят, что вот они будут создаваться под Питером, в Нижнем Новгороде, в Иркутске. А чтобы показать – вот технопарк, такого у нас нет. Технопарк – это в принципе финансовый проект по большому счету, это инкубатор технологий, это венчурный проект, с другой стороны – это государственной важности дело (Леонид Орлов, руководитель Представительства Совета по развитию торговли Гонконга).

Эффективный инновационный сектор России, если он вообще имеет перспективу развития, должен ориентироваться не только на китайский, но и на другие международные рынки. Кроме того, этот сектор должен ориентироваться на создание продукции с высокой добавленной стоимостью, а не на дешевую распродажу фундаментальных идей.

С точки зрения международного партнерства российский инновационный сектор должен иметь универсальную направленность. Создание политических преференций (как положительных, так и отрицательных) для тех или иных стран, в том числе для Китая, противоречит интересам России. Вместе с тем потенциал сотрудничества с Китаем является огромным, и кооперация с ним способна дать мощный импульс для развития российского инновационного сектора.

5.6. Экспорт в Китай услуг российского высшего образования

Проблема экспорта в Китай услуг российского высшего образования примыкает к проблеме экспорта высоких технологий. К сожалению, по мнению опрошенных экспертов, а также согласно аналитическим материалам Рабочей группы ЦСР, российское высшее образование не пользуется в Китае высоким престижем. Причины этого очевидны. Многие отрасли российского высшего образования еще в советское время не были конкурентоспособными на мировом уровне. Ныне этот разрыв усилился и захватил ряд тех отраслей, которые раньше отличались действительно высоким научно-преподавательским уровнем. По свидетельству экспертов, российское высшее образование сильно деградировало и продолжает деградировать. Остановить этот процесс и сделать российское высшее образование конкурентоспособным на мировом уровне могут только институциональные реформы, обсуждение содержания которых выходит за рамки данного отчета. В сегодняшних условиях эксперты оценивают крайне пессимистично как само состояние российского высшего образования, так и возможность масштабного экспорта услуг этого образования в Китай (равно как и в иные страны).

  • Учиться в российских ВУЗах стало просто невозможно, потому что масштабы коррупции в системе высшего образования в России не только потрясают, но уже и сказываются на качестве высшего образования впрямую (биофизик, Потсдам, Фонд Гумбольдта).
  • Скорее учат хорошо, чем плохо, но иногда чувствуется формальный подход, для галочки. Если в процентах, то доля хороших преподавателей составляет процентов 50, процентов 30 – что-то такое в серединке, совсем плохих – 20процентов. Однако тенденция неблагоприятная (студент-психолог, второе высшее образование, Москва, интервью).
  • Нам сокращают часы за счет практических занятий, но в плане теории мы пока получаем все, а вот тем, кто собирается поступать в этом году, им уже будут сокращать и теоретические занятия, при этом очень сильно увеличивают цену. Такая коммерциализация в плохом смысле. Поэтому перспективы факультета видятся мне совсем нерадостными (студент-психолог, второе высшее образование, Москва, интервью).
  • Из-за качества обучения лично я сменил факультет, столкнувшись со всеми перечисленными проблемами в одном месте. А именно – плохое качество преподавания, поверхностная подача материала, сами преподаватели, что называется, не в материале, работают только за зарплату (студент экономического факультета, первое высшее образование, фокус-группа «Студенты», г. Москва).
  • В моем ВУЗе обучение совершенно отвратительное, потому, что многие преподаватели вообще оставляют желать лучшего, с точки зрения их собственных знаний, потому что русский язык и литературу преподает бывшая журналистка, которая пишет нередко с ошибками на доске, и сама неправильно излагает свои мысли (студент гуманитарного факультета, первое высшее образование, фокус-группа «Студенты», г. Москва).
  • Университет должен быть центром интеллектуальной жизни, а не просто конвейером по штамповке кадров. Этого нет, мы видим в высшей школе диссертационную науку. Ляпанье диссертаций, тем более, что сейчас это поставлено на коммерческом уровне. А наука, которая отделена от образовательного процесса, она попросту обречена (математик, Москва, интервью).

Вместе с тем обмен услугами высшего и иного образования между Россией и Китаем может иметь несколько иные цели, чем цели приобретения высшего уровня квалификации в области тех или иных дисциплин. Выше уже говорилось о том, что неизбежно расширяющегося сотрудничества Россия и Китай должны лучше знать друг друга, т.е. обладать кадрами, владеющими языками обеих стран и знакомыми с их социокультурными, экономическими, правовыми и иными реалиями, а также, не в последнюю очередь, личными дружескими связями.

В связи с этим необходимо ставить вопрос о широкомасштабном обмене студентами, а также о посылке российских студентов на обучение в Китай (в том числе по программам второго высшего образования, а также на платной основе).

  1. Факторы, препятствующие взаимным инвестициям

Согласно оценкам экспертов, взаимные инвестиции (из России в Китай и из Китая в Россию) в настоящее время очень малы, и находятся, по выражению одного из экспертов, «на точке замерзания».

Российские инвестиции в Китай не идут по причине очень высокой конкуренции с мировыми инвесторами, которые, как говорят эксперты, «стоят в очереди» со своими инвестициями.

Китайские инвестиции не идут в Россию по причине неблагоприятного инвестиционного климат, т.е. по той же причине, по которой в российскую экономику слабо идут инвестиции из других стран мира.

А. Российские инвестиции в Китай

  • Инвестиции из России в Китай? Туда же очередь стоит господ из хэджинговых фондов, из инвестиционных фондов международных. А во что там вкладывать? В производство вкладывать, так Вам и так произведут все, что надо под любым брэндом, под Вашим, под чужим, под каким хотите. Понимаете, если Вы «Дюпон», то для Вас Китай – это инвестиционно привлекательная страна, а если Вы – завод АЗЛК, то нет (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г.Москва).
  • В 2003 году в Китае было образовано, по-моему, если мне память не изменяет, 31 800 совместных предприятий. Причем это все высокотехнологичные предприятия. Но с Россией там буквально, ну, может быть, десятки. Вот из этих 31 800 предприятий только 8500 тысяч предприятий созданы при вкладе китайской стороны примерно 30-40%, а остальные примерно на 90% имеют иностранный капитал. Мы же когда пытаемся, скажем так, создавать там совместные предприятия, а китайская вся политика в области высоких технологий построена на одном – это занять свою собственную свободную рабочую силу – мы не готовы вкладывать, инвестировать такой высокий процент в совместное предприятие. У нас к тому же очень негативный инвестиционный климат, которого нигде, ни в одной другой стране нет. А мы на таких условиях, когда мы можем вложить туда свой капитал, мы на это пойти не можем, особенно научные организации, потому что у нас просто нет этого капитала. Мы чем довольствуемся? Мы вкладываем высокую технологию в уставной капитал, а по их законам это вложение может составить 35% максимум, а в первый год – только 20%. Вот мы с 20%, да еще сидим здесь в России, потираем руки и ждем дивидендов. А так, конечно, бизнес не делается. Поэтому в общем никакого такого реального бизнеса в области высоких технологий совместного практически не наблюдается (Николай Арзамасцев, Президент, Российско-Китайского Технопарка, г. Москва).

Б. Китайские инвестиции в Россию

  • Если говорить научным языком, то нам мешает недостаточно привлекательный инвестиционный климат. А это уже не вопрос двусторонних отношений. В принципе, что мешает – политическая нестабильность в стране, в России, коррупция на всех уровнях, в особенности на местном уровне (Александр Лукин, директор Центра исследований стран Восточной Азии и ШОС).
  • В Китае очень большие золотовалютные запасы, в связи с чем нам было бы очень хорошо привлекать китайские инвестиции. Но ряд факторов мешает нам привлекать китайские инвестиции. В принципе, что мешает – политическая нестабильность в стране, в России, коррупция на всех уровнях, в особенности на местном уровне (Александр Лукин, директор Центра исследований стран Восточной Азии и ШОС, г. Москва).
  • Китайские инвестиции в российский высокотехнологичный сектор отсутствуют, находятся на точке замерзания, но это ведь связано не с нежеланием инвестировать в этот сектор российской экономики, а с его практически отсутствием или плачевным состоянием. Отчасти это очень сильно связано и с закрытостью этих высокотехнологичных отраслей, куда доступ иностранным экспертам, а тем более иностранным инвесторам до сих пор запрещен. Как мы видим, инвестиции идут в основном в сырьевые, так скажем, отрасли российской экономики, в ее добывающие отрасли, это касается не только нефти и газа, но также и рудных минеральных наших запасов. Ну, может быть еще деревообработка (Дмитрий Семенов, директор компании международных грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г.Москва).
  • Больше всего препятствий на пути китайских инвестиций в российскую экономику создает отсутствие правил, четких, абсолютно прозрачных правил на уровне законодательном со стороны России. Ну, например, сейчас единственная положительная вещь, которая в этой области свершилась, это 9 июня в первом чтении был принят закон об особых экономических зонах. Это вещь, которая может серьезно способствовать развитию вот этого инвестиционного сектора сотрудничества Китая и России (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).

Не все китайские инвестиции, с точки зрения экспертов, соответствуют российским интересам.

  • Инвестиции в нефтегазодобывающую отрасль, на мой взгляд, учитывая то, что запасов российских недр нефти и газа осталось на пятнадцать лет, может быть, по наиболее оптимистичным подсчетам, наверное, лет на двадцать, я думаю, что никакие инвестиций нам в эти отрасли не нужны. Потому что рост объема добычи нефти на 6-7%, по-моему, такие проценты называют, говорит о том, что мы достаточно успешно развиваемся в этом направлении и без иностранных инвестиций (Дмитрий Семенов, директор компании международных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • России, если мы хотим избавиться от роли «сырьевого придатка» Китая, которую фактически мы сейчас играем, необходимо создать условия для того, чтобы инвестиции шли, в первую очередь, в наукоемкие отрасли промышленности – производство оборудования, лекарств (где Китай традиционно силен), телекоммуникации (Сергей Шилин, президент Русского клуба в Пекине, г. Пекин).

Среди экспертов прозвучала мысль, что процесс активизации взаимных инвестиций может быть начат с обмена активами, который будет способствовать развитию деловых связей и взаимной «притирке» российских и китайских бизнес-структур.

  • Способствует обмен активами больше всего. Это на самом деле очень простой вопрос, взаимные инвестиции. Нужно дать возможность, так сказать, китайцам наконец что-то купить здесь и простимулировать покупку нашим бизнесом чего-либо там. У нас в России единственное, что можно купить, это нефтегазодобывающую компанию. Либо участки вот уже разведанные, либо еще не разведанные участки, месторождения, у нас больше покупать нечего. И второй момент – это торговые центры. Вот «Балтийская жемчужина» в Питере – это огромный прорыв в этом направлении, я даже удивился, что кто-то смог это сделать. А на данном этапе больше всего препятствует развитию взаимных инвестиций государственная политика России (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  1. Влияние таможни и пограничной службы на российско-китайский товарооборот

Таможня и пограничная служба, а также инфраструктурная обеспеченность российско-китайской границы с российской стороны сегодня являются острыми проблемными вопросами.

Эксперты выделяют два основных аспекта этой проблемы. Первый из них состоит в том, что российская таможня и пограничная служба коррумпированы.

Второй аспект связан с инфраструктурной неразвитостью российской таможни, пограничной службы и всей приграничной территории с российской стороны.

Коррумпированность российской таможни и пограничной службы проявляется в том, что из России в Китай они пропускает без пошлин и без регистрации большие объемы сырьевых ресурсов (круглый лес и другие), а также и запрещенные к вывозу биоресурсы дальневосточного леса.

  • Беспредел, который творят таможенники,учитывая глубокоэшелонированность их прикрытия коррумпированными властями и силовыми структурами – это главный дестабилизирующий фактор. Я оказываю услуги по поиску партнеров для сотрудничества в Китае для российских фирм и компаний. Очень часто мои российские клиенты, достаточно выросшие для прямого сотрудничества с китайцами, отказываются от работы напрямую, после того как им «прочистят мозги» на таможне. Белый импорт практически невозможен для малых и средних российских компаний. Таможенники прямо заявляют: «если сейчас все начнут после вас возить в белую – то что же мы кушать будем». Очень серьезная ситуация. (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Когда летом прошлого года Путин сменил начальника государственного таможенного комитета, Вы не представляете, что было. То есть, на три месяца все грузы встали просто. Да, представьте себе. Когда сменили начальника таможни недавно, ну вот буквально весной этого года в порту Восточном, там был огромный товарооборот контейнеров их Китая, этот новый таможенный начальник просто приехал и сказал: «Так, чьи тут контейнеры стоят? Я знаю, что все это серый импорт. Давайте так, вот все, кто сейчас стоит, по три тысячи контейнеров мне лично, после этого я их выпускаю». Естественно, все это говорится неофициально. На любой таможне Вы приходите, и там есть человек, к которому нужно обратиться, и он решит все Ваши проблемы. Так сказать, доверенное лицо, которое в курсах, что называется. Когда едешь из Гродеково или из Полтавки вот в Приморском крае со стороны границы в сторону Уссурийска, сплошь стоит зона коттеджей, шикарных коттеджей, как в Подмосковье, там трехэтажные, четырехэтажные со спутниковыми антеннами, с садами камней. Чьи все это сады и коттеджи? Таможни (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Российской таможней, российской пограничной службой создаются абсолютно искусственные, надуманные препятствия, что на приграничной торговле, что на таможне, это не имеет значения, создаются искусственные препятствия, чтобы решать эти вопросы исключительно путем коррупции. Вот это и есть основная проблема (Сергей Санакоев, Председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • Вы, наверное, слышали о существовании расхождений данных китайской и российской таможенных статистик. Откуда они берутся, что является причиной этого расхождения, совершенно понятно. Как только грузопоток достигает нашей границы, начинается увод части этого грузопотока в нелегальные схемы. Отчасти это связано и с тем, что наши таможенные органы нередко сами провоцируют на такой вот способ ведения дел (Дмитрий Семенов, директор международной компании грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • То, что у нас таможня берет большие взятки за оформление тех товаров, которые можно было бы оформить вполне легально и без всяких проблем – это общеизвестно. У нас все равно, даже если сделка чистая, все равно действует тот принцип, что «не подмажешь – не поедешь». Это исключительно на нашей, на российской стороне, на китайской таких проблем нет (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Лесной бизнес – это просто позорная вещь, вот для меня как для русского человека, который на это смотрит. Трудные времена у России, но просто так брать лес, рубить и вывозить его за 1000 долларов взятки с лесовоза, перевозить через границу. Что еще можно тут добавить? Борьба с коррупцией – это уже стало общим местом (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).
  • На Дальнем Востоке лес рубится сейчас по существу только китайцами, то есть здесь сейчас созданы китайские фирмы, которые вырубают этот лес. Они берут порубочный билет на 5000кубометров, а как бы под этот порубочный билет они вырубают и 8000, и 10000, и 15000кубометров. И все это вывозится в Китай за взятки (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Это не секрет, что в китайцах все видят источник доходов и пытаются их как-то «стричь», но эта проблема, насколько она решаема, я не знаю. Можно сказать, что такая проблема есть, но не призовешь же всех быть честными. То, что служебное положение используют в России на всех уровнях, это не секрет, в том числе это касается и таможенной службы, и пограничной службы российских. То, что скорость прохождения меньше именно на российском погранпереходе, чем она могла быть, это – вне всякого сомнения. С чем это связано – ответ на этот вопрос тоже абсолютно прозрачен (Владимир Портяков, заместитель директора Институт Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • Таможня просто кормится с китайцев. Таможенники настолько насобачились на этом всем промысле, что для того, чтобы взять с китайца, они не применяют даже ни одного слова. То есть процесс имел место быть, им все положили, что положено, причем он даже ничего не произнес, вообще никаких улик. Схема отлажена до уровня бессловесного контакта. Все всё понимают, мигнул, кивнул головой и так далее и тому подобное. Засечь их трудно, но естественно можно, было бы желание. Надо, чтобы этим кто-то занимался, чтобы их кто-то ловил. В таможенную академию тут конкурс громадный. Народ знает, куда идет и что с этого будет в итоге иметь. Ну, представьте себе, это ровная степь, по нашу сторону сплошной развал и голод, и вот стоит эта будка или здание, и лезут в руки живые деньги. О чем тут можно говорить? В течение последних двух лет была всего одна или две облавы, если так можно выразиться. Идет вывоз леса китайцами за бесценок. Идет нелегальный вывоз леса. И всего того, что в лесу растет и живет: те самые лягушки, женьшень, все, что можно. Металл вывозят, тоже нелегально. Целые горы металла. Это тоже все нелегально. Все, что вывозится отсюда китайцами, в подавляющем большинстве вывозиться нелегально. И при активном участии нашей российской стороны (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Сейчас господин Ванин, руководитель нашей таможни, заговорил о том, что надо наводить порядок. Так что не китайская это скорее мафия, а своя. Поэтому лучше и чужие статистические данные. А у китайцев и серый, и черный оборот учитывается. Второе обстоятельство – у кого какие цифры и каковы объемы – связано с тем, что китайцы научились заниматься у нас такими видами деятельности, до которых наши не додумались бы. Например – сбором икры лягушек. Она у них ценится очень. И они изобретательно выкачивают ее килограммами. Я не знаю, что они показывают на таможне. Но в тайге они живут сами по себе, скрытно. И заняты отдаиванием лягушек. Это очень суровый вид браконьерства, который аукнется нам (Виля Гельбрас, «Скитайцы», интервью «Новой Газете»).

Из Китая в Россию также ввозятся значительные объемы различных товаров (в первую очередь товаров широкого потребления), которые при прохождении через таможню декларируются по заниженной стоимости или вообще не декларируются.

  • Все проблемы замыкаются на уровне этого коррупционного интереса. Это абсолютно серьезная и единственная проблема на сегодняшний день. А что такое серые схемы на таможне? Это коррупция просто, вот и все, когда за взятки уменьшаются таможенные платежи (Сергей Санакоев, Председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • Дешевый ширпотреб, текстиль, обувь просто ввозят в обход этих таможенных постов, все равно в связи со всеми этими сложностями ввозят товар в обход этих существующих таможенных правил. И должного экономического эффекта эти таможенные правила все равно не приносят. Людям все равно удается ввозить эти грузы в обход, неформально договариваются с таможенниками, изменяют таможенные документы, сопроводительные документы, упаковочные листы, скрывается страна происхождения, достаточно много существует путей сокрытия, ухода от выполнения этих таможенных правил. Это чисто российский атрибут. Касается все это только российской таможни. Вроде бы все эти правила введены для пресечения незаконной деятельности, но она-то не пресекается, всегда находятся пути увода всего этого грузопотока в тень (Дмитрий Семенов, директор международной компании грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Китай – это черный нал, скажем так. Вот они берут тот или иной товар и начинается, как его можно привезти в Россию. Обычные схемы – это серые схемы. То есть, это что такое. По существу, ну, такая узаконенная контрабанда. Узаконенная с российской стороны (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Весьма часто у китайцев отсутствуют паспорт сделки, таможенные декларации, таможенные платежи, когда они оформляют экспорт. Существует до сих пор, на мой взгляд, совершенно неправильная, ненужная и преступная система так называемого карго доставки груза, серые таможенные схемы, называя вещи своими именами, которые представляют прямой преступный сговор между соответствующими таможенными и приграничными структурами двух стран, нашими, китайскими, транспортными компаниями и так далее (Андрей Милов, независимый эксперт, г. Пекин).
  • Я знаю, что наши тоже пытаются какие-то товары в обход таможни переправить, разные виды продукции ведь разными налогами облагаются. Для печатной продукции есть свои законы, даже если она абсолютно нормальная, то это все равно уже другая категория, не то, что там туфли. Стройматериалы тоже, какие-то другие виды продукции, допустим, лом и металл, они идут по-разному. Что дороже лом или металл? Соответственно не хочется платить как за металл, а лучше как за лом заплатить. У нас на китайской таможне все с этим очень строго, а на российской таможне всегда можно найти лазейку, китайцы этим весьма охотно пользуются (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

Многие эксперты высказывают мысль о том, что ликвидация “серых” схем провоза товаров через таможню без каких-либо дополнительных мер может в значительной мере способствовать запланированному на межгосударственном уровне росту товарооборота к 2010 году.

  • Тот товарооборот, который официальные цифры называются, это только белый товарооборот, а ведь еще и теневой товарооборот существует, который примерно столько же составляет, сколько и белый. Поэтому, если вывести его в белый, то он уже автоматически увеличится в два раза, товарооборот с Китаем (Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС, г. Москва).
  • Если вывести весь этот товар, попадающий в Россию по серым схемам – уже товарооборот увеличится в разы (Дмитрий Семенов, директор международной компании транспортных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Например, едут 40 физических лиц в Китай, каждый из которых декларирует на себя 50 кг различных товаров, итого это получается 2 тонны. Таким образом, это ввозится беспошлинно. Соответственно, не фиксируется как товарооборот, хотя, если мы посмотрим приграничные районы, например, Читинскую область, Дальний Восток, то там количество физических лиц, пересекающих границу, в год переваливает за 100000 человек, если это умножить на 50 кг, получим 5000 тонн грузов и товаров, которые на самом деле ввезены, но в товарообороте они не учитываются. Переведите этот неучтенный товарооборот в официальный, у Вас уже товарооборот повысится. Может, для начала надо посчитать реальное положение вещей, прежде чем товарооборот увеличивать на государственном уровне? (Дмитрий Микитченко, заместитель руководителя департамента промышленности и предпринимательства администрации Новосибирской области, г. Новосибирск).
  • Значительная часть китайских товаров поставляется в Россию по так называемым серым схемам неорганизованной торговли. Кроме того, часть товаров поступает в Россию вообще вне всяких схем и таможенного оформления, можно сказать, черным путем. И использование вот этих серых схем, некоторые называют это «народная торговля», мы предпочитаем это называть «неорганизованная торговля». Перевести эту «неорганизованную торговлю» в организованную – вот вам уже увеличение товарооборота (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).

Инфраструктурная отсталость российской таможни, пограничной службы и приграничной территории рассматривается экспертами как серьезный ограничитель развития торговли. При этом все эксперты отмечают разительный контраст между быстро развивающейся в инфраструктурном отношении китайской приграничной территорией и застойкой российской.

  • Самое главное – это необустроенность границы. У нас же там земля-то как бы не обустроена, нет инфраструктуры, это огромная проблема. Нет инфраструктуры, которая бы способствовала торговле. Нет инфраструктуры, нет обустройства элементарного на этих территориях (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции»).
  • У нас нет на сегодня ни одного пограничного перехода, который работает в двадцатичетырехчасовом режиме, кроме станции Даурия, где в двадцатичетырехчасовом режиме идут составы только грузовые. Люди могут переходить только вот в рабочее время. Второй момент – отсутствует сама инфраструктура этих переходов. Там реально нет нормальных условий. Ну, там реально проблема отхожих мест существует. Это, что касается российской стороны. А на китайской стороне все в полном порядке, там все хорошо, там вложены большие деньги в это (Леонид Орлов, руководитель Представительства Совета по развитию торговли с Гонконгом).
  • Должно быть адекватное развитие инфраструктуры с китайской и с российской стороны. Сейчас это неадекватно только с российской стороны, российская инфраструктура просто никак не развивается, а Китай наращивает на границе серьезные мощности. Когда мы говорим об инфраструктуре, то подразумеваем не только дороги, но и торговые центры, там банковский сектор, обслуживание, сервис всего этого. Это целая как бы система торговли (Сергей Санакоев, Председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • Есть вопрос состояния пограничных переходов с нашей стороны. Здесь просто нужна правильная постановка вопроса. Нужно хотя бы сделать так, как это сделано на китайской стороне, на это нужно выделить очень небольшие деньги, и, когда говорят сейчас широко об образе России, то образ России у нас начинается с погранперехода, а когда там нет, извините, ни туалета, ни здания нормального, где таможенники сидят, то там очень сложно что-либо дальше делать (Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • По поводу обустройства приграничной торговли с российской и китайской стороны приведу пример. У нас есть город Суйшэньхэ, а с другой стороны есть такой город Пограничный, это от Владивостока не далеко. Я же сама очень давно живу в Китае. Я была в тех краях в начале девяностых годов и была там совсем недавно. Так вот сейчас Суйшэньхэ – это огромный город, а в начале девяностых это были просто два села, там было ужасно. Вокзалы не отапливаемые, завязали в грязи, в общем все было ужасно. Так вот Пограничный и сейчас остался на том же уровне, а Суйшэньхэ – это огромный город (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  • Потом китайцы – очень грамотные ребята, они же уже подтянули инфраструктуру всю прямо к границам России, перешел через границу – у тебя на три года бесплатно площадь, офисная, льготы по налогам, бесплатные таможенный ввоз и вывоз, ввоз оборудования и вывоз продукции. Это со стороны Китая. У России ничего такого нет. В Китае льготы, инфраструктура, сбыт, огромный рынок, там все это есть (Юрий Лебедев, Президент российского инновационного консорциума, г. Москва).

Причины инфраструктурного отставания российской приграничной территории эксперты во многом связывают с тем, что по российскому законодательству обустройство таможенных и пограничных служб, а также строительство и реконструкция дорог относятся к государственному ведению и должны финансироваться из государственных средств, которых не хватает.

  • Если бы центр поддерживал бы в этом регионы, если бы напротив Хэйхэ была бы симметричная зона свободная экономическая зона безвизовая для китайцев, а напротив Манчжурии – такая же в Забайкальске, на этих двух зонах можно было бы сделать свободную таможенную зону. Вот там и нужно строить совместные предприятия, которые и не китайские и не российские. Сейчас мы их вынуждены строить на территории Китая. А у нас денег нет (Юрий Лебедев, Президент российского инновационного консорциума, г. Москва).
  • В дальневосточном контексте открытие одного пограничного перехода, еще одного – это огромные деньги. Это вопрос, который должен финансироваться федеральным центром. В то же время это вопрос, на котором сходятся интересы и местных элит, и бизнеса, и там околокриминальных элементов, и всего этого прочего (Леонид Орлов, руководитель Представительства Совета по развитию торговли с Гонконгом).

Проблема нехватки государственных средств на инфраструктурное обустройство приграничной территории представляется искусственной проблемой, решаемой в рамках практикуемого в России частно-государственного партнерства, при котором необходимые средства могут быть на законном основании привлечены из частного сектора. Решение этой проблемы носит, по сути, технический характер: она требует разработки и реализации комплексного девелоперского бизнес-плана, в рамках которого могут быть найдены источники покрытия затрат.

  1. Проблема китайской миграции и неформальный китайский сектор в российской экономике

8.1. Проблема качества китайских мигрантов

Количественный аспект китайской миграции на российскую территорию представлен в документах Рабочей группы ЦСР, поэтому в данном отчете он подробно анализироваться не будет. Отметим лишь, что, согласно всем имеющимся данным, численность китайцев, легально или нелегально находящихся на территории России на сегодняшний день, сравнительно невелика.

По исследованиям, проведенным Институтом Дальнего Востока РАН, число китайцев, которые проживают в регионе постоянно (легально и нелегально), составляет примерно 200000 человек, то есть 3-4% от 6 млн. населения.

  • На основе целого комплекса данных я пришел к выводу, что численность китайских мигрантов в России находится в пределах 200-450 тысяч человек. Численность китайских мигрантов в Хабаровске, Владивостоке и Уссурийске не превышает 10 тысяч человек. Если говорить о Хабаровском и Приморском краях, то в каждом из них может насчитываться не более 20 тысяч китайцев(Виля Гельбрас, «Россия в условиях глобальной китайской миграции»).
  • Это невозможно определить, потому что китайская среда – это плазма. Она постоянно увеличивается и уменьшается. Думаю, сейчас речь идет о полумиллионе и больше. Горячие головы говорят: 2-3 млн. Но это преждевременные цифры (Виля Гельбрас, «Скитайцы», интервью «Новой Газете»).
  • По разным оценкам на сегодняшний день на территории Дальнего Востока и Сибири проживает 390 000 китайских мигрантов, легальных и нелегальных (Игорь Мажаров, независимый аналитик, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Сейчас по разным оценкам всего 400000китайцев, всего!, по разным визам там, учеба, работа, жительство, понимаете, на территории России, из них львиная доля вернется в Китай, когда закончатся визы всякие учебные и так далее. Это 400000, включая нелегальных мигрантов (Роман Саяпин, директор консалтинговой компании «Окно в Китай», г. Пекин).
  • В декабре прошлого года российский министр Владимир Зорин опубликовал данные переписи, которые показывают, что 390000китайцев прибыли в страну без надлежащим образом оформленных виз. По другим оценкам, в действительности таких нелегалов в 5-30раз больше заявленной министром цифры. И это без учета тысяч китайцев, которые прибыли в Россию легально, иногда воспользовавшись такими уловками, как вступление в брак по расчету (Виктор Федотов, независимый аналитик, журналист, журнал «Дальний Восток», г. Хабаровск).

Качественный состав китайской миграции в Россию эксперты оценивают невысоко и даже отчасти негативно. По их мнениям, миграция в Россию идет в основном с северных территорий Китая, не развитых в экономическом отношении. Это необразованное и неквалифицированное китайское население. Миграция образованного и квалифицированного населения из развитых районов среднего и южного Китая практически отсутствует. Эксперты отмечает также, что среди китайских мигрантов присутствует криминальный элемент, скрывающийся от розыска в самом Китае.

Причины низкого качественного состава китайской миграции эксперты видят в плохом деловом климате и коррупционной обстановке в России.

  • Китаец, приезжающий к нам, в основном может расписаться. Умеет читать и считать. И еще – понятливый человек, быстро соображает на рынке. Крестьяне у нас – все-таки единицы в общей массе. Это люди, которых специально приглашают, для выращивания овощей, например (Виля Гельбрас, «Скитайцы», интервью «Новой Газете»).
  • К нам едут в основном китайцы из северных провинций. Северные районы и хуже, и беднее. Они выросли очень быстро, как грибы, когда началась как раз в начале девяностых вот эта вот торговля. Фактически они построили там целые города большими многоэтажными домами, это все чисто для обеспечения наших челноков, все вот под эту приграничную торговлю. Там есть гостиницы какие-то, пищевые точки, там что-то есть, они выращивают продукты, это все работает на нас, вот эти районы. Но вот там плохое качество, народ попроще и победнее (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Китайцы добавляют негатива еще и к общей криминальной ситуации в крае. Естественно, тут и наркотики, и порнобизнес. Понимаете, весь наркобизнес, порнобизнес, казино организованы при помощи китайцев. Безусловно, это есть. Ведь к нам-то идет какая миграция? Второсортная, нелегалы, люди, которые могут и в розыске быть, всякого хватает. весь этот уголовный китайский элемент, особенно если им там грозят большие сроки, уезжает к нам, тут несколько часов – и Россия, а в России им почва благодатная для их деятельности с нашим беззаконием и беспорядком внутри страны (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Особенности российского способа ведения бизнеса отталкивают представителей китайского крупного бизнеса от приезда и ведения бизнеса в России. И в то же время привлекают вот этих вот представителей китайской диаспоры, многие из которых вообще в Китае находятся в розыске, занимаются криминальными делами и так далее. А всякие негативные особенности организации бизнеса в России позволяют им и нелегально проникать на территорию России, Москвы, и заниматься торговлей, и даже заниматься криминальными делами, включая наркотики и так далее, там порнобизнес. Я бы Вам не советовал пытаться выйти на китайскую диаспору, хотя несомненно там бы Вы узнали много интересного для своего исследования. Не надо на нее выходить Вам в плане личной безопасности. Я, конечно, понимаю, насколько это лакомый кусок информации, но дело в том, что там все-таки небезопасно. Я советую Вам ограничиться теми официальными контактами, которые Вам предлагают (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию Гонконга, г. Москва).
  • К нам в Россию не тот китаец идет, солидный и серьезный, который сегодня во всем мире работает, а какой-нибудь такой, которого мы сегодня в России и имеем. Ведь путем всех этих «серых схем» мы, помимо всего прочего, еще и привлекаем несерьезный бизнес в Россию (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г. Москва).
  • Вот эта мафиозность везде и всюду, чиновничий беспредел, который у нас в России царит повсеместно, китайцы этого безумно боятся. Особенно боится вот эта вот китайская элита, серьезный бизнес. Китайская диаспора – это в основном такая, занимающаяся вот этим ширпотребом, не всегда даже легальным каким-то бизнесом, нелегалов среди них немало, то есть в общем, ну, не то, что нас с Вами в нашем разговоре интересует. Нас интересует хороший легальный бизнес, где все должно быть достаточно прозрачно. Представители китайского бизнеса, которые нас интересуют, они ведь стараются дистанцироваться от китайской диаспоры, которая живет в Москве и занимается этим ширпотребом и тому подобное (Николай Арзамасцев, Председатель Российско-Китайского Технопарка, г. Москва).
  • Китайская миграция в Россию будет продолжаться, причем миграция эта будет низкокачественная. Качественная китайская интеллектуальная высококвалифицированная миграция в Россию не идет, ей там просто делать нечего. Эта публика скорее поедет в Америку, а мысль о том, чтобы поехать в Россию их как-то вот не посещает. Вот эта вот квалифицированная миграция, программисты, ученые, даже просто квалифицированные рабочие, они, конечно, стремятся найти место для себя не в России. В Россию, поскольку низкий уровень зарплат, в том числе и у такого квалифицированного персонала, поскольку общая ситуация не очень спокойная, отторжение реально китайцев, слабая ассимиляция, то люди едут в основном торговать или заниматься неквалифицированным трудом (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).

8.2. Экономические ниши, занимаемые китайскими мигрантами

Существуют три основные ниши, заполняемые сегодня китайскими мигрантами: торговля ширпотребом, строительство и сельское хозяйство.

Наиболее развита сфера торговли, которую китайцы успешно развивают, выстраивая свои дистрибутивные сети, охватывающие не только Восток, но и Европейскую часть России.

  • Многие китайские крупные производители, которые в состоянии сами создать дистрибютерскую сеть в России (например, я знаю про такие товары: бытовая электроника, компьютеры, мотоциклы, эффективные биопрепараты), отказываются от своих планов до лучших времен, которые настанут в России (Игорь Мажаров, независимый аналитик, проект «Абирус», г. Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Вся наша приграничная торговля в Приморском крае сводится к тому, что наши отсюда едут в Китай, везут все это, эти огромные тюки, за сутки оборачиваются и здесь на рынках продают. У китайцев это вес естественно налажено лучше, чем у нас. У них там есть какие-то помогайки, которые помогают все это дотащить, упаковать все это барахло, это на китайской стороне. На российской стороне Вы такого не обнаружите. Но челноков этих здесь бесчисленное количество, все в Китай едут (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Импортные поставки тряпья в основном осуществляют сами китайцы, поскольку у них налажена схема, так сказать, подставных фирм и предприятий в России, то есть это русские физические лица, которыми владеют китайцы. Одни из них гонят лес и сырье, которые в России покупаются, а значит соответственно эти же фирмы, ну, владельцы этих фирм закупают тряпье такого самого плохого качества, которое они не загнали никуда и поэтому везут сюда, и получают с этого огромные прибыли (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • Первый пилотный проект в Москве – это торговый комплекс «Тьян-килонг» в начале Нового Арбата, вот если с Садового заезжать на Новый Арбат, помните, там еще глобус вертелся, потом там сделали торговый китайский супермаркет или китайский универсам. По идее там должно было продаваться все, начиная от кунжутного масла, специального соевого соуса и заканчивая гармошками китайского производства. Там, действительно, все это продавалось, но по ценам все это стоило там на уровне, я не знаю, там китайская техника высокого уровня стоила на уровне «Сони». Естественно, в коммерческом плане все это прогорело. Ну, как витрина, он просуществовал целых четыре года. Они в белую все проводили, все официально, естественно у них получалось в убыток себе работать. Вторым проектом был вот этот вот центр на Новослободской. Китайцы его построили на свои деньги, как чисто китайский торговый центр он тоже просуществовал недолго, потом они его реконструировали и сдают в аренду (Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).
  • У нас на сегодня в России существует два параллельных рынка игрушек. У нас есть игрушки совершенно дешевые, которые идут через приграничную торговлю, практически не таможась, и есть игрушки нормальные, которые продаются в «Детском мире» и еще в ряде серьезных таких заведений. Из-за того, что огромный идет вал вот этой дешевой игрушки, которая и небезопасная, и непрочная, нормальная цивилизованная торговля, она зачастую просто задыхается. То есть, если даже поговорить с нашими ведущими игрушечниками, там с «Сивма тойз», с «Гулливером», они скажут, что проблема эта никуда не исчезает и острота ее не снимается(Леонид Орлов, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга, г. Москва).

К строительным работам китайцев в основном привлекают местные власти на территориях Востока России. Здесь они играют примерно ту же роль и находятся примерно в том же положении, что и таджики в центральной России. В целом российские работодатели довольны работой китайцев.

  • Вообще китайцы очень много строят домов, они строят качественно, быстро. Вот китайцев приглашают в Россию для строительства. Они действительно очень хорошо, быстро и качественно строят. Даже в Чите, в Омске китайцы строят. А Благовещенск, там все новое построено китайцами (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  • Все говорят, что китайские рабочие строят нормально и не дорого. И выполняют работы для населения. Очень часто бывает ситуация, что называется, передают из рук в руки. Бригада у одних поработала, кто-то кому-то ее порекомендовал, что-то типа ваших московских гастарбайтеров, строителей (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Китайцев местные власти привлекают еще для ремонта фасадов своих администраций. Это тоже имеет место быть, каких-то серьезных городских зданий, но это, скорее всего, просто прямые договоренности, а не какие-то там проекты государственного совместного сотрудничества. Китайские рабочие работают, бригады китайских строителей. Больше я ничего не видела и не слышала(Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • У нас в Хабаровске очень много китайцев, они мостят мостовые (Екатерина, житель г. Хабаровск).

Сельскохозяйственная занятость китайцев на территории России невелика, хотя теоретически она может быть очень большой. На юге российского Востока имеется много пустующих земель, пригодных для развития сельского хозяйства, особенно на основе тех технологий, которые используются китайцами в Северном Китае. Развитие сельского хозяйства на территории Востока России силами китайских этнических общин могло бы решить проблему обеспечения продовольствием этих территорий. Сегодня на этих территориях продовольствие практически не производится и закупается по импорту в самом Китае.

Основная причина, по которой данное направление деятельности не получает распространения среди китайских мигрантов, является политика российских региональных властей, блокирующих доступ китайцев к земле. Такая политика мотивирована в первую очередь страхом перед китайской миграцией, как со стороны населения, так и со стороны самих местных властей.

  • Анализ статистики, сельского хозяйства показывает, что оно и так никакое, а ситуация еще и ухудшается. И возмещается все это вот этим китайским импортом (Евгения Антонова, социолог, г. Владивосток).
  • Есть такой страх у многих россиян, который активно раздувается российскими националистами. Это страх ползучей оккупации Дальнего Востока и Восточной Сибири, а там, глядишь, и Москвы китайцами. Хотя, скажем, в начале 20 века или в конце 19 века китайской прачечной никого в Москве удивить было нельзя. Есть ли такая опасность в реальности? Сколько китайцев может к нам приехать для того, чтобы наша страна утратила свой суверенитет и контроль над какими-то областями (Сергей Шилин, Президент Русского клуба в Пекине, г. Пекин).
  • Что же касается приезда большого количества китайцев, если мы не будем развивать Дальневосточный регион, я уверяю, что путем нелегальной эмиграции китайцев там будет гораздо больше. То есть лучше все это поставить на какие-то законные основания, контролируемые и нам нужно еще понять, что природа не терпит пустоты (Сергей Шилин, Президент Русского клуба в Пекине, г. Пекин).
  • Китайцы так и так сюда придут. Мы им сами отдадим этот Восток. Если земли пустые, если некому работать. Так и сейчас полно уже этих легальных и нелегальных, серых и белых, приток рабочей силы из Китая официальный характер имеет. Они работают на лесоразработках, в производстве овощной продукции, на всех черных работах (Роман Саяпин, директор консалтинговой компании «Окно в Китай», г. Пекин).
  • Российское население Дальнего Востока, составляющее сегодня около 6млн. человек, после распада Советского Союза уменьшилось более чем на 10% и будет и в дальнейшем сокращаться, если не наступит поворот в экономике, а это дает Китаю основания для предъявления претензий, что эта земля, которая нужна для выживания его неуклонно растущего населения, остается невозделанной (Виктор Федотов, независимый аналитик, журналист, журнал «Дальний Восток, г. Хабаровск).

8.3. Проблема заселения пустующих территорий российского Востока

Эта проблема тесно смыкается с геополитическими и геоэкономическими аспектами, которые были рассмотрены выше.

Реальность, очевидно, состоит в том, что Россия в течение обозримых десятилетий не сможет плотно заселить свои пригодные для заселения восточные территории и не сможет удержать их пустующими. В этой связи эксперты, так или иначе, обращаются к проблеме заселения этих территорий иными народами. Очевидно, однако, что с эмоциональной точки зрения этот вопрос является крайне болезненным, и только этим можно объяснить, что он, как и другие геополитические вопросы, оказался не “проговоренным” в кругу экспертов.

Логически возможные альтернативы состоят либо в заселении этих территорий китайцами, либо другими народами. Складывается впечатление, что, по крайней мере, некоторые эксперты считают заселение их китайцами более приемлемым, чем, скажем, мусульманами (пакистанцами и другими).

  • А какие альтернативы? Россия при нынешнем уровне рождаемости, куда деваться с подводной лодки? Во-первых, эту границу не закрыть, а если и закрыть, как вообще поддерживать это оставшееся минимальное количество работающего населения? Китайская миграция – это неизбежное явление. Во-первых, ее не прекратить, она нам просто нужна. И если уж говорить о других источниках этой миграции, к нам, извините, эстонцы не поедут с немцами. И если смотреть, то какой у нас выбор: либо Кавказ, либо Средняя Азия, либо Китай. Причем из Китая пойдет, конечно, эмигрант второсортный, но я думаю, что он по своему качеству, по своей законопослушности, по своей настроенности на работу и учебу, по своей несклонности участвовать в политических конфликтах, что очень важный момент, что китайская миграция не склонна влезать в политику и нести знамя Конфуция, в отличии о эмиграции из Ближнего Востока, которая служит питательной средой для достаточно экстремальных и идиотских идей. Китайцы стараются держаться пониже, потише и не связываться с властями станы пребывания и так далее (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).

Предложения о заселении российского Востока разными народами напрямую экспертами не обсуждались, однако в высказываниях некоторых из них звучала аналогия с Австралией, превратившейся в последние годы в мультинациональное общество, однако при сохранении доминирования англосаксонской культуры.

  • Аналогичная ситуация в Австралии. Там тоже, кстати говоря, очень много приезжих из Китая, но и очень много филиппинцев, вьетнамцев, кого угодно. Они не делают из этого трагедии. Они просто решают этот вопрос по двум направлениям. Во-первых, они приняли достаточно жесткие эмиграционные законы, чтобы не было нелегальной эмиграции. Опасен не приезд эмигрантов с другой стороны, опасен неконтролируемый приезд. Вот это вот опасно. Нелегальные эмигранты – это всегда проблема, вот это плохо. И второй шаг, который они сделали, это шаг по созданию мультинационального общества. Там китайцы, филиппинцы, англосаксы, русские, украинцы живут рядом, и у них нет страха, что кто-то приедет и вытеснит их. Они смогли воспитать общество таким образом, что ксенофобия в нем отсутствует. Нам рано или поздно придется идти по этому пути (Сергей Шилин, Президент Русского клуба в Пекине, г. Пекин).
  • Есть такая страна Австралия, которая довольно успешно все это дело использует. У них та же самая проблема, тоже пустынные земли огромные в середине континента, азиатская нелегальная иммиграция была. Они ее формализовали, сделали легальной, они ввели крайне жесткие законы за нелегальную миграцию – раз, а второе, что они сделали очень правильно и своевременно – они пресекли любое проявление межнациональной розни. Они фактически создали такое мультинациональное общество (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г.Москва).
  • Если бы удалось создать ситуацию как в Австралии, когда китайцы приезжают в страну и через некоторое время осознают себя австралийцами, видят, что ни в чем их не ущемляют, ни в чем из не дискриминируют, что они абсолютно такие же как все, в то же время на них бы оказывалось легкое, но ощутимое давление на предмет правил принятого в Австралии цивилизованного поведения, но с китайцами это не проблема, то через какое-то время люди воспринимали бы себя совершенно как граждане этой страны. И еще почему Австралия хороший пример, потому что в Австралии нет геттоизации(Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).
  • Мультикультурализм в Австралии является не только базовым государственно-политическим принципом. Это – важнейшая часть представления австралийцев о себе. Национализм и расизм здесь практически отсутствуют. Язык в Австралии один – английский. На нем общаются все (Татьяна Габрусенко, «О мифах мультикультурализма в Австралии», Русский журнал).

К сожалению, в оценке возможности реализации австралийского сценария на территории Востока России эксперты оказались скептичными.

  • В России я вижу рост русского национализма, в том числе в кругах, которые традиционно к подобной идеологии относились очень плохо. Это означает, что эмигранты будут восприниматься как чужаки, типа «понаехали сюда», а в лучшем случае к ним будут относиться терпимо. Для этого нужно создавать совершенно другую идею русской идентичности, в чем-то близкую к австралийской или новозеландской. Но так не получится, потому что в России действительно есть государствообразующий этнос – это русские. Нет, австралийская модель мне кажется как раз очень хорошей, но для России неприемлемой именно в силу вышеперечисленных обстоятельств(Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).
  • Можно и так решать, как в Австралии, если разницу не улавливают. Австралия – это отдельный континент, отделенный от Китая на расстоянии 4-5 тысяч морских километров, занятых морем. Внутри всего этого дела существует некая вялая каша благополучия, туда надо доплыть, там надо разместиться. Наверное, и этот плод упадет в руки главной тихоокеанской державы двадцать первого века. Но это будет происходить медленно, в соответствующем стиле, возможно, эта масса как-нибудь перемелется, возможно, там и будет некий этнический баланс и все такое прочее. Мы находимся не на расстоянии пяти тысяч морских миль, а на расстоянии нуля километров по суше, представляем собой ходячее неблагополучие. Вот разница. У австралийцев получилось, потому что они живут в Австралии, а мы живем в России, на бескрайних необжитых просторах с сокращающимся населением, которое вдобавок разорвано по идеологии и социальным ориентирам, уровню жизни и с которым вообще проблематичен консенсус на данном этапе или консолидация (Сергей Кургинян, политолог, президент общественного международного фонда «Экспериментальный творческий центр», г.Москва).

Тупиковость ситуации с демографическим освоением российского Востока, отсутствие у экспертов сценариев и предложений по этому вопросу может привести к тому, что в исторической перспективе этот вопрос решится сам собой наиболее вероятным способом, т.е. по китайскому сценарию. Если Россию этот сценарий не устраивает, необходимо прорабатывать альтернативы, которых пока в концептуальном сознании нет.

Необходимо также определиться с количественными и качественными параметрами потенциальной миграции, китайской или какой-либо еще.

Наконец, ввиду неизбежности роста миграции необходима разработка концептуальных подходов к определению политического статуса мигрантов, а также степени и способов их ассимиляции в русскую культуру и российскую государственность. Этот вопрос также оказался не “проговоренным” в экспертном сознании, поскольку в проведенном опросе прозвучали лишь единичные высказывания на эту тему. Все же создается впечатление, что эксперты склоняются к необходимости шире давать китайцам российское гражданство и стремиться ассимилировать их в российское общество, ориентируясь при этом на более качественную (т.е. более образованную и более квалифицированную) мигрантскую прослойку, которая сейчас, к сожалению, слабо представлена в составе китайских мигрантов.

  • Нужно активнее давать китайцам вид на жительство при этом всячески добиваться того, чтобы не возникали национальные гетто. При этом создавать то, что на английском называется «rolemodel», то есть работать придется. Австралийский вариант, он очень хороший, потому что сам прожил в Австралии практически десять лет, и общаясь в основном с китайской эмиграцией в Австралией, знаете, действительно нет никакой дискриминации. Необходимо продумать программу ассимиляции китайцев. (Андрей Ланьков, независимый эксперт, г. Сеул).
  • На практике провозглашенный мультикультурализмоборачивается своей противоположностью – ассимиляцией. Пусть в Австралии она проводится в мягких перчатках, сути своей от этого не меняет. И осуждать австралийскую национальную политику я не берусь – как не берусь осуждать “пролетарский интернационализм” бывшего СССР. Государство – оно ведь нюансов не учитывает. Оно действует просто и решительно, как асфальтовый каток, по природе не склонный к сентиментальности. Сохранять реальное разнообразие культур с государственной точки зрения невыгодно, а подчас и опасно. Ведь страна – это как семья. Если в ней начинается плюрализм, значит на горизонте забрезжил развод. Народ должны скреплять единые ценности, а то получится лебедь, рак да щука с известным результатом. А единые ценности диктует тот, чьи позиции в стране сильней (Татьяна Габрусенко, «О мифах мультикультурализма в Австралии», Русский журнал).
  • На Дальнем Востоке существует нелегальная иммиграция, и как бы на позитивный момент тот, что на пустынные земли приходят люди и начинают как-то их обрабатывать, заниматься, накладывается негатив нелегальной иммиграции. На самом деле это все исправляется очень просто – иммиграция должна быть легальной и регулируемой (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г.Москва).

К названным трем экономическим нишам следует, очевидно, добавить четвертую, включающую себя китайцев, занятых незаконным сбором биоресурсов, о чем уже говорилось выше. Об этой полукриминальной нише мало что известно. Численность ее, скорее всего, не велика, однако наносимый вред может быть очень большим.

  1. Проблемы безопасности россиян в Китае и китайцев в России

По общему мнению экспертов, проблема безопасности россиян в Китае не существует, поскольку Китай – безопасная для жизни страна. Конечно, в Китае, как и в любой стране, могут случиться какие-то эксцессы, но в целом россияне и другие иностранцы могут спокойно ходить по улицам и спокойно заниматься своими делами, если эти дела не вступают в противоречие с китайским законодательством.

  • В Китае проблем у русских, да и у остальных, с безопасностью нет (Николай Арзамасцев, Президент Российского-Китайского Технопарка, г. Москва).
  • Проблем безопасности россиян в Китае не существует. Это я совершенно точно могу сказать. Там у них очень хорошо работает полиция. Я это Вам могу сказать по своему опыту во время пребывания в Китае, что на Юге, что на Севере, даже выходя на улицу ночью. И не слышал о том, чтобы кто-то из русских с этими проблемами в Китае сталкивался (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • В Китае с безопасность. Все отлично. В 70-80-е годы в СССР, я помню очень хорошо, что мы не очень боялись на улицу выходить. Вот в Китае примерно сейчас также, все абсолютно спокойно, хотя конечно же какие-то отдельные инциденты встречаются, нас предупреждают, что будьте осторожны, не ходите и тому подобное. Но в принципе здесь все очень четко. Вопросов рэкета, вымогательства здесь просто не существует (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

К сожалению, проблема безопасности китайцев в России не является симметричной, поскольку Россия, по мнению экспертов, не является безопасной для китайцев страной.

Эксперты назвали три следующих аспекта этой проблемы:

– бытовая агрессия по отношению к китайцам со стороны “скинхедов” и других агрессивных молодежных группировок при отсутствии защиты со стороны милиции;

– агрессия и вымогательство по отношению к китайцам со стороны милиции и представителей других органов правопорядка;

– особые проблемы безопасности работающих в России представителей китайской деловой элиты.

Эксперты указывают на то, что даже единичные случаи агрессии против находящихся в России имеют в Китае широкий резонанс, значительно ухудшающий имидж России в восприятии китайцев.

А. Бытовая агрессия против китайцев

  • С безопасностью китайцев в России вообще кошмар. Сколько раз разговаривал с китайцами, они за головы хватаются, говорят: «Братцы, что же вы творите, по одиночке просто ходить невозможно». Это да, это огромная проблема, но я так понимаю, что это не китайская, а российская проблема. Связана она в первую очередь с возникновением нездоровой национальной розни, роста количества скинхедов, роста количества просто людей, которые готовы совершать криминальные поступки по отношению к кому-то, а здесь еще и есть цель, есть инородец некий, которого надо бить железным прутом по голове. Проблемы с безопасностью в России и у негров, и у китайцев, и у вьетнамцев, и у нас самих. Это очень тяжелая проблема, но опять же это проблема внутренняя, чисто российская (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Традиционно еще не очень хорошее отношение наших сограждан в настоящий момент к людям с другим цветом кожи, к людям другой национальности, пусть не повсеместно, но встречается такой момент (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Совсем недавно был случай, когда избили китайца в милиции. В Иркутске, по-моему, или в Новосибирске. Это же не единственный случай. Даже в консульстве этот вопрос поднимался, чтобы подобного больше не повторялось (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).

Б. Вымогательство со стороны милиции и других органов правопорядка

  • Безопасности китайцев в России – никакой. Несколько лет назад ко мне приезжали японские партнеры во Владивосток. Президент одной из крупнейших в мире корпораций по производству автозапчастей решил с референтом пойти «погулять по городу». В результате их забрала милиция. Основание: нет паспорта с собой и «похожи на китайцев». Увещевания референта (отлично говорил по-русски) позвонить русскому партнеру и что «мы не китайцы» – результатов не дали. Милиция ведет себя с китайцами по хамски (Игорь Мажаров, независимый эксперт, проект «Абирус», Хабаровск-Гуанчжоу).
  • Вот проблема безопасности китайцев в России существует. Проблема заключается, прежде всего, в том, что наша милиция очень любит спрашивать у всех регистрацию, кто в особенности цветом кожи не вышел, это раз. Во-вторых, действительно, есть такая проблема, что некоторое количество нелегалов, которые здесь зарабатывают деньги, чтобы там семью прокормить, деньги отсюда вывозят, поэтому милиция соответственно трясет всех, кто легально работает, кто нелегально работает (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Возьмем милиционера, который занимается миграционными вопросами. Ему сегодня китаец заносит пятьдесят долларов, он ему делает какое-нибудь разрешение или карточку. Проблема безопасности китайцев в России такая же как и у любых других предпринимателей.. Здесь их либо милиция «крышует», либо еще кто-нибудь (Сергей Санакоев, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г.Москва).
  • Безопасность китайцев в России – это та проблема, про которую надо перестать говорить, а просто сделать ее прозрачной, показать существо проблемы и решить ее в конечном итоге, потому, что складывается такое мнение, что о ней все давно говорят, но никто реально для ее решения ничего не делает или делает недостаточно. Эти наезды на китайских торговцев ни к чему хорошему не ведут и казну российскую не пополняют. И очень портят атмосферу двусторонних отношений, тем более, что у китайцев в большинстве случаев документы оформлены на граждан легально, часто серьезных оснований для придирок нет (Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • Со стороны милиции, пожарных и санэпидемстанции повышенное внимание к китайцам, попросту берут с них больше взяток (Александр Нагорный, аналитик, журналист, газета «Завтра», г. Москва).
  • Периодически возникают подобного рода инциденты. Вы, наверное, читали в газетах о том, что был инцидент в Иркутске, когда там произошли столкновения между китайскими рабочими и местными правоохранительными органами. Я не буду сейчас давать оценку, кто прав, кто виноват. Но хочу сказать, что подобные инциденты здесь находят отражение на страницах прессы, в китайских СМИ. И естественно, они формируют некий негативный образ России (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).

В. Проблемы безопасности деловой элиты

  • Все время звучит у них эта тема – это безопасность, безопасность жизни китайцев в России. В России проблемы есть, китайские партнеры мне приводили цифры: там всякие избиения, убийства. И поэтому они очень боятся. Особенно боится вот эта вот элита, которая уже вкусила интерес к жизни, да, и ей, вообще говоря, рисковать головой не очень хочется. Это та элита, которая находится в Китае, если бы она захотела делать бизнес в России, они попросту боятся за свою безопасность в России. Есть такие примеры, взять хотя бы примеры по университетам, а такой вот даже один или два-три случая, на них ведь можно сделать такую политику, и они, конечно, агитируют сильнее, чем любые благие призывы. Один случай избиений студента-китайца на них может повлиять сильнее всех агитаций и призывов, что они попросту не захотят приезжать в Россию и вести тут дела (Николай Арзамасцев, Президент Российско-Китайского технопарка, г.Москва).
  • Есть проблема, которую китайская сторона считает для себя очень важной и серьезной, это так называемая проблема личной безопасности и обеспечение законных прав и интересов китайских бизнесменов, тех же китайских инвесторов в России (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).
  • Все многочисленные рассуждения, которые ведутся публично людьми, не знающими, где на карте находится Китай, о «желтой угрозе» и так далее, это же здесь тоже находит определенный отклик, который не способствует, желанию поехать в нашу страну и там заниматься бизнесом. Зачем же они туда поедут, если их там будут избивать, если их там считают врагами? Это вопрос очень сложный и деликатный, но китайская сторона этот вопрос ставит достаточно принципиально. И здесь я хочу сказать, что иногда действия наших СМИ просто сводят на «нет» все усилия нашего МИДа, усилия Минэкономразвития и других органов (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).
  1. Проблема посредников в отношениях между российскими и китайскими деловыми партнерами

По мнению экспертов, признавших себя компетентными в этом вопросе, институт торгового посредничества в Китае существует, но он не является “проблемой” в том смысле, что это посредничество выполняет полезные функции и не является барьером в отношениях между российскими и китайскими деловыми партнерами. Такого мнения придерживаются все высказавшиеся по этому вопросу эксперты, и иного мнения не прозвучало.

Согласно высказываниям экспертов, институт торгового посредничества хорошо развит в Китае и является традиционным для этой страны. В современных условиях этот институт является связующим звеном между китайскими производителями и их внешнеэкономическими партнерами, причем не только российскими, но и всех остальных стран.

В Китае в настоящее время законодательно закреплен принцип лицензирования внешнеэкономической деятельности. Однако эксперты не склонны считать эту практику административным барьером, поскольку внутренний Китай с его особым языком, социокультурными особенностями и особенностями законодательства является настоящей terra incognita не только для россиян, но и для представителей многих других стран мира. Институт лицензируемых посредников, по мнению экспертов, страхует торговых партнеров от всевозможных недоразумений и благодаря этому снижает транзакционные издержки.

Китайские внешнеэкономические посредники ведут дела на английском языке и обладают квалификацией, необходимой для согласования правовых вопросов в рамках законодательства обеих стран и международных правовых норм. Значительную роль в организации внешнеэкономического торгового посредничества играют фирмы Гонконга, обладающего своим, более понятным для внешнеэкономических партнеров законодательством. Наряду с ними существует и большое количество собственно китайских фирм, обладающих лицензией на право вести внешнеэкономическую деятельность.

  • На самом деле иной раз без посредников как раз и не обойтись. Во многих случаях посредники – это те люди, которые объясняют, как вести дела в Китае На Тайване есть такая организация, она называется «Сетра». Это государственная организация, которая занимается предоставлением помощи тайваньскому бизнесу. Очень мощная организация, везде есть отделения, в частности есть и в России. Наверное, неплохо бы было создать такую же организацию и в России. Вот это было бы большим шагом вперед. Организация, которая бы поддерживала бы бизнес и его экспансию в другие страны (Владимир Лукашов, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции», г. Москва).
  • Многие китайские заводы, находящиеся в материковом Китае иногда и не могут по законодательным причинами, и не умеют по целому ряду причин работать с иностранцами. Не умеют, потому что у них менеджмент просто не англо-говорящий в принципе. менеджмент весь, абсолютно весь китайско-говорящий, им западные стандарты вообще непонятны. Но в таком случае им естественно разумно воспользоваться посредником, экспортно-импортной компанией какой-то. Через них гораздо работать проще. Есть какие-то законодательные ограничения, не все предприятия имеют экспортные лицензии. Этот институт посредничества еще и прописан в традициях Китая. Вот, например, вот посредничество в случаях закупок текстиля или одежды (Егор Миняев, ведущий эксперт Центра «ChinaCom», г. Москва).
  • Такие вещи совершенно необходимы, потому что идет очень сложная состыковка бизнес-схем и менталитета, и нужны профессионалы, которые могли бы, довольно быстро ориентируясь в этих вещах, состыковывать российских и китайских предпринимателей. Вопрос менталитета – это не простой вопрос, это очень серьезная вещь, потому что это разные, во-первых, это разная система мышления, это примерно также, как попытаться состыковать аналоговую систему с цифровой. Примерно вот на таком уровне, то есть здесь нужен не просто переводчик, а здесь нужна целая система адаптер, которая бы могла бы сглаживать определенные вопросы в переговорах. Иногда совершенно очевидный вопрос для российской стороны может оказаться довольно сложным для китайской стороны, может обсуждаться там несколько дней. А с другой стороны, китайские предприниматели переговоры ведут довольно тщательно, российские не могут выдержать, там переговоры идут в течение дня, а нашей стороне уже кажется, что ничего не получится, очень долго, все очень нудно, а на самом деле просто нужно набраться терпения и вести переговоры. У нас бывали случаи, когда переговоры шли по четырнадцать часов без перерыва. Поэтому это довольно вопрос серьезный, здесь нужны профессионалы, которые могут оказать действительно содействие (Сергей Санакоев, Председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества, г.Москва).
  • Я думаю, что все-таки приходится пользоваться услугами посредников. Отчасти это связано с языковым барьером, который составляет на сегодняшний день очень серьезную проблему. Не все китайцы хорошо знают русский язык, на котором почему-то привыкли разговаривать и вести переговоры наши бизнесмены. Не все наши бизнесмены, которые стремятся ветви дела с иностранцами, хорошо выучили хотя бы даже английский язык (Дмитрий Семенов, директор компании международных перевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • Посредники есть еще какого рода – северные провинции Китая, которые наши главные из китайских регионов партнеры, они исторически выполняли посреднические услуги между нашими регионами и китайскими южными (Владимир Портяков, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, г. Москва).
  • Все разговоры об этой проблеме так называемой надуманные. Связано это, во-первых, с полным непониманием китайской экономики. В Китае, в отличие от России, очень четко прописаны правила внешнеэкономической деятельности, эта деятельность регулируется государством достаточно жестко. То есть, не каждое предприятие имеет право заниматься внешнеэкономической деятельностью, существует система лицензий на право заниматься этим. Если эти организации, имеющие лицензии, называть посредниками, то проблема эта получается надуманной, потому, что эти организации при правильном ведении бизнеса являются оформительной частью и контролем со стороны государства за внешней экономической деятельностью. Вот и все (Дмитрий Микитченко, директор компании международных грузоперевозок ООО «СИЭЛ», г. Москва).
  • О том, почему наши и китайские бизнесмены не могут напрямую договариваться. Здесь есть много вопросов. Во-первых, наш бизнес только начинает осваивать по нормальному китайский рынок. Сейчас проявился наш интерес не только к поставкам из России товаров в Китай, но и очень большой интерес, он сильно возрос, это объективный фактор, к различного рода и закупкам из Китая, и налаживанию производственной кооперации, и привлечению инвестиций из Китая. Вот, надо сказать, что в этом процессе приходится преодолевать очень много барьеров. Это языковой барьер, включая практически полное незнание нашим бизнесом китайского рынка, традиций, обычаев страны, особенностей ведения бизнеса в Китае. Здесь работают разные посредники (Сергей Цыплаков, торговый представитель России в Китае, г. Пекин).
  • Есть достаточно много фирм, которые обеспечивают через Интернет поиск партнеров, у них поисковые системы. Они официально называются у нас информационно-аналитические компании. И вот эти информационно-аналитические компании или как они еще называют себя «бизнес-мосты», вот они посредники на многих направлениях, то есть они зарабатывают на том, что дают вот эту информацию. И достаточно много таких вот русско-китайских компаний у нас действует. Почему-то мне кажется, что такие вот компании наоборот способствуют развитию наших деловых взаимоотношений между нашими странами (Лариса Жебокритская, литературный редактор русскоязычного журнала «Партеры», г. Харбин).
  1. Барьеры, препятствующие развитию торговых отношений с Китаем

11.1. Перечень барьеров, выявленных при опросе экспертов

Слово «барьер» может пониматься в широком и в узком смысле этого слова: в широком это некие принципиальные препятствия, в том числе и фундаментальные, в узком – это некие технические препятствия, более или менее легко устранимые.

О барьерах в широком смысле слова эксперты говорили много. Фактически в этих высказываниях речь шла о факторах общей неконкурентоспособности российской экономики, не специфичных по отношению к Китаю. Этот вопрос был подробно рассмотрен выше.

Что же касается барьеров в узком смысле этого слова, то под словом «барьер» целесообразно иметь в виду те или иные препятствия, относящиеся к компетенции государства. Их не следует путать с теми или иными параметрами российской бизнес-среды, которая в силу своей неразвитости не использует многие имеющиеся возможности (вплоть до маркетинговых). Надо сказать, что многие эксперты и в интервью, и в аналитических записках Рабочей группы ЦСР смешивают эти понятия. Однако в данном разделе речь пойдет только о барьерах, относящихся к компетенции государства.

Необходимо отметить, что в высказываниях экспертов были выявлены упоминания о барьерах исключительно с российской стороны, тогда как барьеров со стороны Китая в имеющемся массиве экспертных интервью выявлено не было.

Среди барьеров, препятствующих торговле со стороны России, эксперты назвали следующие.

11.1.1. Запрет на ускоренное растаможивание грузов из Китая.

По правилам, введенным Федерально-таможенной службой, товары, поступающие из Китая, проходят усложненную, по сравнению с другими странами, процедуру таможенного оформления (к китайским товарам не применяется процедура ускоренного растаможивания грузов). Это приводит к значительному увеличению сроков растаможивания и к дополнительным затратам, которые делают невыгодным закупку целого ряда важные товарных позиций. Эксперт отмечает, что даже если такую процедуру признать оправданной для изделий легкой промышленности, то непонятно, почему эти правила распространяются на товары, предназначенные для промышленного потребления.

  • Основная проблема, чтобы увеличить торговый оборот с Китаем, это – действия таможенных органов Федерально-Таможенной службы (ФТС). По той новой системе деятельности в отношении грузов, произведенных в Китае, существуют процедуры, которые не позволяют применять ускоренную процедуру оформления деклараций. Это приводит к тому, что все, что связано с производством и поставками в Россию китайских товаров, и не только товаров народного потребления, но и оборудования, и материалов, и сырья, все это связано с долгой процедурой оформления, подтверждением таможенной стоимости, корректировок таможенной стоимости неоправданной, которые сегодня происходят в отношении китайских товаров. Это приводит к дополнительным затратам импортеров и получателей этих товаров и грузов, и к уменьшению товарооборота. Например, у нас есть крупнейший завод в регионе и в России, который делает электроды для металлургии, они получали сырье из Китая, и после введения этих сложностей с оформлением в 2004-05 годах, они перешли на другое сырье, не из КНР, хотя оно дешевле, а из Сингапура и Новой Зеландии. Это сырье проще растаможивать, проще происходит процедура оформления. По тем нормам и рискам, которые ФТС введены, все сырье должно проходить специальную процедуру – подтверждение таможенной стоимости, хранение, и т. д., и т. д. Сегодня без помещения на склад временного хранения китайские товары практически невозможно провести через таможенную очистку. Вот, представьте, десятки тысяч тонн угольного концентрата, которые получает наш завод, должны помещаться сначала на склад таможенного хранения, а потом перевозиться на завод. Получается, что транспортные затраты и затраты на хранение на таможенном складе, превышают ту разницу, которая есть у производителя китайского и производителя новозеландского и сингапурского. Возникает это потому, что у ФТС есть определенные преференции, хотя везде это и вписано, что товары из КНР растаможиваются с преференциями 25%, но есть определенные процедурные сложности, которые не позволяют быстро осуществлять товарооборот, как того бы хотелось импортерам и всем остальным.

Интервьюер: Почему это только на Китай распространяется?

Эксперт: Это вы у ФТС спросите. Это внутренние нормы, даже не те, которые входят в новый Таможенный кодекс, и они распространяются исключительно на поставки из Китая. К этим же проблемам относятся корректировки. То есть процедура, которая затягивается. Некоторые поставки, которые на наш завод идут, проходят таможенную очистку, чтобы Вы понимали, до 30 дней. Каждый день хранения на СВХ, это – достаточная сумма средств, которую должен выложить получатель. Кроме того, есть непонятная процедура определения таможенной стоимости. Есть несколько способов определения этой стоимости. Например, первый, на основании тех документальных данных, которые предоставляет контрактодержатель, сюда входит и инвойс и т. д. Основания для определения таможенной стоимости, есть инвойс, есть мировые цены и т.д. В отношении китайских и только китайских товаров ФТС или Управление таможенное предпочитают применять шестой вариант определения цены, т. е. берут цену на рынке внутреннем, отнимают 20 %, и это должна быть инвойсная стоимость, что, естественно не соответствует ценообразованию, потому, что от импортера до розницы может происходить изменение стоимости в разы. То же самое касается оборудования, его сертификации.

Интервьюер: А эти нормы и требования приняты именно таможенной службой России?

Эксперт: Да. Видите ли, так они борются за восстановление нашей легкой промышленности. Там борьба всякая ведется с контрафактной продукцией китайского производства, которая контрабандным путем поступает. На деле же ударило это все и по другим позициям. Почему-то введенные эти правила, они не разделяют потребности промышленного производства и ширпотреб. А разделять это надо. И все это реально разделить. Стояла бы такая задача (Микитченко Дмитрий Владимирович, заместитель руководителя департамента промышленности и предпринимательства администрации Новосибирской области).

11.1.2. Недостаточная самостоятельность регионов

в решении многих вопросов, поскольку эти вопросы отнесены к ведению федерального центра. Речь идет о лицензионной деятельности, продаже патентов, барьерах со стороны Минздрава, различных квотах т.п. По мнению эксперта, эти вопросы для начала необходимо проинвентаризировать.

  • Резерв повышения товарооборота – это расширение межрегионального сотрудничества. Я недавно был на предшествовавшем Харбинской ярмарке третьем форуме межрегионального сотрудничества России-Китая. Там я увидел, что наши представители Сибирского федерального округа, Дальневосточного федерального округа, они искренне заинтересованы в развитии торговых связей с Китаем, и они ищут все возможные пути в пределах тех возможностей, что у них есть. Что отрадно, они идут не только по наращиванию сырьевого экспорта, но и по пути возможности реализации все еще сохраняющегося на некоторых направлениях значительного советского задела по научно-техническому сотрудничеству, лицензионной деятельности, продаже Китаю патентов, лицензий и т. п. Мне кажется, что очень важно, как минимум, не мешать регионам, потому что существует множество барьеров, которые тормозят иной раз инициативу регионов. Это – недостаточная самостоятельность в ряде случаев, оглядки на Москву, искусственные барьеры со стороны Минздрава, экологическую чистоту поставок, разного рода квоты, – это все надо рассматривать в комплексе. Мне кажется, это нуждается в инвентаризации, в том числе применительно к задаче написания китайского доклада. Очень часто импульс, идущий от регионов, не получает адекватной поддержки из центра (Портяков Владимир Яковлевич, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН).

11.1.3. Проблема секретности научных и инновационных разработок.

Здесь отсутствует четкий правовой регламент, на основании которого можно было бы однозначно разграничить закрытые и открытые разработки, правомерное и неправомерное сотрудничество. Кроме того, многие эксперты говорят о том, что по многим направлениям режим секретности устарел и нуждается в смягчении.

  • У нас, конечно, кое-что осталось, но очень мало. Я, как бывший инженер авиационный, могу сказать, что в авиации на сегодняшний день, ну, у нас что, у нас гражданская авиация была крайне плохая, у нас была неплохая боевая авиация, истребители и истребители-бомбардировщики, и очень хорошее было вертолетное направление. Вот сейчас у нас фактически осталось только направление вертолетов. Истребительная авиация, истребительные бомбардировщики очень сильно начинают отставать от того, что делается в мире. Потом все эти процессы, физики, экологи, проданные секреты, все ведь это как-то не очень хорошо сказывается. Хотя, как я уже сказал, нет этого рынка инноваций. Поэтому здесь влияй – не влияй, ноль на что не умножай – все равно ноль получится (Лукашов Владимир Михайлович, ответственный секретарь МДО «Российские инвестиции»).
  • Я считаю, что путем состыковки с китайскими инвесторами можно создавать именно инновационные бизнес-системы. Вот наша наука плюс китайские инвестиции, они вместе могут дать вот эту вот составляющую, то, что мы называем рынком инновационной продукции. Здесь мы как раз взаимодополняем друг друга. Здесь, кончено, сразу же возникает проблема секретности. Это вещь, о которой я постоянно говорю. Мы собаки на сене. Самым натуральным образом. Для чего нам эти вещи нужны, я не понимаю. Они через несколько лет все равно перестанут быть секретами и станут никому не нужны совершенно. Я абсолютно согласен, что нам нечего здесь секретить, абсолютно нечего.То, что мы интересны Китаю только со стороны ВПК, это неправда, абсолютная неправда. Если у нас сосредоточено все именно в этой области, это другое дело. И здесь, во-первых, и в этой области мы участвовали в разработке определенной бизнес-системы, когда именно в военно-технической сфере и именно секретные вещи были, но мы состыковали и спецслужбы Китая и России по этому вопросу с тем, чтобы они совместно выработали ту коммерческую или там, я не знаю, тайную составляющую, которую нельзя высказывать. И они вместе это все создавали. Если нужно, если потребуется, то можно и это делать, если это выгодно и российскому ВПК, и китайскому. Но в основном-то речь идет о том, что в принципе-то можно говорить о конверсии военных вещей и о применении их в гражданских отраслях. И здесь какие могут быть секреты, я не знаю. Этот вопрос без сомнения решаем, здесь надо нам выработать стратегию, самая главная проблема – это отсутствие стратегии, элементарной стратегии по взаимодействию с Китаем(Санакоев Сергей Феликсович, председатель правления Российско-китайского Центра торгово-экономического сотрудничества).

11.1.4. Проблема «реэкспорта» из Гонконга.

Суть проблемы состоит в том, что по целому ряду исторических причин экспорт товаров из Китая осуществляется компаниями из Гонконга, который сегодня является частью Китая. Тем не менее, российские таможенные службы оформляют такие поставки как реэкспорт, что приводит к двойному взиманию тарифа.

  • Есть одна чисто физическая проблема, которая на сегодняшний день существует. Это то, что называется момент определения страны происхождения. У нас значительная часть импорта российского товаров народного потребления к нам все-таки еще идет через Гонконг. И я так думаю, что еще в перспективе там ближайшего десятилетия эта тенденция не будет изменяться. Дело в том, что Гонконг является отдельным субъектом международной торговли и отдельным членом ВТО. А когда гонконгская компания продает в Россию товар, то есть получает деньги гонконгская компания, а сертификат происхождения китайский, то есть страной происхождения является Китай, вот зачастую наши таможенные органы это рассматривают как предмет для взимания двойного таможенного тарифа, то есть рассматривают сделку как реэкспорт. Вот это вот как бы насущная проблема. Но последний раз я вот на прошлой неделе с нашим генконсулом в Гонконге господином Смородиным разговаривал, насколько он мне сказал, что есть некие подвижки в этом вопросе, хотя вопрос не до конца решен, что есть как бы и письмо таможне, но письмо, оно как бы вот законодательной функции не имеет. Поэтому в принципе, если бы было бы постановление правительства РФ, которое четко регулирует порядок торговли с Гонконгом, естественно страной происхождения ничего, кроме Китая, быть не может, потому что в Гонконге производства никакого своего-то не осталось, просто это должно быть зафиксировано в этом постановлении.Это было бы большим плюсом в облегчении не только российско-гонконгской торговли, но и российско-китайской торговли, потому что у нас огромное количество малых и средних компаний российских, которые выходят на китайский рынок, они выходят именно через Гонконг в силу того, что они не могут нанять людей, которые говорят по-китайски, в силу того, что совершенно непрозрачная законодательная база, которая на сегодня есть в КНР, опять-таки в силу того, что в Гонконге есть компании, которые действуют во вменяемом и понятном законодательном поле(Орлов Леонид Викторович, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга).

11.1.5. Проблема валютного регулирования, в том числе в части осуществления предоплаты.

Российские правила осуществления предоплаты затрудняют внешнюю торговлю, в том числе и с Китаем, делают неконкурентоспособными многие российские предложения.

  • Существует довольно серьезная проблема проплаты. То есть, до сих пор есть проблема того, что там российская компания, если она совершенно легальным образом хочет что-то закупить в Китае или где-либо еще, естественно, что у нее просят либо предоплату, либо аккредитив, а аккредитив сам по себе достаточно дорогой инструмент, вот, а предоплата по нашему российскому законодательству подразумевает то, что необходимо задепонировать сумму, равную предоплате, до момента получения груза. Поэтому какая-то если была бы тема страхования сделок двустороннего, которое освобождало бы российского импортера от того, чтобы он морозил эти деньги на тот момент, пока он физически не получит товар с таможенного склада или пока товар не придет в Россию к покупателю, это было бы тоже большим плюсом. Ведь все или практически все европейские страны, они имеют систему так называемых export-insures или import-insures, у нас такого нет. То есть, если российская компания ведет сделку, ей просто некуда обратиться. Российская компания свою сделку не может застраховать и, прежде всего она не может ее застраховать перед нашими фискальными органами. Фискальные же органы все время вменяют отток капитала или увод капитала, а фактом, что это не увод капитала является доставка товара на таможенную территорию РФ, а между проплатой и физической доставкой проходит два месяца, потому что обычно берут производство, то есть там производство две недели, отгрузка две недели, месяц контейнер идет, вот, пожалуйста, два месяца. Это тоже большая проблема (Орлов Леонид Викторович, руководитель представительства Совета по развитию торговли Гонконга).
  • У нас очень жесткое законодательство о валютном регулировании, например, о валютном контроле, которое не дает достаточной свободы действий. То есть, наша разрешительная система, которая требует бумажку буквально на все, она не дает такой возможности. А для того, чтобы все эти бумажки и разрешения получить, можно ходить по очень длинному кругу и не всегда с пользой, наш чиновник всегда найдет возможность по очень длинному кругу пустить, Вы сами понимаете, о чем тут речь (Миняев Егор Юрьевич, ведущий эксперт экспертного центра «China COM»).

11.1.6. Специализация российских таможенных пунктов на различных товарных группах, фактически снижающая пропускную способность таможни.

  • Про приграничные проблемы могу сказать, что это, скорее всего вопрос, который касается таможенных проблем. Во-первых, существуют некоторые ограничения по таможенному оформлению грузов, ввозимых из Китая, да и в целом из Юго-Восточной Азии, в том числе и из Китая. На мой взгляд, если действительно хотят как-то увеличивать товарообмен, то необходимо поспособствовать, как-то облегчить прохождение грузов через нашу российскую таможню. Наверное, эти ограничения стоило бы отменить. Именно упрощение порядка ввоза продукции из Китая позволил бы и увеличить и расширить поток определенной товарной номенклатуры, в частности тканей, обуви и электроники. По большей части они имеют отношение к местам оформления грузов, то есть существует определенный перечень таможенных постов, через которые эти грузы положено ввозить. Необходимо снять эти ограничения по таможенным постам(Семенов Дмитрий Евгеньевич, директор международной компании транспортных перевозок ООО «СИЭЛ»).

11.2. Проблема снятия барьеров как предмет дипломатического торга

Эта проблема не была включена в Техническое задание на проведение экспертных интервью и, по-видимому, недостаточно осознавалась на первоначальных этапах деятельности Рабочей группы.

Между тем, эта проблема относится к числу важнейших. Это хорошо видно из приведенного выше списка барьеров, названных российскими экспертами. Все они говорят о барьерах с российской стороны. Правда, многие эксперты говорили о том, что, с их точки зрения, с китайской стороны барьеров меньше или их вообще почти нет, но это еще не значит, что у России нет претензий или вопросов к китайской стороне.

Вопрос о снятии барьеров с российской стороны может быть решен либо в одностороннем порядке, либо в увязке с какими-то уступками с китайской стороны, которые должны быть выявлены. Причем эти уступки не обязательно должны быть симметричными, они могут касаться не барьеров, а каких-то других аспектов российско-китайских отношений.

Необходимо принять решение о том, какие барьеры Россия готова устранить в одностороннем порядке в силу того, что это выгодно в первую очередь ей самой, и какие следует «обменять» на соответствующие уступки с китайской стороны.

Необходимо также отметить, что “барьер” – это не всегда плохо, поскольку во многих случаях установление тех или иных барьеров вызывается государственной необходимостью (в качестве примера могут быть названы экологические барьеры, квоты на эксплуатацию биоресурсов и т.д.). Сегодняшняя практика торговых взаимоотношений с Китаем показывает, что в ряде случаев имеют место не только избыточные, но и недостаточные барьеры, которые необходимо усилить.

9. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙРОССИИ И ИНДИИ
(по результатам опроса экспертов) Москва 2006

СОДЕРЖАНИЕ

ОПИСАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. О качестве российского экспертного потенциала по вопросам развития российско-индийского сотрудничества
  2. О взаимном информационном вакууме в России и в Индии
  3. Главные интересы России в Индии
  4. Главные интересы Индии в России
  5. О формах сотрудничества России и Индии в советское время и о невозможности их реализации сегодня

5.1. Геополитическая схема сотрудничества СССР и Индии в годы «холодной войны»

5.2. Фактор «ностальгии» по прошлым временам, его влияние на оценки экспертов

5.3. Проблема рупийного долга

  1. Геополитический интерес России к Индии
  2. Геополитический интерес Индии к России
  1. Транспортный коридор Север – Юг

8.1. Железнодорожное сообщение

8.2. Проблемы функционирования российских морских портов

8.3. Возможности строительство нефтепроводов и газопроводов

  1. Энергетическое сотрудничество России и Индии (аспект нефти и газа)
  • Сотрудничество России и Индии как источник развития российских высокотехнологичных отраслей
  • Рынок по обслуживанию и модернизации индийских предприятий, построенных Советским Союзом
  • Проблема послепродажного обслуживания российских машин и оборудования
  • Строительство Россией в Индии объектов транспортной и иной инфраструктуры, в том числе метрополитенов
  • Емкость российского инвестиционного рынка и влияние этого фактора на развитие российских внешнеторговых отношений
  • Экспорт в Индию необработанных алмазов и совместная деятельность по их переработке
  • Интерес Индии к поставкам российских минеральных удобрений
  • Использование земельного ресурса России для реализации совместных проектов по производству продовольствия
  • О возможном интерес населения Индии к поставкам российского алкоголя
  • Россия как рынок сбыта для новых отраслей индийской промышленности
  • Россия как рынок сбыта традиционных индийских товаров

20.1. Колониальные товары

20.2. Текстиль и швейные изделия

20.3. Фармацевтическая продукция

  • О рынке программных продуктов
  • Объем экономического сотрудничества и объем товарооборота между Россией и Индией
  • Индийские инвестиции в Россию на уровне среднего бизнеса
  • О возможности привлечения в Россию индийской рабочей силы
  • Неразвитость банковских отношений между Россией и Индией
  • Таможенный барьер на пути индийских товаров в Россию
  • Схемы поставок индийских товаров в Россию через третьи страны
  • Визовый барьер для индийцев на российской границе
  • Проблема информационного вакуума и искаженного имиджа во взаимном восприятии России и Индии
  • Социокультурные особенности Индии, связанные с ведением бизнеса в этой стране

ОПИСАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Данное исследование было проведено исследовательской группой С.А.Белановского по заказу Центра Стратегических разработок.

Опрос экспертов был проведен методом глубокого интервью в апреле – июне 2006 г. Всего было опрошено 44 эксперта, из них 24 с российской и 20 с индийской стороны (в числе последних 7 в форме круглого стола).

Техническое задание на проведение исследования предусматривало углубленное изучение следующих четырех тем:

  • факторы, препятствующие взаимным инвестициям (из России в Индия и из Индии в Россию);
  • факторы, препятствующие взаимному проникновению рынков;
  • анализ рынка инновационной продукции;
  • социокультурные проблемы, затрудняющие развитие коммерческих отношений.

Кроме того, исследование предполагало выявление иных тем, которые эксперты считают важными.

Полные тексты экспертных интервью приведены в приложении к данному отчету. К ним подверстаны стенограммы двух научных конференций, посвященных развитию отношений России и Индии, а также ряд публикаций в СМИ, относящихся к теме исследования. При анализе результатов исследования все эти материалы использовались как единый информационный массив.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. О качестве российского экспертного потенциала по вопросам развития российско-индийского сотрудничества

Проведение данного исследования в определенной мере затруднялось тем обстоятельством, что, по мнению многих российских экспертов, российский экспертный потенциал по данному вопросу заметно уменьшился по сравнению с советскими временами. Ныне он оценивается ими как значительно меньший, чем, к примеру, российский экспертный потенциал по Китаю.

Причина такого положения дел экспертам видится в том, что за 15 постсоветских лет экономические и политические отношения между Россией и Индией в значительной мере были свернуты.

  1. О взаимном информационном вакууме в России и в Индии

И российские, и индийские эксперты постоянно отмечали наличие информационного вакуума и крайне слабую информированность стран друг о друге. По смыслу эти высказывания очень близки друг к другу, однако складывается впечатление, что за ними стоят несколько различные мотивации. Индийская сторона заинтересована в продвижении своих интересов в России. Поэтому индийские эксперты постоянно подчеркивают устаревшие взгляды россиян на Индию и новые возможности Индии поставлять товары в Россию. Что же касается российской стороны, то в высказываниях российских, а отчасти и индийских экспертов констатируется скорее отсутствие (или несформированность) интереса российского бизнеса к Индии (за исключением отдельных крупных российских корпораций).

  1. Главные интересы России в Индии

Среди высказываний российских экспертов преобладали три главные точки зрения относительно причин, по которым России необходимо стратегическое сотрудничество с Индией.

  • Индия необходима России как геополитический партнер.
  • Сотрудничество с Индией может поддержать российские высокотехнологичные отрасли.
  • В Индии существует рынок по обслуживанию и модернизации машиностроительных предприятий, построенных Советским Союзом.

Многие российские эксперты высказывали также мнение, что у России нет значимых экономических интересов в Индии, по крайней мере, в части увеличения взаимного товарооборота.

Российские эксперты отмечали также, что концепция сотрудничества с Индией в настоящее время не сформирована.

  1. Главные интересы Индии в России

В высказываниях и индийских, и российских экспертов звучало много мнений о потенциальных возможностях развития российско-индийского сотрудничества. Эти мнения не одинаковы по своей значимости и экономическому потенциалу. В связи с этим представляется необходимым выдвинуть на первый план те направления, которые индийская сторона рассматривает, как ключевые. Судя по высказываниям индийских, а также российских экспертов, существуют четыре сферы сотрудничества, представляющие главный интерес индийской стороны.

  • Обеспечение Индии стабильными поставками нефти и газа на длительную перспективу.
  • Импорт в Индию российских высоких технологий, по которым Россия в настоящее время сохраняет опережающие возможности. В первую очередь это касается ядерной энергетики, космических технологий (в том числе космических телекоммуникаций), отчасти традиционной электроэнергетики, и отчасти гражданской авиации.
  • Создание в России рынка сбыта новых отраслей индийской промышленности, в первую очередь продукции машиностроения, высоких технологий, предметов потребления для среднего класса.
  • Геополитические интересы Индии, ее заинтересованность в диверсификации экономических и политических связей с другими странами, создание противовеса как Западу, так и Китаю.

Среди других направлений сотрудничества, которое могут представлять интерес для Индии, эксперты называли следующие.

  • Экспорт в Индию необработанных алмазов или совместная деятельность по их переработке.
  • Строительство Россией в Индии объектов транспортной и иной инфраструктуры, в том числе метрополитенов.
  • Расширение экспорта в Россию традиционных индийских товаров (колониальные товары, текстиль, фармацевтика).

Высказывались и другие предложения, которые будут рассмотрены ниже.

В целом надо сказать, что интересы Индии в отношении сотрудничества с Россией прослеживаются в экспертных интервью намного более внятно, чем интересы России в отношении сотрудничества с Индией.

  1. О формах сотрудничества России и Индии в советское время и о невозможности их реализации сегодня

5.1. Геополитическая схема сотрудничества СССР и Индии в годы «холодной войны»

В годы «холодной войны» в основе экономического сотрудничества СССР и Индии лежали геополитические интересы СССР, направленные на противостояние США и НАТО, а также на поиск союзников среди стран третьего мира. Такая политика в различные периоды проводилась не только в отношении Индии, но и многих других стран – Китая, ОАР, Кубы и др. СССР поставлял в эти страны оружие, строил крупные индустриальные объекты, предоставлял значительные кредиты, и принимал оплату в товарах традиционного экспорта этих стран, причем со значительной отсрочкой платежей. Советские поставки и кредиты осуществлялись по ценам значительно ниже рыночных, а закупки традиционных товаров, как правило, по ценам выше рыночных.

Индия платила СССР не столько своими товарами, сколько направленностью своей внешней политики и лидерством в движении неприсоединения к военным блокам. Если рассматривать только экономический аспект сотрудничества, то оно было весьма выгодно Индии и не выгодно Советскому Союзу.

5.2. Фактор «ностальгии» по прошлым временам, его влияние на оценки экспертов

Хотя формы сотрудничества, существовавшие во времена СССР, объективно ушли в прошлое, российские и индийские эксперты постоянно ссылаются на них с некоторой ностальгией. Многие эксперты ностальгически называли объемы советско-индийского торгового оборота в советские годы и величину их падения в последующем. Объемы советско-индийского сотрудничества многими экспертами берутся за точку отсчета для оценки состояния сегодняшнего экономического сотрудничества.

Создается впечатление, что эта ностальгия свойственна даже высоко осведомленным экспертам (как российским, и индийским), и является психологическим фактором, доныне оказывающим влияние на мышление многих специалистов, а также, не исключено, что в какой-то мере и на реальную политику.

О ностальгических настроениях, бытующих среди российских экспертов, свидетельствует часто произносимая ими фраза: «Индию мы потеряли», зачастую не наполняемая конкретным экономическим смыслом.

5.3. Проблема рупийного долга

Все российские эксперты едины в мнении о том, что схема поставки традиционных индийских товаров в счет погашения Индией своего рупийного долга крайне невыгодна для России. Многие указывали на то, что в рамках этой схемы осуществлялось крупномасштабное воровство российских государственных средств. Однако ныне основная часть рупийного долга уже погашена. Это снижает актуальность данной проблемы.

В настоящее время между Россией и Индией на правительственном уровне достигнута договоренность о том, что оставшийся рупийный долг будет преобразован в инвестиции, которые Россия будет осуществлять в Индии. Практически все эксперты оценили эту меру как прогрессивную, позволяющую уйти от прежней неэффективной схемы клиринговых взаиморасчетов, обеспечиваемой поставками традиционных индийских товаров. Критических высказываний в адрес новой схемы не прозвучало. Однако, на наш взгляд, новая схема требует проведения отдельной экономической экспертизы.

  1. Геополитический интерес России к Индии

Геополитический интерес России к Индии в высказываниях российских экспертов является одной из главных мотивировок тезиса о необходимости расширять сотрудничество между двумя странами. Однако суть этого геополитического интереса в их высказываниях, как правило, не прослеживается. Формулировки о необходимости геополитического сотрудничества в основном носят абстрактный характер. В большинстве случаев никакие конкретные выводы из них в высказываниях экспертов не следуют.

Вопрос о наличии у России геополитического интереса к Индии требует ответа и на другой вопрос: должна ли Россия ради этого геополитического интереса продолжать в той или иной форме субсидировать экономику Индии или, ставя вопрос более широко, в той или иной форме жертвовать ради этого какими-то своими иными интересами. Ответ российских экспертов на этот вопрос следует считать отрицательным. В их высказываниях неоднократно звучал тезис о том, что внешнеэкономические отношения России и Индии должны строиться исключительно на основе экономической выгоды. Другой точки зрения не прозвучало.

Если геополитический интерес России не должен реализовываться в форме преференций индийской стороне, то в чем он состоит и в чем должен выражаться? В высказываниях экспертов можно найти два тезиса, в какой-то мере отвечающих на этот вопрос.

Тезис 1. России следует диверсифицировать иностранные инвестиции в Сибири, чтобы избежать доминирования какой-то одной страны (в первую очередь, очевидно, Китая).

Тезис 2. России следует диверсифицировать свое экономическое присутствие в мире, особенно в стратегически важных регионах, а Индия является именно таким регионом. Этот тезис звучал в высказываниях экспертов скорее косвенно, без полноценного раскрытия, но все же его можно рассматривать как озвученный экспертами аргумент.

В целом приходится констатировать, что геополитический аспект сотрудничества России и Индии часто звучал в высказываниях экспертов как основная мотивировка необходимости расширения сотрудничества, но именно этот аргумент оказался практически не концептуализирован.

В частности, оказался не концептуализирован вопрос о том, в чем состоит геополитический интерес России к Индии в связи с растущей экономической и военной мощью Китая. Фактор Китая как обоснование российского интереса к Индии упоминался экспертами неоднократно, однако каких-либо конкретных выводов из этого упоминания не прозвучало ни разу.

Вопрос о геополитическом интересе России к Индии требует серьезной проработки, как минимум, в трех следующих аспектах.

  • Существует ли геополитический интерес России к Индии?
  • В чем конкретно заключается этот интерес?
  • Если такой интерес существует, следует ли России в той или иной форме экономически его субсидировать или нет?

При рассмотрении последнего вопроса следует с особой тщательностью оценить формы не только явного, но и скрытого субсидирования, включая оценку различных форм упущенной выгоды, потерь от политически мотивированных решений и т.п.

  1. Геополитический интерес Индии к России

Геополитические интересы Индии в восприятии экспертов выглядят более понятными, чем российские. Индия заинтересована в диверсификации своих политических и экономических связей в многополюсном мире.

Индия не может позволить себе сделать основную ставку на сотрудничество с Западом, поскольку Запад на протяжении долгого времени поддерживал и продолжает поддерживать главного геополитического противника Индии – Пакистан. И хотя в последнее время в политике США наметились изменения, они не вносят кардинальных изменений в эту ситуацию.

На отношении индийцев к Западу сказывается историческая память о колониальной эпохе, которая жива до сих пор.

Другой центр силы – Китай – в середине имел с Индией серьезный военный конфликт, последствия которого не урегулированы до сих пор. По этой причине Индия вынуждена проводить сложную международную политику, балансируя между различными полюсами геополитических сил.

Для Индии важно, и все эксперты это подчеркивают, что Россия и Индия никогда в прошлом не имели военных конфликтов, но зато имели длительный опыт дружественных отношений.

По названным причинам Индия видит в России своего естественного геополитического партнера, сотрудничество с которым делает международное положение Индии более прочным.

Для упрочения отношений между двумя странами Индия, возможно, готова делать России определенные экономические преференции (в отличие от прежних времен, когда такие преференции делала Россия). России необходимо серьезно изучить этот вопрос.

  1. Транспортный коридор Север – Юг

Многие эксперты, высказавшие мнение о невозможности существенного расширения объемов экономического сотрудничества России и Индии, в первую очередь указывали на транспортные проблемы. Эти проблемы включают в себя три основных аспекта.

  • Железнодорожное сообщение из России в Индию, часто именуемое транспортным коридором «Север – Юг».
  • Проблемы морского транспортного сообщения, в первую очередь связанные с плохим функционированием российских портов.
  • Возможности строительства нефтепроводов и газопроводов в направлении «Север – Юг».

8.1. Железнодорожное сообщение

Эксперты говорят о том, что в настоящее время отправка грузов по железнодорожному коридору «Север –Юг» обходится дороже и дольше, чем отправка морским путем с пунктами назначения Новороссийск или Санкт-Петербург. Причина – отсутствие сплошной железнодорожной линии, наличие паромных и других перевалов. Создание сплошной железнодорожной линии требует значительных инвестиций, осуществление которых затруднено из-за нестабильной геополитической обстановки в регионе.

Вместе с тем эксперты считают, что работа железнодорожного коридора может быть существенно рационализирована и в существующем варианте за счет создания эффективной системы логистики. Достижение этой цели требует активизации соответствующих международных и коммерческих переговоров.

8.2. Проблемы функционирования российских морских портов

Эксперты отмечают наличие серьезных логистических проблем в российских портах Новороссийска и Санкт Петербурга. Данный вопрос будет раскрыт подробнее в окончательной версии отчета.

8.3. Возможности строительство нефтепроводов и газопроводов

Эксперты считают, что из-за геополитической нестабильности в регионе данный проект в настоящий момент не реализуем.

  1. Энергетическое сотрудничество России и Индии (аспект нефти и газа)

Энергетическое сотрудничество в плане поставок в Индию нефти и газа представляет собой главный интерес Индии в переговорах с Россией. Об этом говорят практически все эксперты, как с российской, так и с индийской стороны. Об этом же говорил и посол Индии в России в своем интервью российским СМИ.

Вместе с тем, все эксперты указывают, что прямые поставки энергоносителей из России в Индию крайне затруднены из-за описанных выше транспортных проблем. Эксперты указывают также, что Индия расположена в географической близости от регионов, богатых дешевыми нефтью и газом.

Некоторые эксперты видят выход в развитии танкерного флота, однако таких высказываний было не много.

Высказывалась также мысль, что Индия заинтересована в поставках из России сжиженного горючего газа. Хотя необходимо отметить, что мировой рынок сжиженного газа высоко конкурентен, поэтому интерес к таким поставка может проявляет не только Индия, но и, к примеру, США.

С учетом названных ограничений эксперты уточняют, что интерес Индии состоит не просто в закупке энергоносителей, а в обеспечении стабильности их поставок на длительную перспективу. С этой целью Индия стремится максимально диверсифицировать поставки, обеспечивая себе не только необходимые объемы энергоносителей, но и страховку от всевозможных кризисов, энергетического шантажа и других форс-мажорных обстоятельств.

В связи с этим интерес Индии состоит не столько в обеспечении физической доставки российской нефти и газа, сколько в получении прав собственности на определенные объемы энергоносителей, добываемых в России. Для достижения этой цели Индия крайне заинтересована в участии в инвестициях в российскую нефтедобывающую промышленность.

Что касается проблем транспортировки российских энергоносителей, этот вопрос в какой-то мере оказывается второстепенным. Не отменяя возможностей прямой транспортировки, эксперты указывают, что интересы Индии вполне могут быть удовлетворены за счет международных бартерных схем, с помощью которых принадлежащая Индии российская нефть может быть направлена, например, в Китай, а Индия взамен получит эквивалентное количество нефти, к примеру, из Ирака. Эксперты указывают, что такие схемы существовали еще в советское время, и вполне могут быть работоспособными в современных условиях.

Таким образом, главный интерес Индии в отношении российских энергоносителей состоит не столько в увеличении российских поставок нефти и газа, сколько в участии в инвестиционных п